Новости
Ракурс

Смерть в огне, подвиг и безнадежность

Страшная, нелепая трагедия. В медицинском учреждении, в больнице, где люди получают помощь, лечатся, пациенты гибнут в пожаре. Где версия внешнего поджога уже не вызывает сомнений. Тихо, почти шепотом сотрудники сообщают: больница мешает, кто-то высокопоставленный хочет забрать землю. Банальная причина, типичная не только для Одессы. Вспомним, как неожиданно сгорали магазины и дома в центре Киева.

В пожаре погибла 55-летняя медицинская сестра Юлия Александровна Никита. Погибла, спасая из огня малоподвижных пациентов. Такая себе украинская банальность. Только у нас, в Украине может буйным пламенем загореться металлический забор. Да-да, металлический, не деревянный. Кто поджёг? Неизвестно. Зачем? Неизвестно.

Юлия Александровна всегда улыбалась, такой её запомнили сослуживцы. Улыбалась, хотя и жила невесело. Да и оплата её нелегкого труда была недостойной – 3400 гривен в месяц. Болела, в числе другого, астмой. Могла бы не лезть в огонь, не спасать  весьма пожилых и малоподвижных психохроников. Вместе с двумя санитарками вынесла 15 больных стариков. Остальных вынести не успели.

Тяжело больное украинское здравоохранение,  тяжело больная украинская психиатрическая система. Странная, а иногда страшная по последствиям реформа. Безнаказанность неумных и наглых псевдореформаторов…   Ни в первый после пожара, ни в последующие дни в Одессу не прибыли ни и.о. министра Супрун, ни её безответственный и изворотливый любимец Сергей Шум, постепенно прибирающий к своим липким рукам всю нашу психиатрию вместе с наркологией. Не было там и нашего премьера Гройсмана, как и его многочисленных вице-премьеров…  Оно и понятно: все готовятся к выборам.

Резво запрыгали, привычно облаивая психиатрическую систему страны, так называемые правозащитники, откровенно довольные случившимся: «Ну, как же, мы предупреждали, эти  больницы следует ликвидировать, нет и не может быть никаких психических заболеваний, а есть создающие себе хлеб с маслом психиатры». И т.д. и т.п. И никто из них ни разу не выступил против реформы Супрун-Шума, убивающей и без того едва дышащую систему и здравый смысл.

Юлия Александровна  Никита знала: психические болезни существуют. И больным необходимо помогать. Даже тогда, когда они не очень осознают своё болезненное состояние. Администрация больницы делала всё возможное, чтобы улучшить условия для этих больных стариков: почти закончила ремонт помещения, установила душевые, нормальные (а не обычные, грязные и вонючие) туалеты, закупила кондиционеры и новые телевизоры. Поверьте, в наших психиатрических больницах, хронически страдающих от безденежья и равнодушия государства, такое – редкость.

Хоронили Юлию Александровну её близкие и сотрудники. Никого из минздравовских реформаторов там не было.

И – опять о поджоге. Кто? С какой целью? Об этом кое-что могла бы сообщить украинскому обществу или, хотя бы, президенту Зеленскому наша всезнающая СБУ. Там точно знают, кто давно положил глаз на эту сладкую землю вблизи Черного моря. Там многое знают. Но – молчат. И будут молчать. Оказывается, молчание это также бизнес. Надежный, эффективный бизнес.

А мы, украинские психиатры и медицинские сестры (у них своя давно существующая Ассоциация) будем вместе решать, как почтить память нашей коллеги, славной, улыбчивой Юлии Александровны. Прекрасно понимая, что даже самое умное, самое достойное наше решение не остановит поток уезжающих из Украины медицинских сестер. Уезжающих из-за нищеты и тусклой своей профессиональной жизни. Там, в более развитых и умных странах они будут поддерживать таких же психиатрических пациентов. Не украинских.

Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter