Новости
Ракурс

Агафангел Крымский

Я узнал его имя от Валеры Марченко. Мой лагерный друг часто говорил о нем, называя его выдающимся филологом и востоковедом. Агафангел Крымский, этнический крымский татарин, владел двумя десятками классических и живых языков, А всего знал около 60 языков.

Валера год прожил в Баку, это было обучение по университетскому обмену. Какой-то студент из Азербайджана в это время учился и жил в Киеве. Разумеется, за такое короткое время Валера не стал востоковедом. Но он, как мог, переводил на украинский азербайджанскую классику. Делал это и в лагере. Оттуда, из Баку принес он свой глубокий интерес к жизни и творчеству Агафангела Крымского, выдающегося ученого-востоковеда и блестящего переводчика, почти неизвестного в советской Украине.

Мои лагерные интересы были в стороне от восточной филологии. Я, как мог, сопротивлялся тогда тоталитарному злу, много писал, организовывал лагерное сопротивление оперативным мероприятиям КГБ. И со временем имя великого востоковеда забыл.

Совсем недавно мой старший брат Даниил рассказал мне удивительную историю небольшого восьми квартирного флигеля во дворе по адресу улица Артема 55, где жила наша семья. В 30-ые  годы прошлого века там жил в квартире из двух комнат без удобств  Агафангел Крымский.

Однажды великий ученый получил письмо из США. Неизвестный коллега сообщил о себе следующее. Университетский профессор, он искренне считает себя учеником Крымского, Хотя и не достиг научных высот своего заочного учителя. Просит у того разрешение приехать в СССР, в Киев, чтобы познакомиться, наконец, со своим выдающимся коллегой.

«Органы», прочитавшие письмо  прежде Крымского, пришли осмотреть его квартиру. И сообщили, что он не может принимать здесь своего американского коллегу. Тогда же было принято решение переселить ученого в приличные апартаменты на Печерск и помочь ему с ремонтом и мебелью. Переселили. Новая квартира имела прежде других хозяев, кого-то из партийной или советской номенклатуры, арестованной за «враждебную деятельность». Это были жуткие годы миллионных репрессий…

А квартиру по адресу улица Артема 55 по ходатайству академика Богомольца получил мой отец, преподаватель медицинского института.

Не знаю, состоялась ли встреча Агафангела Крымского с его американским учеником. Жил он на Печерске не очень долго, освободив и эту квартиру в связи с арестом и обвинением в национализме. Каком национализме? Крымско-татарском? Украинском? Вавилонском? Аккадском? Персидском?... Не знаю. Умер великий ученый в ссылке в Кустанае в 1942 году.

Советский Союз ушел в небытие. Историки, публицисты и политологи сообщали украинскому обществу о героях и ученых, имена которых прежде замалчивались советской властью. Спустя несколько лет я был во дворе, где вырос. Да, на улице Артема 55. Но в свою прежнюю квартиру не вошел. Там был тогда некий бюджетно- финансируемый центр, где собирались и одаривались продуктовыми наборами старые советские партийцы, заслуженные люди, патриоты СССР.

Я писал и говорил об этой ситуации беспамятства неоднократно. Ожидая одного,  появления на доме памятной таблички: «В этом доме жил выдающийся украинский ученый, филолог и востоковед Агафангел Крымский. Мы гордимся...»

Таблички всё еще нет. Но есть огромное количество воздыхателей об украинской старине, так называемых профессиональных украинцев. Был бы жив Валера Марченко, он бы добился такого памятного знака. Но он, мой лагерный друг давно умер, в советской тюрьме.

Что ж, это мы, Украина.

Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter