Новости
Ракурс

На второй курс, господа!

Ведь именно на втором курсе студенты знакомятся с основами гражданского и уголовного права, то есть имеют возможность получить фундаментальные знания, нехватку которых многим так и не удается потом восполнить. Поэтому серьезность обучения на втором курсе создает прочный фундамент будущего профессионализма.

О такой «второкурсной реституции» приходится мне в последнее время говорить довольно часто. Сегодня она обусловлена вроде бы проблемами уголовного права и процесса, хотя на самом деле уходит корнями в цивилистику.

Начну со статьи 3 Гражданского кодекса Украины (ГКУ), в которой свобода предпринимательства отнесена к всеобщим принципам гражданского законодательства. Признаком предпринимательства является деятельность, основанная на риске, направленная на получение прибыли.

Риск предпринимательства как деятельности в целом и риск конкретного предпринимателя как лица, ее осуществляющего, разноплановый. Последнего ежедневно подстерегает перспектива неполучения платы за выполненную работу, а также запланированной прибыли, наложения взыскания на его имущество и даже банкротство. Его бизнес постоянно находится под пристальным взглядом завистливых лиц, в том числе тех, кто должен способствовать развитию предпринимательства.

А если к этому добавить еще и постоянную тревогу за свою жизнь и жизнь членов семьи, за свое личное имущество, которое может «случайно» сгореть, обобщенный портрет украинского предпринимателя получится не слишком радостным. Впрочем, кто не рискует, тот не пьет шампанского!

Фабула дела, заставившего меня взяться за перо, очень проста.

Старшим следователем Печерского УП ГУ НП в г. Киеве В. сообщено лицу 2 (которое является советником предприятия) подозрение в совершении преступления, предусмотренного частью 5 статьи 191 УКУ «Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением».

История этого «преступления» началась в 2012 году. По договорам в 2012–2014 годах Компания 1, в которой Лицо 2 работало в должности советника, и Компания 2 имели взаимные договорные отношения на сумму более 60 млн грн.

На протяжении 2017 года указанные компании также имели взаимные договорные отношения:

— от Компании 1 в Компанию 2 был поставлен товар на сумму 7,0 млн грн;

— от Компании 2 в Компанию 1 был поставлен товар на сумму 2,0 млн грн.

Это подтверждает, что между двумя компаниями существовали длительные договорные отношения. Проблемы между ними начались после того, как Компания 1 предъявила претензию по качеству товара, поставленного согласно договору от 2017 года, и остановила его оплату. В ответ Компания 2 отказалась от оплаты товара, поставленного ей по договору от 2017 года. В результате возникла взаимная денежная задолженность.

В тексте подозрения, согласованного с прокурором Киевской городской прокуратуры №6 Г., указано, что Лицо 2, «занимая должность советника по экономическим вопросам в Компании 1 и имея корыстный мотив, направленный на завладение имуществом в особо крупных размерах Компании 2, действуя умышленно, по предварительной договоренности с группой лиц с Лицом 1, которое является директором Компании 1, путем злоупотребления должностным лицом своим служебным положением, совершили такие уголовные противоправные действия при следующих обстоятельствах...»

Вот эти обстоятельства:

«В 2017 году, будучи знакомым с руководством Компании 2, понимая, что указанная Компания 2 занимается предпринимательской деятельностью на территории Украины, при неустановленных досудебным расследованием обстоятельствах у Лица 2 возник преступный умысел, направленный на завладение чужим имуществом в особо крупных размерах, принадлежащим Компании 2.

С этой целью Лицо 2 разработало преступный план, спланировало заключить с Компанией 2 договор купли-продажи товара без цели его дальнейшего выполнения и в результате завладеть товаром, принадлежащим Компании 2».

«С целью дальнейшей реализации своего преступного умысла Лицо 2 обратилось к Лицу 1 и предложило ему завладеть товаром Компании 2 путем злоупотребления последним своим служебным положением, при этом доведя Лицу 1 до сведения созданный Лицом 2 преступный план. На указанное преступное предложение Лицо 1 согласилось, в результате чего вступило с Лицом 2 в преступный сговор».

