Новости
Ракурс

COVID-19 изменил нашу жизнь. Навсегда?

Сидя за письменным столом в Вильнюсе, я смотрю на груду сваленных в углу карточек. Среди них пропуска ускоренного прохождения на посадку, карты доступа в бизнес-залы аэропортов, платиновые и премиум-карты авиакомпаний. Еще год назад эти карточки были на вес золота, теперь же они не только утратили всякий смысл, но и кажутся чуждыми мне историческими реликвиями. Их место в моем бумажнике занимают сегодня дисконтные карты супермаркетов и зоомагазинов (куда в последнее время я заглядываю чаще всего).

Моя жизнь вошла в новое русло и уже никогда не будет прежней. Мой последний вылет из Вильнюса состоялся год назад, и с тех пор я путешествовал исключительно на автомобиле и пароме. Чуть больше года назад в Вильнюсском аэропорту заказал новый пропуск ускоренного прохождения предполетных формальностей, но так и не забрал его. Сейчас пропуск уже просрочен, и я сомневаюсь, что когда-либо куплю его снова.

Разумеется, я не единственный, чья жизнь кардинально поменялась. И хотя сейчас в конце туннеля, похоже, появляется свет, вопрос заключается в том, останутся ли эти изменения с нами навсегда или же быстро исчезнут. В моем случае, как мне представляется, я знаю ответ. «Абнормальное» неожиданно обернулось для меня нормальной, упорядоченной жизнью, без пробуждения в четыре или пять утра, чтобы успеть на самолет в Лондон, а потом возвратиться домой через каких-то двадцать часов. Теперь мой день начинается с выгула собаки, нового и неожиданного источника счастья, а затем…

А затем, подобно многим, с учетом одного из не совсем нормальных аспектов этой новой «нормальности», которая, как хочется надеяться, скоро закончится, я перехожу из одной zoom-конференции в другую, не успевая переварить и выполнить оговоренные на них задачи. После шести или семи видеоконференций меня накрывает темное облако усталости, и омертвевший мозг жаждет чего-то другого, помимо одномерных лиц на экране компьютера. Больше всего меня выматывают учебные занятия — пресные мероприятия, лишенные настоящего человеческого общения, со студентами, отказывающимися включать свои камеры и не отвечающими на вопросы. Они лишь формально смотрят на свои экраны, не принимая в занятиях реального участия. Вы продолжаете вещать в черную дыру, не испытывая ни малейшего удовольствия от процесса обучения.

Безусловно, вынужденное введение онлайн-совещаний имеет свои преимущества, и я, например, пришел к пониманию того, что в прошлом многие мои поездки не были так уж необходимы и вполне могли быть заменены видеовстречами. С другой стороны, замечаю, как спустя год угасла моя собственная социальная жизнь, а невозможность увидеться вживую с потенциальными партнерами, коллегами или друзьями постепенно оказала на многих парализующее действие. Зачастую люди не являются полноценными участниками виртуальных встреч и используют zoom, чтобы ответить на е-мейлы или заняться домашними делами. Они периодически выключают камеру, чтобы скрыть свое неучастие и отсутствие реального интереса. Креативность, проистекающая из живых встреч, где новаторские идеи формируются в ходе общения за чашкой кофе или бокалом вина, по большей части исчезла. Взамен мы вихрем проносимся сквозь нескончаемую вереницу zoom-конференций в надежде на бокал хорошего вина в конце напряженного дня и, конечно же, на ежедневную вечернюю прогулку с недавно приобретенной собакой.

Психическое здоровье практически всех моих знакомых подверглось воздействию пандемии COVID-19, причем в большинстве случаев отрицательному. Кто-то, правда, наоборот, оздоровился, поскольку в жизни стало меньше стресса, вызванного поездками и пробками на дорогах. У людей появилось больше времени для длительных прогулок на природе, чтения книг или возобновления старых увлечений. В то же время были утрачены увлекательная составляющая путешествий, удовольствие от открытия новых направлений и социальный аспект международных конференций. Даже поездки на работу и домой имели свои преимущества, позволяя побыть наедине с собой и поразмышлять о жизненных вызовах. Во время пандемии появилась новая «причуда» — так называемая имитация поездок на работу (fakecommuting), когда вы делаете вид, что идете на работу, а вместо этого гуляете по окрестностям своего района. Работа из дому приводит к тому, что существенное разделение между домом и офисом стирается, и вот, еще не успев выпить свой первый кофе, вы уже начинаете утро с загрузки электронных писем. Это чревато привыканием и так же опасно, как курение или злоупотребление алкоголем.


Прошлой весной еще трудно было однозначно предсказать последствия для психического здоровья введенных в рамках пандемии ограничений — новая реальность вызывала эмоциональный подъем, zoom-конференции казались забавными и были своего рода исследованием неизвестного. Когда Федерация «Глобальная инициатива в психиатрии» и Университет Витаутаса Великого инициировали кампанию «Вместе на расстоянии» против термина «социальное дистанцирование», пытаясь заменить его концепцией физического дистанцирования и социальной солидарности, многие отнеслись к этому с сомнением. Кампания была воспринята как игра слов, а не как предупреждение о серьезных последствиях ограничений для всех нас и в первую очередь для тех, кто и без того находился в социальной изоляции. Сегодня, почти год спустя, практически все средства массовой информации сообщают о проблемах психического здоровья, связанных с пандемией COVID-19. Проводятся многочисленные исследования, создаются комиссии для детализации последствий пандемии и разработки способов смягчения этих последствий.

Иными словами, сегодня стало очевидно, что «новая норма» вовсе не так уж нормальна. Как бы мы ни старались убедить себя в том, что COVID-19 послужил нам сигналом к устранению некоторых самых скверных эксцессов доковидной жизни, мы все-таки подсознательно надеемся на хотя бы частичное возвращение «старой нормы», дабы получить шанс привести в порядок собственное психическое здоровье. Не сомневаюсь, однако, что возвращение к этой норме займет годы, и некоторые шрамы от коронавирусной пандемии останутся с нами навсегда.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.