Новости
Ракурс

Украина во времена социальной неуверенности

В каждой стране во все времена существует вечная проблема — психически больные люди. Транскультуральные эпидемиологические исследования давно убедили человечество в том, что в каждой популяции дань психическим болезням неизбежна. Убивая психически больных людей с целью «санации расы», Гитлер надеялся окончательно решить эту проблему. Такие у него были советники из ученых генетиков. Впрочем, тиран Сталин также привечал худших, Ольгу Лепешинскую и Трофима Лысенко, надолго остановивших развитие научных исследований в СССР.

Так или иначе, мы обречены на то, что рядом с нами будут жить психически больные люди. Наши дети, наши родственники или мы сами. В этом смысле профессия врача психиатра и клинического психолога бессмертна. Новые открытия, новые возможности фармакологических вмешательств, новые методики социальной реабилитации… Но проблема останется. И будет сопровождать нас всегда. Великий нейрофизиолог в средине прошлого века в своей нобелевской лекции утверждал: «Чем дольше я работал с человеческим мозгом, чем глубже я проникал в его механизмы, раскрывая его тайны, тем более я убеждался в том, что Всевышний создал наш мозг до конца человеком непознаваемым».

Мы научились принимать психическую болезнь как неизбежное. Одновременно мы научились помогать нашим пациентам настолько эффективно, что многие из них продолжают работать, жить в семье, воспитывать детей. Мы многое умеем и многое можем. Особенно, если мы живем не в Украине.

Я позаимствовал слова, вынесенные мною в название статьи, из девиза недавней психиатрической конференции, прошедшей в Польше. Там речь шла о, казалось бы, узкой теме: «Психиатрия во времена социальной неуверенности». Два дня немецкие и польские специалисты анализировали и обобщали 30-летие программы немецко-польского сотрудничества на ниве психиатрии. Были там и украинские психиатры и психологи, около 19 лет участвовавшие в этой программе.

Все годы нашей украинской независимости мы живем и работаем в атмосфере социальной неуверенности. Меняются президенты, министры, а жизнь наших пациентов, психически больных людей, остается неуверенной. Потому что украинский врач не может лечить больного теми медикаментами, которые ему действительно необходимы: перечень лекарств, закупаемых государством, составляет министерство здравоохранения. Самых дешевых лекарств, увы.

Прежний наш министр, госпожа Супрун вместе со своей жестокой и неумной командой, пыталась разрушить сложившуюся в стране систему психиатрической практики. Предлагая взамен фактическое уничтожение системы вообще. Непродуманные и опасные новации, противоречащие здравому смыслу и опыту цивилизованных государств, и сегодня угрожают нам прекращением финансирования психиатрических учреждений. И, как результат, появлением на улицах наших городов и сёл массы психически больных людей, не получающих никакого лечения и никакой социальной помощи.

Мотивация у министра Супрун была очевидной: сокращение финансирования всей медицинской системы. Упрямая, эмоционально мыслящая и самоуверенная, она не хотела понимать, что реальная ситуация в украинской психиатрической системе требует спокойного осмысления и других, трезвых новаций. А реалии в нашей системе таковы: 30% дорогостоящих больничных коек занимают пациенты, нуждающиеся в социальной поддержке в психиатрических интернатах. Но не получающие её, так как наши интернаты переполнены. В то же время, 30% украинских граждан, находящихся на социальном призрении в интернатах, фактически находятся там в пожизненном заключении, не совершив преступления. Они, эти 30%, вполне могли бы жить рядом с нами, иметь семью, полноценно обслуживать себя и своих близких. Да, они не являются эталоном психического здоровья, но они не опаснее многих украинских политиков, к сожалению, определяющих условия жизни в Украине.

И те, и другие 30 %, свидетельство бессмысленной траты денег украинских налогоплательщиков. Цивилизованный мир давно знает выход из ситуации: укрепление (а не разрушение, по Супрун) внебольничного звена психиатрической системы, создание дешевых, без евроремонта, общежитий для способных жить самостоятельно психически больных людей, сестринских домов, дневных клубов и т.д. и т.п. Но для нас, украинцев, этот выход всегда закрыт, такая у нас традиция.

Очень давно, в 1990 году мой старший коллега, а затем и сердечный друг, английский психиатр Джим Бёрли, тогда — президент Королевского Колледжа Психиатров Великобритании, просил меня никогда не произносить слова о внедрении так называемой страховой медицины и коммерческой медицинской системы. «Ты психиатр, ты должен всегда помнить, что психиатрия как практика может существовать только при финансовой поддержке государства. Исключения возможны, но подавляющее большинство наших пациентов не могут лечиться в дорогостоящих частных стационарах или получать поддержку в системе медицинского страхования».

Совсем недавно грех по отношению к психически больным людям совершила любезная нам Грузия. Грех коммерциализации психиатрической системы. Позднее грузинские эмиссары пытались повторить это у нас. Да и команда молодых реформаторов госпожи Супрун скрытно, не называя вещи своими именами, вступила на эту опасную дорожку.

Знакомый финансист, один из самых серьезных экспертов в оценке стоимости медицинских услуг в нашей стране, сказал мне: «Деньги в системе есть. Много денег. Но использовать их рачительно наши высшие медицинские менеджеры не хотят. Или не умеют. В том числе и потому, что в стране по-прежнему любая инициатива наказуема. К сожалению, в нашей системе украсть — легче и безопаснее, чем модернизировать, оздоровить систему».

Он прав. С душевной болью и брезгливостью я наблюдал, как один из реформаторов эпохи Супрун пытался ликвидировать больницу в городе Днепр, где содержат чуть более 600 психически больных людей, совершивших тяжелые насильственные преступления. Взамен надеясь взять из нашего нищего бюджета сотни миллионов гривен для строительства (формально — на капитальный ремонт) региональных дорогостоящих стационаров для содержания в них этих несчастных. Это был его личный коррупционный проект, и сегодня не замеченный борцами с коррупцией в СБУ, НАБУ и ДБР.

Тогда у него не получилось. Но он активно продолжает реформировать систему психиатрии уже при новой власти. Что ж, кто-то из древних сказал: если зло не наказано, оно становится вечным. 

Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter