Новости
Ракурс

Глава спецкомиссии по проверке судей: Мы не приносим жертву, мы ищем виновного

11 июл 2014, 13:23

Значительная часть заявлений, направляемых гражданами во Временную специальную комиссию по проверке судей общей юрисдикции (далее – ВСК), оформлена неправильно. В соответствии с законом, эти заявления не могут быть приняты к рассмотрению. В то же время сотни людей жалуются на судей, коррупцию в судах, неправосудные решения, однако это не относится к компетенции ВСК, перечень полномочий которой депутаты от широко разрекламированной идеи люстрации сузили к нескольким пунктам.

Расследование расстрела людей на Майдане, по большому счету, завершилось фиаско, в чем расписалась Временная следственная комиссия парламента. Но и после этого у многих остается надежда на иную сатисфакцию: возмездие судьям, которые беззаконно и безжалостно расправлялись с протестующими. Здесь ситуация иная, потому что судьи задокументировали собственную деятельность своими же решениями. Тем не менее, сам по себе этот факт вовсе не гарантирует ожидаемого обществом результата.

По предварительным оценкам главы ВСК Владимира Мойсика, в комиссию поступит около 5–6 тыс. жалоб. Речь будет идти примерно о 300–400 судьях. В том случае, если заявление будет оформлено надлежащим образом, в частности, будет четко указан пострадавший заявитель и назван конкретный судья.

Удивительно, но выполнить такие элементарные требования многие заявители оказались не в состоянии. Значительная часть заявлений, направляемых гражданами во Временную специальную комиссию по проверке судей, оформлена неправильно. В соответствии с законом, эти заявления не могут быть приняты к рассмотрению.

Именно такая халатность граждан вполне способна поставить крест на и без того довольно туманной перспективе привлечения судей к ответственности в соответствии с Законом «О восстановлении доверия к судебной власти Украины».

Справка

Полный перечень оснований проверки изложен в Законе Украины «О восстановлении доверия к судебной власти Украины».

Заявления о проведении проверки индивидуально определенного судьи юридические или физические лица подают в письменной форме в Комиссию на почтовый адрес Высшего совета юстиции Украины: ул. Студенческая, 12-а, г. Киев, Украина, 04050.

Заявления о проведении проверки должны содержать следующие сведения:

а) наименование (для юридических лиц) или имя (фамилия, имя, отчество для физических лиц) лица, подающего заявление, его местонахождение (для юридических лиц) или место жительства (для физических лиц), номера средств связи, адреса электронной почты (при наличии);

б) фамилия, имя, отчество судьи (судей), по которому (которым) должна быть проведена проверка, его должность;

в) полное наименование суда, в котором работает соответствующий судья (судьи);

г) обоснование необходимости проведения проверки соответствующего судьи (судей) с указанием судебных решений, составляющих содержание проверки судей в соответствии с требованиями закона;

г) перечень материалов, прилагаемых к заявлению.

К заявлению прилагаются копии судебного решения, принятого судьей, вынесенного по делам по вопросам, определенным в ст. 3 закона, а также копии решений апелляционной и кассационной инстанций по этим делам, если дело рассматривалось в апелляционном или кассационном порядке.

За справками обращаться:

e-mail: tsk@vru.gov.ua

тел. / 044 / 481-0648

Процесс привлечения судей к ответственности невозможен без нового Высшего совета юстиции и ВККСУ, которые неизвестно когда еще появятся на свет. Заработала лишь Временная специальная комиссия, мнение которой не является обязательным для ВСЮ, а носит лишь рекомендательный характер. Несмотря на такую усеченную функцию ВСК, совсем уж откровенно пренебречь, например, ее отрицательными вердиктами в отношении конкретного судьи, скорее всего, будущая ВСЮ все-таки не рискнет.

Перспективы появления на свет Высшего совета юстиции пока неясны. В частности, потому, что новейшие «правки» в Конституцию предусматривают очередное новшество в формировании ее состава. Несмотря на то, что ВСЮ вряд ли появится в ближайшем будущем, его отсутствие не мешает ВСК работать над материалами, которые уже начали активно передавать на рассмотрение граждане, по понятным причинам неравнодушные к судьбе отдельно взятых представителей Фемиды. Такие заявления уже исчисляются тысячами.

Еще один аспект, непосредственно касающийся перспектив проверки судей, — грядущее решение КСУ о соответствии Конституции закона о восстановлении доверия к судебной системе, чем совсем неспроста (мощь судейского и околосудейского лобби переоценить невозможно) озаботились без малого восемь десятков народных депутатов.

К сожалению, указанный закон действительно содержит положения, противоречащие Конституции. Но сегодняшние реалии таковы, что судьи КСУ неминуемо будут поставлены перед трудным выбором: констатировать этот факт и незамедлительно ожидать в гости взволнованную, недружелюбно настроенную общественность, подкрепленную «Правым сектором», или сделать вид, что таких нарушений нет.

В создавшейся общественно-политической ситуации, в которой правовые аспекты вовсе не являются определяющими (как это всегда было и раньше, только по несколько иным причинам), наиболее мудрым решением судей КСУ, руководствующимся инстинктом самосохранения, но не грешащим против истины, пожалуй, станет признание неконституционными отдельных положений закона, а не всего закона в целом. Но каким бы ни было решение КСУ, у ВСК есть шанс до его вынесения успеть обработать кое-какие материалы и передать их куда следует: то ли во Высший совет юстиции, то ли в Генпрокуратуру.

На общественных началах

В своих выступлениях на первом заседании ВСК ее члены демонстрировали энтузиазм. Хотя звучало это диссонансом в контексте всеобщего воодушевления, амбициозных планов т. д , но экс-судья Верховного суда Украины Юрий Кармазин логично усомнился в целесообразности того, что члены Комиссии будут целый год работать безо всякой компенсации. Потому что, например, адвокаты, на год вынужденные оторваться от хлебного дела, должны ограничиться исключительно моральным удовлетворением от общественно одобряемой миссии. Но так уж было задумано законодателями: те, кто будут проверять материалы, поступающие от обиженных граждан на обидевших их судей, на протяжении целого года почему-то должны будут работать бесплатно.

Люстрация и жертва

Практически в каждом выступлении членов комиссии звучал популярный сегодня, недавно обогативший наш активный лексический запас «неологизм» — слово «люстрация». Понятно, что само по себе данное слово до сих пор способно обеспечить аудитории состояние эйфории, и все-таки из уст членов Временной спецкомиссии этот модный термин звучал странно. Ведь невозможно предположить, что они не читали закона, на основании которого собираются работать, шесть месяцев принимая заявления от граждан, и целый год наводя ужас на судей, подвергаемых проверке. Тот самый закон, в котором о люстрации вообще ни слова и который не является люстрационным по своей сути.

На реплику «Ракурса» о том, что создается впечатление, будто члены Комиссии не имеют четкого представления о том, что такое люстрация, закона о которой нет, а что такое проверка, предусмотренная законом о восстановлении доверия, Владимир Мойсик ответил: «Это не люстрация, вы правы. Люстрация — это очищение через жертву, а мы не приносим жертву. Жертва невинновна, а мы ищем виновного. Мы говорим о решениях, которые надо проверить по фактам обслуживания преступного режима, и не более».

«Система не поддается взлому и реформированию»

В. Мойсик: «Закон ограничивает Комиссию в отношении судей, которых можно проверять. Речь идет только о тех судьях, которые наказывали участников Майдана, Автомайдана, членов правительства Юлии Тимошенко, которые вмешивались в избирательный процесс 2012 года после его завершения, когда они лишали мандатов народных депутатов, принявших присягу. Люстрация касается еще тех судей, чьи решения попали в Европейский суд по правам человека и были признаны незаконными, нарушившими некоторые статьи Конвенции по правам человека. Таких судей будет касаться работа нашей комиссии.

Если к нам поступят жалобы на других судей, это не означает, что мы будем выбрасывать их в корзину. Все жалобы будут прочитаны, проверены, и мы скажем заявителю: мы ограничены законом, и передаем вашу жалобу для рассмотрения в общем порядке.

Наша комиссия не является окончательным органом, решающим судьбу судьи. Его судьба будет решаться Высшим советом юстиции, и только его решение подлежит обжалованию судьей. Но подчеркну, что перед нашей комиссией, а также перед Высшим советом юстиции, судья невиновен. Мы должны судью оберегать и защищать, пока в отношении него не вынесено решение суда после решения Высшего совета юстиции. Мы должны оберегать независимость судей, а не только наказывать».

Что касается перспектив начала работы нового Высшего совета юстиции, В. Мойсик был не слишком оптимистичен, отметив, что в лучшем случае это произойдет не раньше осени: «Сейчас нарабатывается новый текст изменений в Конституцию Украины, в соответствии с которым формирование ВСЮ происходит иначе. Согласно этим изменениям, его формируют только президент, Съезд судей Украины и ВРУ — по пять членов от каждого, три человека по-прежнему будут входить в ВСЮ по должности. Это генеральный прокурор, министр юстиции, председатель Верховного суда. Если Высший совет юстиции не будет создан до начала конституционного процесса, думаю, это затянется до весны.

Сейчас в Высшем совете юстиции находится более 200 заявлений. Полторы тысячи заявлений готовится к передаче в комиссию из Комитета по верховенству права и правосудия, есть такие заявления и в других парламентских комитетах. Есть уже тысячи заявлений в адрес комиссии, однако не все они касаются предмета нашей деятельности.

Столпы судебной системы упираются, сопротивляются, не дают себя сломать, не дают себя проверить. Есть не только два иска: к Пленуму Верховного суда Украины и к правительственному уполномоченному по вопросам антикоррупционной политики, назначившим по пять членов ВСК. Помимо этого, есть представление 76 народных депутатов в Конституционный суд Украины. Есть законопроект, предлагающий предоставить бывшим членам ВСЮ и ВККС, которых уволили, люстрировали непосредственно законом, право вновь участвовать в выборах и вновь становиться членами Высшего совета юстиции и Высшей квалификационной комиссии. Система не поддается взлому и реформированию. Утверждаю это как участник Съезда судей. Закон изменил квоты на Съезде, представительство делегатов, но ничего не изменил по сути.

Впрочем, мы начинаем свою работу и будем делать ее на «отлично». Чтобы она не была напрасной, нам должны помогать журналисты, общество. Нам некому передать ее результаты. ВСЮ уже четыре месяца не работает, а ВСК не хватает полномочий. Ей необходимы хотя бы полномочия ВККСУ в отношении судей низших звеньев. Все затормозилось, но это не вина членов нашей комиссии, ведь это не относится к нашим полномочиям».


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter


Загрузка...