В этом подозрении несколько раз употреблено словосочетание «по предварительному сговору группой лиц». Это, вероятно, чтобы показать масштаб «преступного сговора»... жены и мужа.

В подозрении содержится ссылка на решение Хозяйственного суда от 2019 года, которым удовлетворен иск Компании 2 к Компании 1 о взыскании задолженности, штрафа, пени и инфляционных потерь, и отмечено, что, «несмотря на изложенное, Лицо 2 и Лицо 1 не оплатили их Компании 2, а обратили их в свою преступную пользу».

Заканчивается текст подозрения следующими словами: «Таким образом, Лицо 2 осуществило завладение чужим имуществом путем злоупотребления своим служебным положением, по предварительному сговору группой лиц, в особо крупных размерах, то есть совершило уголовное преступление, предусмотренное ч. 5 статьи 191 УК Украины».

И эти «перлы» юридического невежества демонстрирует нам столичная полиция заодно с прокурором. К тому же следователь настаивал на содержании Лица 2 под стражей, но суд избрал в качестве меры пресечения домашний арест.

В 1999 году в статье «Проект Уголовного кодекса глазами цивилиста» я уже обращала внимание на ошибочное восприятие презумпции невиновности. Должна повторить современным неофитам азбучные истины.

Первое проявление невиновности в том, что лицо считается не совершавшим определенное преступление.

А второе — в том, что лицо в случае доказательства совершения им противоправного поведения считается совершившим его без вины.

Опровержение презумпции невиновности может произойти только как акт правосудия (обвинительный приговор суда): суд признал лицо совершившим определенное противоправное поведение; суд признал его вину — умысел или неосторожность.

А между тем капитан столичной полиции В. все сделал сам, без обвинительного приговора суда: Лицо 2 осуществило, совершило и имело преступный умысел.

Неужели так должно выглядеть подозрение в совершении преступления? Господин следователь, а заодно и прокурор должны были бы ежедневно, пока не выучат наизусть, читать часть 5 статьи 12 ГКУ: «Если законом установлены правовые последствия недобросовестного или неразумного осуществления лицом своего права, считается, что поведение лица является добросовестным и разумным, если иное не установлено судом». В ней — презумпция порядочности поведения лица, касающаяся всех проявлений жизнедеятельности человека.

Господин следователь должен был бы иметь элементарное представление о сущности юридического лица:

— имущество юридического лица является его собственностью и не смешивается с имуществом учредителей или участников хозяйственного общества. Поэтому поставленный товар Компании 1 никак не мог превратиться в собственность Лица 2 и Лица 1;

— стороной в договоре, в том числе и купли-продажи товара, заключенном юридическим лицом, является именно юридическое лицо, а не Лицо 1 — его директор или, тем более, Лицо 2 — его советник по экономическим вопросам;

— долги, обусловленные невыполнением договора юридического лица, являются долгами именно этого юридического лица, а не работников Компании 1;

— особенностью общества с ограниченной ответственностью является то, что по долгам общества его участники могут отвечать только в пределах своей доли;

— удовлетворение Хозяйственным судом иска о взыскании задолженности с Компании 1 не создает для Лица 2 как физического лица обязанности его исполнения.

Пробелы в профессиональном образовании следователь В. пытается скрыть приписыванием себе дара Вольфа Мессинга: «При неустановленных следствием обстоятельствах у Лица 2 возник преступный умысел»; «С этой целью оно разработало преступный план, спланировало заключить договор без цели его дальнейшего выполнения»; «С целью дальнейшей реализации своего преступного умысла Лицо 2 обратилось к Лицу 1 и предложило ему завладеть газом Компании 2 путем злоупотребления последним своим служебным положением, при этом доведя до его сведения созданный им преступный план. На указанное преступное предложение Лицо 1 согласилось, в результате чего вступило с ним в преступный сговор».

Все это — гадание на кофейной гуще, не подкрепленное ни одним доказательством.


Преступный план, по задумке не думающего капитана В., должен возникнуть в голове именно Лица 2. Следствию это нужно было для того, чтобы сделать его организатором преступления, ведь в ином случае, не будучи должностным лицом и не имея соответствующих полномочий, оно не могло подпасть под действие статьи 191 УК.

Не такими ли «посадками» так озабочен президент?!


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.