Новости
Ракурс

Местные выборы — настроения граждан

Местные выборы в Украине пройдут этой осенью. Все тонкости новых правил их проведения как политические игроки, так и избирательные комиссии и сами избиратели узнают, скорее всего, в конце июня, когда Верховная Рада превратит один из нескольких законопроектов в закон о местных выборах. Отступать больше некуда: обещание изменить систему выборов на местах и открыть партийные списки прописано в коалиционном соглашении, там же обозначены и четкие сроки — первое полугодие 2015 года. Чего сегодня ожидают наши сограждане от местных выборов, стали ли украинские избиратели более ответственными?

Loading...

Ответить на эти и многие другие вопросы попытались специалисты социологической компании SocioStream AG, проведя 8–13 июня опрос среди украинцев. Больше половины опрошенных (55%) утверждают, что могут назвать имя местного депутата, в то же время 43% респондентов не знают, кто представляет их интересы. Оценивая результаты деятельности местных депутатов, почти каждый второй не удовлетворен их работой, 38% отзываются удовлетворительно, и только каждый десятый смог поставить работе депутата хорошую оценку.

На вопрос, когда стоит проводить выборы в местные советы, 54% ответили, что нужно полагаться на нормы Конституции и провести их в октябре этого года; каждый третий склонен к тому, чтобы отложить выборы до стабилизации ситуации в Украине, и только 16% желают скорейшего обновления местной власти. То есть треть украинцев хотели бы отложить местные выборы на неопределенный срок, притом что большая часть респондентов (73%) не удовлетворены направлением, в котором движется Украина. Таким образом, украинцы выступают за перемены, но не хотят выборов: у них нет уверенности, что это что-то изменит. У трети наших сограждан выборы ассоциируются с нарушением стабильности. Эти люди не доверяют местным элитам, а видят в них лишь коррупционную составляющую на местах. Большинство респондентов также выступают за сокращение количества местных депутатов: 69% однозначно «за», 18% — скорее «за».

Оценивая избирательную систему, большинство (62%) склоняются к мажоритарной (лучше голосовать за конкретного депутата в конкретном округе), за открытые списки выступают 25% (лучше голосовать за партийный список, но иметь возможность изменить порядок кандидатов в списке) и 11% доверяют закрытым спискам (лучше голосовать за список кандидатов, который формируют партии).

Социологи сетуют, что некоторые результаты исследования попросту противоречат друг другу. Часть украинцев не доверяет депутатам, но при этом выступают за «мажоритарку». Если вы не доверяете этим людям, то почему отдаете им свои голоса? Ответ прост. Потрепанное от частого употребления слово «децентрализация» вряд ли что-то означает для обычного украинца. Люди слышат о выборах по-новому, но что кроется за этим, им толком не объяснили. Когда респонденты говорят, что выбирают «мажоритарку», это вовсе не означает, что они против открытых списков — они просто не понимают, что это такое.

Сегодня избиратель все меньше доверяет политическим партиям, не хочет отдавать свой голос какой-то аморфной политической силе, которой, возможно, завтра уже не будет на политическом небосклоне, предпочитая голосовать за конкретного кандидата (иногда не гнушаясь взять за это вознаграждение), а потом требовать от него результативной деятельности.

Если местная элита знает, как выигрывать выборы по старой системе (заходить списком или «сеять» крупу), и не заинтересована в донесении новых правил игры избирателям, то новые игроки, к сожалению, еще не понимают, что именно в их интересах просвещать людей в вопросе децентрализации, рассказывать о новых правилах игры на выборах.

«Скорее всего, Украина войдет в выборы с неким состоянием анархии в головах избирателей, которые не будут понимать, как и за кого голосовать, — считает председатель экспертного совета SocioStream AG Александр Медведев. — Проблема власти в отсутствии обратной связи, коммуникации с обществом. Яркое доказательство этому — принятие закона о декоммунизации на фоне экономических проблем. Если это не идиотизм, то вредительство. Только идея переименования Днепропетровска поставила 70% днепропетровцев в оппозицию. Нужно ли это было делать сейчас?»

Научила ли Революция достоинства наших сограждан более ответственно относиться к выборам? Судите сами: несмотря на то, что 41% опрошенных не собираются продавать свой голос, понимая риск такой продажи, большинство все же намерены брать деньги. Вопрос только в цене: 22% оценивают свой голос в пределах 200–300 гривен, 13% — 300–500, 16% готовы проголосовать за нужного кандидата даже меньше чем за 200 грн. Бесспорно, на такой результат повлияла непростая экономическая ситуация, особенно это касается сельских регионов, где люди часто живут на грани бедности.

Несмотря на то, что немало украинцев готовы продать свои голоса, в отношении коррупции наши сограждане высказываются очень жестко: каждый третий из опрошенных считает, что коррупционеры заслуживают смертной казни, 41% полагает, что адекватной мерой будет пожизненное заключение, а 22% думают, что даже такие жесткие меры не смогут одолеть коррупцию.

