Новости
Ракурс

Казус Фрай: несовершенство законодательства или правоприменение хромает?

16 авг 2021, 09:02

Обнародованная на портале ГП «СЕТАМ» статистика свидетельствует, что всего 15% электронных торгов оказываются успешными. То есть 85% (!) заявленных торгов или не состоялись по разным причинам (например, нет желающих на выставленный лот, поэтому его нужно снять с продажи и переоценить, или же должник, чье имущество должны были продать, успел через суд добиться запрета на его отчуждение) либо признаны недействительными уже постфактум в судебном порядке. Львиная доля неуспешных торгов приходится на случаи, когда на продажу выставляются квартиры или автомобили граждан, приобретенные в кредит и не выплаченные. Продать арестованную за долги квартиру, являющуюся единственным жильем гражданина, особенно если в ней зарегистрированы несовершеннолетние дети или лицо с инвалидностью, практически невозможно, это априори незаконно. Любой суд признает такие торги недействительными. В случаях, когда лотом является объект коммерческой недвижимости, бывает, что торги признаются в судебном порядке недействительными, потому что некоторое заинтересованное юридическое лицо не смогло принять в них участие, хотя и пыталось (в качестве примера постановление ВСУ от 18.07.2018 года по делу №758/824/17). Однако в уже знакомой нашим читателям истории с добросовестным приобретателем универмага в Радомышле — ООО «ТЦ Фрай» торги были признаны недействительными по совсем другой причине.

Купил? Теперь отдай назад!

Прежде всего разберемся, что такое публичные или электронные (в законодательстве пока нет единой формулировки) торги. И каковы правовые последствия признания этих торгов недействительными? Формальная логика подсказывает, что любые торги или аукцион — это всего лишь борьба за право стать покупателем товара, а не сама сделка купли-продажи. В некоторых национальных законодательствах эти понятия разделены, и признание торгов недействительными не приводит к ничтожности самой сделки купли-продажи. В нашем же законодательстве долгое время не было четкого определения, что такое публичные торги и какие нормы материального права следует применять к таким сделкам, пока этот пробел в правовом поле не ликвидировал Верховный суд, который несколькими своими постановлениями (начиная с 24 октября 2012 года) признал публичные торги одной из форм сделки купли-продажи имущества. А такие сделки можно оспаривать и признавать недействительными или ничтожными. Следовательно, куплю-продажу арестованного имущества должников через ГП «СЕТАМ» приравняли к любой другой торговой операции, несмотря на то, что такая продажа осуществляется в рамках исполнительного производства по решению суда.

Что с этим не так? Покупатель имущества на СЕТАМ, то есть добросовестный приобретатель, уже не защищен железной нормой статьи 388 Гражданского кодекса Украины, которая гласит, что имущество не может быть истребовано от добросовестного приобретателя, если оно было продано в порядке, установленном для исполнения судебных решений. Зачем тогда вообще существует эта норма Гражданского кодекса? Давайте скажем прямо, что права добросовестного приобретателя у нас ничем не защищены, и нормы статьи 41 Конституции Украины и статьи 321 ГКУ, предусматривающие, что право собственности является нерушимым и никто не может быть противоправно лишен этого права или ограничен в его осуществлении, — это пустой звук.

Случаи, когда победитель торгов, уже заплатив полную стоимость лота, налог в Пенсионный фонд и вознаграждение продавцу, оставался ни с чем, не единичны. О таких ситуациях покупатели, которым не повезло, делятся на форуме самого ГП «СЕТАМ».

«В нашем случае торги по решению суда признаны недействительными. СЕТАМ обещает вернуть взнос, но это только 5%! А исполнительная говорит: ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ СУД! Более того, говорит, что денег у них нет. Если у кого были такие ситуации, опишите плиз. Или как действовать в данном случае?».

«В моем случае, уже после торгов, суд отменил опись и арест имущества. Деньги исполнитель вернул (хотя тоже говорил, что только через суд). Возможно, давление на него сыграло роль. А вот СЕТАМ — нет, хотя акт приема-передачи имущества подписан так и не был. Якобы нет оснований, хотя еще не вникал в суть их отказа. Но вся эта возня с ГИС заняла месяца два-три, а то и больше».

«В нашей ситуации мы оплатили, уплаченные нами средства были распределены ГИС между кредиторами должника. Должник обжаловал торги, выиграл суд. Теперь возвратил себе право собственности. Его кредиторы отказываются добровольно возвращать деньги в ГИС. Типа, они ВЕРНУТ, если ГИС обяжет их вернуть по решению суда. ГИС говорит, что у них денег для возврата нам нет. Лохотрон какой-то получается».

«В моем случае исполнитель тоже говорил, что деньги перечислил кредитору (банку), и вернуть их можно только через суд. Но потом сказал, что они находятся на счету ГИС. Возможно, поэтому я еще легко отделался. На основании чего он их возвращал — в детали я не погружался. Вернули — значит, все ок».

«Уплаченные нами средства должна вернуть Государственная исполнительная служба, но в решении суда, где обжалованы торги, нет трактовки «вернуть уплаченные средства добросовестному приобретателю», то есть нам. Поэтому ГИС разводит руками, мол, они могут вернуть, если будет соответствующая трактовка в решении суда. Поскольку деньги ГИС перечислила кредиторам и сняла свои 10% комиссии, у нее наших денег нет. Поэтому они сами не знают, из каких источников они могут вернуть нам деньги. Это замкнутый круг! Кредиторы должника тоже не хотят возвращать деньги в ГИС — требуют также решение суда, то есть основания для возврата средств в ГИС».

Тем не менее у этих людей, жалующихся на действия государственных исполнителей и СЕТАМ, все же есть хоть какая-то возможность вернуть потерянные средства. Чего не скажешь об ООО «ТЦ Фрай», которое противоречивыми решениями двух судов было лишено малейшей возможности вернуть потерянные деньги.

Судейские аргументы

Если придерживаться хронологии, то первым судебным решением, нарушившим право ООО «ТЦ Фрай» на справедливое возмещение убытков, было постановление Кассационного хозяйственного суда в составе ВСУ от 10 февраля 2021 года.

Это постановление довольно объемное, и создается впечатление, что оно должно содержать детальное обоснование позиции суда (тем более что речь идет о суде высшей инстанции). Вместо этого там полно каких-то сентенций, вообще никак не объясняющих мотивацию судей при принятии постановления. Например, такое определение: «В соответствии с пунктами 5, 6 части первой статьи 3 ГК Украины общими принципами гражданского законодательства являются, в частности, судебная защита гражданского права и интереса, справедливость, добросовестность и разумность». Или такое: «Добросовестность (пункт 6 части первой статьи 3 ГК Украины) — это определенный стандарт поведения, характеризующийся честностью, открытостью и уважением интересов другой стороны договора или соответствующего правоотношения».

При этом судьи упоминают и определенные нормы, которыми должны были бы воспользоваться: «Толкование как статьи 3 ГК Украины в целом, так и пунктов 5, 6 части первой этой статьи гласит, что общие положения (принципы) гражданского права носят фундаментальный характер, и другие источники правового регулирования, в первую очередь, акты гражданского законодательства, должны отвечать содержанию общих принципов. Это, в частности, проявляется в том, что общие положения (принципы) являются по своей сути нормами прямого действия». Должны были воспользоваться, но не воспользовались, потому что проигнорировали такие нормы прямого действия, как статья 41 Конституции Украины и статья 321 ГК Украины, которыми предусмотрено, что право собственности является нерушимым. Никто не может быть противоправно лишен этого права или ограничен в его осуществлении.

Также мимо внимания судей прошла норма прямого действия, как и уже упомянутая выше статья 388 ГКУ. Вместо этого судьи воспользовались нормой, которую сам Верховный суд и продуцировал: о том, что электронные торги — это обычная сделка купли-продажи. Цитирую: «Правовая природа продажи имущества с торгов (аукциона) дает основания для признания (при наличии оснований) результатов таких торгов (аукциона) недействительными по правилам признания недействительными сделок, в том числе и на основании норм гражданского законодательства (постановления Верховного суда Украины от 29.06.2016 по делу №6-370цс16, от 14.12.2016 по делу №3-1406гс16 и от 02.10.2019 по делу №5006/5/39б/2012)».

Что интересно, в своем постановлении судьи кассационной инстанции признают, что «заявленное истцом требование хоть и соответствует предусмотренным законом способам защиты гражданских прав, однако по своей сути не приводит к восстановлению нарушенного права истца, считающего себя собственником помещения универмага, и для защиты которого он фактически обратился в суд, поскольку с учетом правовых последствий недействительности сделки, предусмотренных статьей 216 Гражданского кодекса Украины, удовлетворение этого требования не приведет к возврату истцу спорного имущества».

Тем не менее именно это постановление, которым торги в итоге были признаны недействительными, привело к следующему судебному решению — постановлению Северо-Западного апелляционного хозяйственного суда от 29 апреля 2021 года по делу №906/730/18, которым суд удовлетворил исковые требования бывшего владельца спорного универмага — Радомышльского районного союза потребительских обществ и вытребовал обозначенное недвижимое имущество у добросовестного приобретателя — ООО «ТЦ Фрай» в пользу Союза.

Еще об одном интересном моменте постановления хочется поговорить отдельно. В Украине нет прецедентного права, и это хорошо, учитывая то, что некоторые судьи позволяют себе очень свободную трактовку норм законов. Но у нас есть практика правоприменения: собирая определенное количество аналогичных по своей сути сложных в рассмотрении производств, Большая палата Верховного суда их анализирует и затем на своем Пленуме выносит постановление, в котором дает рекомендации судьям, как по закону нужно решать тот или иной спор. Поэтому ссылка на постановление Пленума добавляет судебному решению вес, подкрепляя правовую позицию суда. Вынося же постановление от 10 февраля 2021 года по делу №910/11305/18, судьи Егор Краснов, Григорий Мачульский и Виталий Уркевич, чтобы подкрепить свою правовую позицию, сослались на постановление Верховного суда от 23 декабря 2020 года по делу №639/7253/18, то есть на решение по аналогичному, на первый взгляд, делу.

Суть дела, на которое сослались судьи, такова: в январе 2018 года гражданин А. купил через ГП «СЕТАМ» автомобиль Nissan модели Х-Trail 2.5 CVT SE SG, который был арестован и отчужден у должника — гражданина В. по требованию ПАО «Укрсоцбанк» на основании исполнительной надписи нотариуса. В октябре 2018 года гражданин В. добился через суд признания исполнительной надписи нотариуса не подлежащей исполнению и начал судиться с СЕТАМ, государственным исполнителем, ПАО «Укрсоцбанк» и добросовестным приобретателем автомобиля, требуя отменить результаты торгов и возвратить его автомобиль из чужого незаконного владения. Первая и апелляционная инстанции ему отказали, а вот Верховный суд в конце 2020 года все-таки удовлетворил требования гражданина В. Хотя не все судьи были единодушны, один из них — судья Сергей Погребной написал по этому поводу обстоятельное Отдельное мнение, в котором выразил полное несогласие со своими коллегами. К некоторым постулатам из этого Отдельного мнения мы ниже вернемся.

Подобны ли эти два дела? Разве что на первый взгляд, поскольку речь идет о ГП «СЕТАМ» и добросовестном приобретателе. Но если разобраться, они совершенно не похожи. Начнем с того, что истцом по делу «ТЦ Фрай» выступил не должник, у которого было отчуждено имущество для последующей продажи, как в деле об автомобиле, а третье лицо, чье право собственности было потеряно более десяти лет назад. Должница — владелица универмага никоим образом не отрицала наличия у нее долговых обязательств, не обращалась по этому поводу в суд, как это сделал владелец автомобиля. В деле об автомобиле движимое имущество продали по исполнительной надписи нотариуса, которую впоследствии признали не подлежащей исполнению, тогда как продажа универмага проводилась по решению суда, и это решение не было отменено. Более того, как бы ни было жаль добросовестному приобретателю своей новой «лошадки», он наверняка получил назад свои деньги — или от Государственной исполнительной службы, или от Укрсоцбанка, если деньги уже были перечислены банковской структуре в счет погашения кредита. Не думаю, что получить назад свои средства было легко, возможно, пришлось обратиться в суд, но было хотя бы понятно, к кому должен обратиться покупатель и где могут быть его деньги.

Судьям стоило бы вспомнить другое судебное дело, где фигурировали районный и областной потребительские союзы, а также универмаг, приобретенный покупателем на законных основаниях.

Точь-в-точь

История, случившаяся в городе Бородянке Киевской области, до боли напоминает историю с универмагом в Радомышле. В Бородянке тоже есть универмаг, который в советское время принадлежал Бородянскому райпотребсоюзу. После обретения независимости, когда происходило переформатирование предприятий советских форм собственности, универмаг стал принадлежать ЗАО «СТ Бородянка» — правопреемнику Бородянского райпотребсоюза. В 2006 году здание универмага, разваливавшееся и требовавшее больших капиталовложений, продали новому владельцу, причем по рыночной стоимости, с соблюдением всех необходимых процедур.

За 15 месяцев новый владелец провел полную реконструкцию здания и сдал универмаг в эксплуатацию. Только после этого получил свидетельство о праве собственности. И тут на горизонте появился облпотребсоюз Киевской области, а точнее, его двойник — Киевский областной союз потребительских обществ, созданный в 1997 году известным кооперативным деятелем Владимиром Паком. Облпотребсоюз обратился в суд с иском о признании сделки купли-продажи универмага недействительной (мол, универмаг строил еще в 70-е годы прошлого века облпотребсоюз, а ЗАО «СТ Бородянка» не имело права его продавать) и получил положительный для себя результат. Как писали СМИ, представителем облпотребсоюза были поданы в суд поддельные документы, что и подтвердила Бородянская районная прокуратура. Впрочем, это правонарушение совсем не смутило судью Бородянского районного суда Антонину Миланич, которая удовлетворила иск облпотребсоюза-двойника. Судья как-то не сообразила, что юридическое лицо, созданное в 1997 году, никак не могло построить универмаг в 1970-е годы. Впоследствии спор вокруг универмага возобновился, судебное дело открыли по нововыявленным обстоятельствам, и настоящий собственник был восстановлен в своих правах собственности решением того же Бородянского районного суда от 10 октября 2014 года по делу №1006/4976/12 (судья Дмитрий Унятицкий). Как можно увидеть, отсуживать у собственников уже обновленные ими универмаги — это «сложившаяся практика» новых кооператоров.

Ударим виндикацией по реституции!

А теперь обратимся к постановлению Северо-Западного апелляционного хозяйственного суда от 29 апреля 2021 года, которым судьи Татьяна Филиппова, Галина Бучинская и Инна Розизнаная удовлетворили виндикационный иск Радомышльского районного союза потребительских обществ.

Судьи подчеркнули, что «обращение с иском об истребовании этого имущества в свою пользу является надлежащим и эффективным способом судебной защиты, что следует из положений ст.ст. 387, 388 ГК Украины, а также подтверждается выводами КХС ВС в постановлении от 10.02.2021 по делу №910/11305/18».

По мнению судей, истец лишился права на имущество помимо своей воли, и такое имущество может быть истребовано у приобретателя согласно правилам части первой статьи 388 ГК Украины. При этом неважно, сколько раз это имущество было отчуждено до того, как оказалось во владении последнего приобретателя. Судьи считают, что какие-либо другие способы защиты утраченных прав (а именно: оспаривание решений органов государственной власти или местного самоуправления, цепи договоров, других сделок в отношении спорного имущества и документов, удостоверяющих соответствующее право) не являются эффективным способом защиты права собственника. А эффективно, по их мнению, как было сказано выше, обратиться в суд с виндикационным иском.

Постановлением Кассационного хозяйственного суда Верховного суда от 10 февраля 2021 года по делу №910/11305/18 электронные торги по поводу реализации помещения универмага были признаны недействительными. В этом случае каждая из сторон обязана возвратить другой в натуре все полученное во исполнение этой сделки. Итак, ООО «ТЦ Фрай» должно возвратить помещение универмага в порядке реституции продавцу — Государственной исполнительной службе. Взамен получить назад свои деньги. Но постановление Северо-Западного апелляционного хозяйственного суда делает невозможным возвращение сторон недействительной сделки в первоначальное состояние.

Согласно части третьей пункта 10 Постановления Пленума Верховного суда Украины «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признании сделок недействительными», имущество может быть истребовано от лица, которое не является стороной недействительной сделки, путем подачи виндикационного иска, в частности от добросовестного приобретателя, — по основаниям, предусмотренным частью первой статьи 388 ГКУ. И только в этом случае возможно удовлетворение иска об истребовании путем применения норм статей 387, 388 ГК Украины. Несмотря на то, что ООО «ТЦ Фрай» является стороной сделки, которая была признана недействительной, и обязано вернуть помещение в порядке реституции на основании императивной нормы статьи 216 ГК Украины, помещение универмага было истребовано по виндикационному иску.

Помните, я обещала упомянуть об Отдельном мнении судьи Верховного суда Сергея Погребного в деле с автомобилем Nissan? Судья подробно обосновывал свою позицию, которая сводилась к следующему: «Применение таких двух способов защиты, как виндикация и признание договора недействительным с применением последствий недействительной сделки, является взаимоисключающим, поэтому невозможным». Очевидно, все же возможно. Но крайне абсурдно и очень несправедливо.

Постановление Краснова как прецедент

Напоследок хочется отметить, что постановление КХС ВСУ от 10 февраля 2021 года по делу №910/11305/18, которым кассационная инстанция немотивированно отменила предыдущие судебные решения, вынесенные в пользу добросовестного приобретателя ООО «ТЦ Фрай», вошло в «золотой фонд» дел КХС ВСУ. Теперь его вспоминают, цитируют и на него ссылаются другие судьи как на сложившуюся практику правосудия.

Вот, например, постановление от 28 апреля 2021 года по делу №905/279/20 по иску Первичной организации профсоюза работников государственного предприятия «Угольная компания «Краснолиманская» к ГП «Угольная компания «Краснолиманская» и третьему лицу — Министерству энергетики Украины о признании недействительным и отмене устава.

Казалось бы, что общего у этого дела и дела ООО «ТЦ Фрай»? Практически ничего. Но судьи сослались в том числе на «постановление судьи Краснова» как на сложившуюся практику правосудия, аргументируя свою позицию. Цитирую: «Обращаясь в суд, истец по своему усмотрению выбирает и способ защиты его прав и интересов (постановления Верховного суда от 13.04.2021 по делу №904/2344/19, от 10.02.2021 по делу №910/11305/18, от 11.02.2021 по делу №922/109/19, от 26.01.2021 по делу №907/18/18, от 23.12.2020 по делу №910/2284/20)».

Еще одно постановление КХС ВСУ, в котором судьи также ссылаются на «постановление судьи Краснова», в отличие от предыдущего, имеет общие черты с делом «ТЦ Фрай», поскольку речь идет о признании торгов ГП «СЕТАМ» недействительными. Речь идет о постановлении от 25 февраля 2021 года по делу №910/4848/20.

Коротко о сути дела. ООО «Софитра» подало иск к ГП «СЕТАМ» и государственному исполнителю с требованием признать недействительными проведенные 6 апреля 2020 года электронные торги по продаже объекта недвижимого имущества — двухкомнатной квартиры. Решением Хозяйственного суда города Киева от 6 августа 2020 года, оставленным без изменений постановлением Северного апелляционного хозяйственного суда от 16 ноября 2020 года по делу №910/4848/20, иск был удовлетворен. Торги были признаны недействительными.

Удовлетворяя исковые требования, местный суд, с которым согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что спорные торги проведены во время действия запрета на совершение любых действий со спорным недвижимым имуществом в соответствии с постановлением Хозяйственного суда города от 4 октября 2020 года по делу №910/13787/19, то есть реализация имущества была проведена с нарушением требований действующего законодательства.

Что же решил суд кассационной инстанции? Он отменил решения предыдущих судов, направив дело на новое рассмотрение! Аргументируя свое решение, судьи КХС ВСУ привели следующий аргумент: «Согласно сложившейся практике Верховного суда при решении спора о признании недействительными результатов торгов (аукциона) необходимо установление того, имело ли место нарушение требований порядка и других норм законодательства при проведении электронных торгов, повлияли ли эти нарушения на результаты электронных торгов, имело ли место нарушение прав и законных интересов истца, оспаривающего результаты электронных торгов (постановления Верховного суда от 13.03.2018 по делу №911/494/17, от 11.06.2019 по делу №920/1316/14, от 26.09.2019 по делу №11/19, от 18.08.2020 по делу №5023/4363/12, от 10.02.2021 по делу №910/11305/18)».

В деле №910/4848/20 кассационная инстанция отменила решения предыдущих судов, признавших торги недействительными, тогда как в деле №910/11305/18, напротив, отменила решения, признавшие торги действительными. Причем права ООО «ТЦ Фрай» были действительно нарушены, поскольку оно является добросовестным приобретателем имущества, а права ООО «Софитра» — нет, потому истец в деле №910/4848/20 не покупатель, а только один из участников торгов, претендент на право быть покупателем.


Прекрасная «сложившаяся практика», а главное — универсальная! С помощью одного и того же аргумента можно принять диаметрально противоположные решения в двух аналогичных по сути делах.

Не жалуйтесь на законодательство, оно у нас нормальное, даже в чем-то образцовое, но правоприменение, несмотря на судебную реформу, продолжает хромать.

Любовь СТАРКОВА


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.