Новости
Ракурс

Мать пятерых детей, оформлявшую субсидию, обвинили в мошенничестве и подделке документов

Недавно Верховный суд полностью оправдал «преступницу».

Зимой мы писали еще об одном возмутительном деле — на Волыни женщину обвинили в мошенничестве и подделке документов. 

«Преступница», которая, по мнению прокуратуры и судов первой и второй инстанций, незаконно получала субсидию, была одинокой матерью ребенка-инвалида. Но она, видите ли, владела второй квартирой. То, что квартира эта была непригодна для жилья (то есть сдавать ее и получать доход было невозможно), никого не интересовало.

Суд первой инстанции обошелся с одинокой матерью еще более-менее милостиво, присудив ее к ограничению свободы сроком на два года и освободив от наказания на основании Закона Украины «Об амнистии в 2016 году». Однако прокурору приговор показался слишком мягким, и уже апелляционный суд, куда он подал жалобу, приговорил женщину не к ограничению, а к лишению свободы сроком на два года (правда, тоже освободив от наказания).

К счастью, Верховный суд, куда женщина обратилась в поисках справедливости, снял с нее уголовные статьи.

Это дело стало прецедентом, упоминание о нем есть в свежем решении ВС. Речь снова идет об обвинении в мошенничестве и подделке документов. Но на этот раз все дело было не во второй

 

«Путем обмана завладела бюджетными средствами»

 

 квартире, а в… минитракторе. А сама оправданная «преступница» — крестьянка из Полесья, мать пятерых детей.

Как вы уже поняли, дело происходило в одном из пограничных с Беларусью районов Украины, в Ровненской области. Украинское Полесье — очень своеобразное место. Прекрасные леса и довольно бедные почвы, где хорошо растет, пожалуй, только картошка. Впечатляющие туристические места и хутора, затерянные в бездорожье, где самое практичное транспортное средство — телега с лошадью. Сельские хаты, построенные из дерева, потому что кирпич дорог, и его еще нужно завезти, и увитые лентами деревянные кресты на перекрестках дорог. Много тяжелой сельской работы и закупщики, наведывающиеся в эти места и скупающие урожай за копейки.

В общем, непростая там жизнь у крестьянина. И вот жила там семья: отец, мать и пятеро детей. Взрослые работали на земле и, между прочим, оба заплатили за этот труд своим здоровьем: у обоих были диагнозы, дававшие право на инвалидность.

Все эти обстоятельства вроде бы предполагали возможность оформить субсидию, чем и занялась мать семейства. В августе 2014 года она подала в управление социальной защиты населения районной госадминистрации декларацию о доходах и имущественном положении, в которую, по мнению обвинения, внесла «неправдивые сведения» — не указала, что ее муж в конце прошлого года купил китайский минитрактор. Субсидию семье назначили и выплатили — всего 30 с лишним тысяч гривен за полгода.

Потом женщина еще дважды подавала документы на субсидию — в январе и августе следующего 2015 года, и дважды ее получала. Таким образом, она «путем обмана завладела бюджетными средствами» на более чем сто тысяч гривен (перед тем, как возмутиться, распределите эту сумму на полтора года да на пятерых детей).

Так в чем мошенничество? А в том, по мнению прокуратуры, что в конце 2014 года семья купила машину, бюджетный фольксваген. И теперь у них было… два транспортных средства — малолитражка и трактор. Целый автопарк, можно сказать, катайся — не хочу.

Мошенничества не было

Районный суд в августе 2018 года вынес «мошеннице» оправдательный приговор, не найдя в ее действиях состава преступления. А вот областной апелляционный рассмотрел жалобу прокуратуры и все-таки женщину осудил, решив, что она должна вернуть государству имущественный ущерб в 116 тысяч гривен (злополучный китайский трактор можно купить при желании тысяч за 70). И главное — приговорил ее к лишению свободы сроком на один год. Впрочем, от реального отбывания срока подсудимую освободили по Закону Украины «Об амнистии 2016 года».

Кстати, согласно декларации о доходах, у прокурора, поддерживающего обвинение, были накопления в 20 тысяч долларов. А жена его (просто так, к слову) — гражданка государства, с которым наша страна уже семь лет ведет войну.

Осужденная женщина написала кассационную жалобу в Верховный суд. Кроме всего прочего, там было сказано, что, учитывая семейные обстоятельства (двое больных родителей и пятеро несовершеннолетних детей), социальную помощь семье могут предоставить даже в случае наличия двух транспортных средств. И, кстати, защитник осужденной женщины привела в пример то самое волынское дело, которое мы упоминали в начале материала.

Что решил Верховный суд?

Начнем с мошенничества. Необходимо было доказать, что именно недостоверность предоставленных сведений стала непосредственной причиной назначения субсидии, то есть, что в случае сообщения достоверных сведений социальная помощь не была бы выплачена. Согласно порядку получения соцпомощи малообеспеченным семьям (постановление Кабмина 2003 года №250), сами по себе неправдивые сведения без установления причинной связи между ними и назначением помощи не только не могут стать основанием для обвинения в мошенничестве, но и не дают оснований для прекращения выплаты такой помощи. Никто не оспаривал, что в семье был минитрактор (кстати, легковушка была куплена уже после подачи первой декларации). То есть на момент подачи первой декларации, в которой не был указан злополучный трактор, в семье все-таки он был единственным транспортным средством. (Кому интересно, найдите, как выглядит это «семейное» транспортное средство — трактор Changfa CF-344.)

В двух следующих «преступных» декларациях женщина автомобиль указывала, но, снова-таки, не указывала минитрактор. Но как сказано в решении Верховного суда, для того чтобы сделать выводы о наличии обмана в значении статьи 190 Уголовного кодекса Украины, необходимо было не только установить то, что в семье было два транспортных средства, но и проверить, подлежали ли они налогообложению в этот период.

В конце 2014 года в Налоговом кодексе Украины появилась статья 267 «Транспортный налог». Согласно ей минитрактор, которым владела семья, не был объектом налогообложения. То есть его наличие не влияло на назначение субсидии, а значит, отсутствие его в декларации не было обманом в значении уголовной статьи 190 (мошенничество).

Подделки документов тоже не было

А теперь разберемся с подделкой документов (статья 358 УКУ). Тут проще. Предметом подделки может быть лишь официальный документ. Официальным (и это тоже есть в УКУ) может быть лишь документ, который выдается или заверяется уполномоченными лицами органов государственной власти, местного самоуправления, объединений граждан, юридических лиц, а также отдельными гражданами, которым закон предоставил право в связи с их профессиональной или служебной деятельностью составлять, выдавать или заверять определенные виды документов. Несоответствие документа хотя бы одному из этих критериев не позволяет признать его официальным.

Декларацию гражданин составляет и подает от себя лично, а не как лицо, которому делегированы полномочия выдавать или визировать официальные документы. Таким образом, декларация — не официальный документ, и о подделке тоже не может быть речи.

Верховный суд полностью оправдал женщину, отменил приговор апелляционного суда, а уголовное производство закрыл.

…Напоследок хочется сказать несколько слов. И они не об оправдательном приговоре, хотя он, безусловно, вселяет надежду на то, что добиться справедливости все-таки можно. Из новейшей истории СССР вы помните, наверное, как в сталинские времена судили за горсть зерна в кармане или десятиминутное опоздание на работу. Создается впечатление, что сегодня тоже проще привлечь человека за пустяковые или вовсе надуманные грехи, потому что обычный гражданин, в общем-то, не может тягаться с карательной машиной, а ей, этой машине, куда проще нагонять «проценты раскрываемости», сражаясь с валютным менялой, наварившим целых 80 гривен,  или с айтишником, открывшим «серый кинотеатр». Или вот хоть со злостными «мошенницами», нахомутавшими с документами при оформлении субсидий.


 


 


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.