«Люди требуют публичного наказания. Ставят в вину президенту, премьеру, что коррупционеры не наказаны, но когда начинаешь общаться с людьми (и данный социологический вопрос тому подтверждение), понимаешь, что украинцы протестуют не против коррупционных действий, а против своего неучастия в коррупции. Вот такой казус», — говорит А. Медведев.

Осенью вся страна будет следить за тем, как проходят выборы в ключевых для Украины городах. Днепропетровск, который раньше воспринимался как суровый индустриальный город, теперь изменил свою идентичность и стал во многом знаковым. Изменились ли там люди, ведь сегодня многих украинцев занимает один вопрос: как выжить? По словам социологов, настроения в Днепропетровске не поменялись: порядка 30% готовы продать свой голос, вот только ценник с учетом инфляции и падения национальной валюты вырос до 500 гривен. Одним из важнейших в городе является также вопрос безопасности. Это не только угроза войны, но и рост уличной преступности. Скорее всего, вопрос наведения порядка, твердой руки будет особенно актуален, а от местных выборов может перекочевать к будущим, возможно, досрочным выборам в Верховную Раду.

Особенностью осенних местных выборов будет появление новых типажей: общественник-революционер и герой войны-участник АТО. Что касается выборов мэров городов, несмотря на то, что люди критически относятся к местной элите, прежние типажи востребованы до сих пор. Если взять Днепропетровск, там претенденты на кресло мэра расположились следующим образом: пальма первенства у Александра Вилкула (согласно опросу, за него проголосовал бы каждый четвертый респондент); второе место у Бориса Филатова — 8%; бронзовое третье место занимает местный бизнесмен Загид Краснов с 7%. Люди воспринимают этих кандидатов следующим образом: А. Вилкул — хозяйственник («когда он был губернатором, строились дороги, что бы ни говорили, а он человек дела»); Б. Филатов — революционер; благодетель и чудотворец З. Краснов (когда приближаются выборы, происходят чудеса: подъезды красятся, вкручиваются лампочки, и многие днепропетровцы уже забыли, что в 90-х этот кандидат возглавлял одну из мощных криминальных группировок).

К сожалению, констатируют социологи, люди потенциально не изменились. Сегодня в Днепропетровске правит бал патерналистски настроенный электорат. Как от Майдана эти люди ждали Европу, которая придет и в один момент все изменит, точно так же они связывают решение проблем в городе со сменой власти.

Оценивая инициативу предоставить возможность иностранцам баллотироваться на посты мэров украинских городов, 69% воспринимают это негативно: у нас достаточно своих достойных граждан; 27% полагают, что иностранный опыт Украине будет полезен.

Наверное, последняя цифра может существенно вырасти, если Михаилу Саакашвили, нынешнему губернатору Одесской области, удастся победить коррупцию в одной из самых коррумпированных областей Украины. Украинцам важно показать децентрализацию и реформы в действии, нам нужна работающая наглядная модель. Иностранец вряд ли будет разбираться, кто чей сват или брат, кто с кем учился в школе, а просто будет делать свою работу. Варяг из Грузии начал действовать в Одессе жестко и эффективно: вот уже неделя как ему удалось остановить поток контрабанды.

Однако не следует забывать, что борьба с коррупцией — это минное поле. Как отреагируют люди, которые теряют десятки миллионов ежедневно? Готово ли украинское общество не декларировать, а жить по закону? Почему в Грузии, которой удалось в очень короткие сроки достичь феноменальных результатов в борьбе с коррупцией, стране с вежливой полицией и домами юстиции, нередко довольно негативно отзываются о самом архитекторе реформ — М. Саакашвили? Реформы оказались крайне болезненными для общества. Ведь уничтожение сложившихся десятилетиями коррупционных схем коснется не только «денежных мешков», но и многих мелких сошек, а также их семей: торговцев контрафактом, водителей, перевозящих «левый» груз, не говоря уже о таможенниках, чиновниках и силовиках...

В Грузии была реализована концепция «нулевой толерантности к преступлению»: кумовство, связи перестали действовать в случае наказания за взяточничество, не говоря уже о насильственных преступлениях, уклонении от налогов и даже в случае непристегивания ремней безопасности в автомобиле. Готовы ли мы к тому, чтобы нести наказание за любое правонарушение? Честный ответ и будет аргументом в споре о том, европейцы мы или нет.

Осенью после местных выборов мы будем говорить либо о провале, либо о феномене Саакашвили. В первом случае можно будет констатировать факт полного политического банкротства украинской власти: жизнь по-новому не задалась. Если опыт Саакашвили хотя бы частично будет успешным, этот феномен, будем надеяться, удастся клонировать по всей Украине.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter