Новости
Ракурс

Зачистка памяти

Советская мифология многие реальные события замещала не существовавшими. И карательная система той страны выискивала и сепарировала тех своих граждан, которые не хотели соглашаться с такими мифологическими подменами. Наказывая таких неосторожных и несогласных различными мерами наказания, вплоть до смертной казни.

В  годы так называемой хрущевской оттепели страна узнала, пусть и частичную, правду о массовых репрессиях сталинского периода. Но даже в эти относительно светлые и мягкие времена тема сознательного умерщвления голодом миллионов граждан была закрыта абсолютно. Разумеется, в украинских семьях оставалась  память об ужасах Голодомора, но она проговаривалась шепотом. С просьбой к детям не рассказывать об этом в присутствии чужих людей.

Люди, говорившие о Голодоморе вслух, преследовались нещадно. Для этого карательные органы использовали статьи уголовного кодекса УССР о клевете – 62 и 187-1. А также так называемые психиатрические репрессии как судебного, так и внесудебного характера. Сегодня мы знаем, что следователи, формировавшие следственные дела этих «клеветников», зачастую искренне верили официальной советской пропаганде о том, что никакого массового голода с людоедством и трупоедством  в советской Украине никогда не было. Информация из-за рубежа, поступавшая по радио, мощно глушилась.

К сожалению, сегодня мы не можем определить, какое количество советских граждан было репрессировано в Украине по причине распространения "клеветнических измышлений" о  массовом умерщвлении людей  голодом. Как клеветы с целью подрыва и ослабления советской власти (так – по статье 62 уголовного кодекса), так и обыкновенной, без цели подрыва клеветы (так – по статье 187-1). Если следственные дела, оформленные и переданные в суды аппаратом КГБ по статье 62 могут быть хотя бы частично проанализированы, то так называемые прокурорские дела по статье 187-1 почти недоступны по различным причинам. Более того, исследователь этой ужасающей практики рано или поздно осознает, что далеко не все исследуемые следственные дела и судебные приговоры так называемых клеветников прямо содержат информацию о Голодоморе. По-видимому, следователи и судьи получали указание максимально возможно не фиксировать такого рода «клевету», обвиняя человека по более простым, привычным эпизодам: слушание враждебных радиостанций, чтение Самиздата, распространение анекдотов антисоветского содержания и т.п.

Психиатрические репрессии, прошедшие через суд, также далеко не всегда оформлялись следователями КГБ. Поскольку правовой дискуссии в таких случаях не было, полемика адвоката и прокурора не осуществлялась даже формально. Отправленные в закрытые психиатрические «клеветники» исчезали из украинского общества, не имея ни конкретного срока наказания, ни хотя бы минимального права на собственную защиту. Там они подвергались постоянному «лечению» шоками и мощными нейролептиками.


Не менее ужасно обстояли дела у жертв внесудебных психиатрических репрессий. Их зафиксированное украинскими психиатрами по указанию КГБ антисоциальное поведение в форме клеветнических измышлений о якобы существовавшем Голодоморе вообще не имело никаких правовых доказательств и облекалось в многословие сугубо психиатрического оформления. К сожалению, медицинская документация в психиатрических учреждениях хранилась недолго, по этой причине исследовать такие репрессии прошлого невозможно.

Такая у нас была страна. И такое в ней государство. Тем не менее, мы обязаны исследовать свое прошлое.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.