Новости
Ракурс
Питер Брейгель Младший «Деревенский адвокат» (1621 г.)

Злоупотребление процессуальными правами — точка зрения судьи и адвоката

10 дек 2018, 19:59

Суд тоже может злоупотреблять

Олег ТКАЧУК, председатель Совета судей Украины, судья Кассационного гражданского суда в составе Верховного суда Украины, судья Большой палаты ВС:

Loading...

— Злоупотребление процессуальными правами — очень интересная тема, которую ранее наши научные исследования обходили стороной. Этой теме не уделялось достаточно внимания, и научных исследований практически не проводилось.

 

Проблема злоупотребления процессуальными правами является весьма актуальной в отечественной юридической практике. На днях я видел очередное объявление: «Помощь в решении юридических споров при помощи лиц, умеющих затягивать судебное разбирательство, срывать судебные заседания». Или, как мы знаем, заводить эти заседания в такую глубину юридической пропасти, из которой выбраться очень тяжело.

Возникает вопрос: что делать с этой проблемой, если целые юридические предприятия занимаются тем, чтобы завести судебные заседания туда, куда не следует? При этом юристы всю свою мудрость и мощь прилагают для того, чтобы судебное заседание или не состоялось, или состоялось лет через пять-десять.

Олег Ткачук. Кадр из прямой трансляции

Определение, имело ли место злоупотребление процессуальными полномочиями, возлагается на усмотрение суда. Основной персоной в этом вопросе является судья, который умеет не отличить злоупотребление процессуальными правами от добросовестного пользования ими. Важно, способен ли судья принять все меры, чтобы распознать намеки на злоупотребление, предотвратить злоупотребление процессуальными правами и в конце концов знать, что ему делать в конкретной ситуации.

Среди предусмотренных законодательством мер, которые суд вправе применить, есть штраф. Но суд прибегает к таким действиям нечасто, только в крайнем случае.

С другой стороны, когда мы обращаемся в суд, то главным вопросом, который стоит перед ним, является решение того или иного дела, отправление правосудия. Я не первый раз подчеркиваю, что и адвокаты, и представители сторон, и прокуроры в процессе — это те лица, которые должны способствовать отправлению правосудия, поскольку все мы для этого и призваны в процесс, чтобы оказывать ему содействие, но не препятствовать его осуществлению.

Есть два момента: когда процессуальными правами злоупотребляет суд и злоупотребляют стороны. До принятия новых процессуальных норм мне задавали вопрос: возможно ли злоупотребление процессуальными правами судом? Сначала я отвечал однозначно, что это вообще невозможно. Но впоследствии ученые и практики начали много говорить о злоупотреблении процессуальными правами судом, и я стал задумываться над этим вопросом.

Как понять, имеет ли место в деле злоупотребление процессуальными правами? Для судей это непростой вопрос, и не всегда легко его выяснить, понять. Например, недавно сторона в начале подготовительного заседания заявила ходатайство о совершении определенного процессуального действия. Суд отказал. Тогда сторона сразу достала заявление об отводе на 16 листах и читала его в течение полутора часов. Я слушаю, как докладывает сторона, и смотрю, является ли это злоупотреблением процессуальными правами. С одной стороны, сторона напечатать 16 страниц не могла, поскольку сразу после неудовлетворения ее ходатайства вытащила свое заявление об отводе. С другой стороны, с точки зрения тактики или стратегии своего поведения в судебном заседании можно было предположить, что суд откажет в удовлетворении ходатайства. И у стороны могло быть одно заявление об отводе, а второе, наверное, о похвале суда за то, что тот разрешил это ходатайство.

Есть и другой пример. В кассационной инстанции решили дело в пользу стороны, и сторона заявляет ходатайство о разъяснении судебного решения. Мы выходим в судебное заседание, отказываем в разъяснении, потому что там нечего разъяснять, все понятно. Через два дня приходит два заявления о разъяснении решения, которым отказано в разъяснении решения. Мы еще раз отказываем. На следующее заседание приходит шесть заявлений о разъяснении судебного решения. И девять месяцев сторона заявляла о разъяснении судебных решений.

Очевидно, это и есть злоупотребление процессуальными правами. Но в то время определенной законом возможности отклонить или признать злоупотреблением у нас не было. Теперь такая возможность есть. Но это были две ситуации крайности. В первой злоупотребление было не очевидно, но во второй злоупотребление налицо.

Конечно, многое зависит от роли, поведения и профессионализма судьи, подготовки его к рассмотрению того или иного дела, потому что бывают и гораздо более сложные ситуации, с другими последствиями.

«Каждый из нас допускал злоупотребления с целью выиграть время»

Инесса ЛЕТИЧ, руководитель практики трудового права ЮФ Asters:

— Существует мнение, что новые нормы, возможно, не работают или работают как-то не так. Сам факт того, что появились новые процессуальные нормы, — уже значительный шаг вперед. Раньше мы много говорили о процессуальном рейдерстве, процессуальных диверсиях. Как с этим бороться, было непонятно, но теперь у нас есть механизм. Он не такой четкий и проработанный, как хотелось бы, но он существует, и мы можем его применять.

Инесса Летич. Кадр из прямой трансляции

Первым залогом успешного использования норм о злоупотреблении процессуальными правами является активная позиция представителей сторон, адвокатов, которые должны заявлять о нарушении и уметь обосновывать, в чем именно это нарушение состоит.

Каждый из нас за время практики допускал злоупотребления процессуальными правами для переноса судебных заседаний, с целью выиграть время. Провести границу между умышленным затягиванием, нарушениями и законной защитой прав бывает очень трудно, ведь она чрезвычайно тонкая. И задача адвоката — доказать, что конкретное поведение является злоупотреблением.

Когда есть обоснование, что действия стороны являются злоупотреблением, стоит обращать внимание судей на ее цели и мотивы. Так, если имеет место объединение исковых требований с целью изменения подсудности, или подача иска к нескольким истцам для переноса дела в другой суд, или сторона пытается получить дополнительное обеспечение путем изменения подсудности дела. Поэтому нужно обратить внимание суда на мотивы, проанализировать предыдущие действия стороны и указать на то, что она уже прибегала к определенным действиям, направленным на затягивание процесса. Например, до того, как пытаться затянуть спор каким-то другим способом, сторона заявляла два-три отвода в суде, а потом были какие-то дальнейшие действия подобного рода.

Кроме того, считаю, что обязанность именно представителей сторон — проводить мониторинг информации касательно дела. Ведь существует проблема с тем, что система документооборота в судах довольно автономна. То есть суд, получая иск, не может знать, что в другом суде тоже существует аналогичный иск. Это задача адвокатов — проверять и подавать в суд соответствующие доказательства, свидетельствующие о таком злоупотреблении.

Вместе с тем следует иметь в виду, что в тех случаях, когда ответчиками являются физические лица, их поведение следует оценивать правильно. Определенное высказывание своей позиции не всегда имеет целью затягивание процесса или злоупотребление своими правами. Физические лица часто подают иски, в которых невозможно определить предмет и цель, преследуемую лицом на самом деле. Возможно, лицо просто не может выразить словами, в чем заключается нарушение его прав, а не прибегает к злоупотреблению.

Стоит понимать, что применение мер принуждения и мер, связанных с нормами о злоупотреблениях процессуальными правами, является исключительной мерой. Потому что любые действия, свидетельствующие о возможном злоупотреблении правами, не должны обязательно приводить к тому, чтобы к лицу применялись меры процессуального принуждения или любые другие меры.

Из выступлений на мероприятии, организованном Legal High School.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter


Загрузка...