Новости
Ракурс

«Практически нездоровая» нация и ее будущее

Представители моего поколения неоднократно в частных разговорах отмечали, что наши дети более болезненные, чем были мы. А мы — более слабые, чем наши родители, перенесшие в детстве ужасы войны и голод. Те «зверские» нормативы ГТО, которыми нас мучили в школе, вряд ли по плечу среднестатистическому современному ребенку. Мы пеняем на последствия Чернобыльской катастрофы, плохую экологическую ситуацию, вредные пищевые добавки и прочее. И лишь иногда вспоминаем, что в нашем детстве не было компьютеров, а по телевизору по всем трем каналам — сплошная идеологическая ерунда, детям совсем не интересная. Поэтому наш досуг был незатейливым — подвижные игры на свежем воздухе. Общались с друзьями «вживую», вместе куда-то ходили. Сейчас же дети предпочитают обмениваться сообщениями при помощи гаджетов, лежа дома на диване...

Loading...

Страну потрясла информация о смерти ребенка на уроке физкультуры. Затем умер еще один. Потом еще и еще. Наконец-то наше Министерство здравоохранения поняло, что школьная программа по физкультуре подходит не всем. И распорядилось делать детям пробу Руфье, без которой школьников к уроку физкультуры не допустят. О том, что это за проба и может ли она полностью отразить состояние здоровья ребенка, а также о том, можно ли обойтись без занятий физкультурой, размышляли специалисты в области здоровья и оздоровления.

Профессор Геннадий Апанасенко, главный санолог Минздрава Украины, заведующий кафедрой спортивной медицины и санологии Медицинской академии последипломного образования им. П. Шупика, говорит: «У нас ни общественность, ни Минздрав не понимают, что лечение заболевших — это одно, а сохранение и укрепление здоровья — совершенно другое. Это две различные сферы деятельности, которые имеют разные методические подходы и приемы, разную правовую основу и разную организацию. И если с лечением у нас худо-бедно сложилось, то с оздоровлением ситуация патовая».

Заранее предупреждая, что выражает свою личную точку зрения, не совпадающую с мнением министерства, он говорит: «Если следовать сентенции о том, что дети — наше будущее, то могу сказать, что у нашей страны будущего нет. Потому что каждое последующее поколение рождается более слабым, чем предыдущее. Мне очень много лет, я вижу уже третье поколение и могу сделать определенные выводы. Поэтому нам нужно что-то делать, хоть что-то менять в подходах к проблеме здоровья. Здоровье — это не отсутствие болезни и даже не соответствие антропометрическим показателям региональных стандартов, как принято считать. Здоровье — это резервы функций организма. Чем выше резервы организма ребенка, тем меньше он болеет, тем лучше развивается, тем дольше человек живет в результате. А у нас от трети до половины всех обследованных педиатрами детей, которые считаются «практически здоровыми», имеют низкий уровень здоровья».

Что же это за «практически здоровые» дети? В прошлом году в Днепровском районе Киева было обследовано 9 тыс. таких детей. Из них действительно здоровыми оказалось менее 20%.

В Украине ежегодно рождается 4–5 тыс. детей с врожденными пороками сердца. 40% из них находятся в критическом состоянии, требуют немедленной кардиохирургической помощи, без которой такие малыши не доживут и до года. И почти все ее получают, как говорит главный врач НИИ кардиохирургии им. Н. Амосова к.м.н. Сергей Сиромаха. А остальные 60% детей имеют малые пороки сердца и не требуют немедленного кардиохирургического вмешательства. Они потом живут, как обычные дети: ходят в садики и школы. Сейчас в Украине 52 тыс. детей находятся на диспансерном учете по причине врожденного порока сердца. Эти дети должны находиться под тщательным наблюдением не только кардиолога, но и участкового педиатра, семейного врача, школьного учителя. Ведь их малые пороки сердца могут перерасти в серьезные, и тогда сердце будет не в состоянии справиться с большими нагрузками.

Геннадий Апанасенко, будучи военным врачом, двадцать лет работал с подводниками и водолазами, поэтому имел очень четкое представление о том, что такое здоровье. Со своим наработанным опытом пришел в конце 70-х в медицинское обеспечение детей и подростков. По его мнению, существовавшая тогда и существующая по сей день критериальная система оценки здоровья детей не отражает истинной картины. Еще в 1980 году он опубликовал в журнале «Педиатрия» свои соображения по данному вопросу, дал соответствующие рекомендации. Чуть позже, в 1985-м, вышла его брошюра «Физическое развитие детей и подростков», в которой Геннадий Леонидович подверг критике существовавшую в СССР систему оценки детского здоровья. После этого началась травля ученого, его, доктора медицинских наук, коллеги, специализирующиеся на педиатрии, называли неграмотным, необразованным, непрофессиональным. Мол, что он, военный врач, понимает в детях. В течение 30 лет он пытался доказать свою правоту. И вот совсем недавно в журнале Академии медицинских наук Украины была опубликована статья Надежды Степановны Польки, члена-корреспондента НАМНУ, заместителя директора Института гигиены и медицинской экологии им. А. Марзеева, — «Современные подходы к оценке состояния здоровья в гигиене детства», в которой автор ссылается на методику Геннадия Апанасенко.

«Казалось бы, можно радоваться, что моя позиция возобладала, но причин для радости пока нет. Когда начались случаи смерти детей на уроках физкультуры, при Министерстве здравоохранения Украины была создана рабочая группа, призванная четко определить, по каким критериям распределять учеников для занятий физвоспитанием. Я предложил свою методику — систему оценки уровня здоровья по Апанасенко, основанную на учете резервов. Она дает полную информацию о возможностях организма, определяет уровень его здоровья. Но, к сожалению, мое предложение было отвергнуто. Причина — якобы дороговизна метода. Это же нужно покупать динамометры, спирометры, весы. Неужели эти приборы стоят дороже компьютерных томографов, закупаемых министерством в безумных количествах? Единственное, что взяли из предложенной мною системы, — индекс Руфье. Ребенок делает в присутствии врача 30 приседаний за 45 секунд. До и после (через минуту) регистрируется частота пульса, рассчитывается индекс», — рассказывает Геннадий Леонидович.

Но введение даже этой элементарной, казалось бы, пробы не прошло гладко. Частота сердечных сокращений первоклассника — 100 ударов в минуту, а у старшеклассника — 60–70. А пробу проводят всем одинаково, не учитывая этих возрастных особенностей. Таким образом, ребенок младших классов автоматически попадает в группу с низким уровнем здоровья. Даже очень спортивные дети, занимающиеся в различных секциях. Родители начали бить тревогу. И что оказывается?

«Неправильно сравнивать показания детей разных возрастных групп. Когда вводили пробу Руфье, к моим рекомендациям никто не прислушался, поэтому применяют ее неправильно. В качестве исходных данных нужно брать не абсолютные показатели сердечных сокращений, а время восстановления пульса. В таком случае можно уравнять все возрастные группы. Наша кафедра в прошлом году издала первый национальный учебник по санологии (медицинский раздел валеологии, науки о здоровье), в котором мы акцентируем внимание именно на таком применении пробы Руфье», — продолжает Г. Апанасенко.

Геннадий Леонидович объясняет, что в каждой клетке организма есть энергетический аккумулятор — митохондрия. От того, насколько эффективно эти аккумуляторы работают, зависит, насколько эффективно функционируют все клетки и организм в целом. И пока не придумали ничего, что могло бы заряжать эти аккумуляторы лучше, чем физические упражнения.

«Низкий уровень здоровья таблетками не лечится, низкий уровень здоровья лечится только соответствующей физической нагрузкой, которая должна очень четко соответствовать функциональному состоянию ребенка. Смерть этих несчастных 15 детей на уроках физкультуры произошла из-за того, что были превышены функциональные возможности их организмов. Но и слишком занизить нагрузку нельзя — произойдет деградация организма. Без движения, как мы знаем, атрофируются мышцы. Поэтому уровень и вид физической нагрузки для каждого конкретного ребенка нужно подбирать индивидуально и очень четко, а судить об эффективности физвоспитания в школах нужно по динамике уровня здоровья учащихся, а не по сдаче нормативов», — убежден Геннадий Апанасенко.

Как главный украинский санолог, Геннадий Леонидович написал об этом письмо министру образования Дмитрию Табачнику, но ответа от профильного министра пока не получил.

Известный в России и Европе врач д.м.н. профессор Сергей Бубновский, автор кинезиологической методики физиологической реабилитации и функционального восстановления больных, по первому образованию — учитель физкультуры. Получив в армии страшные травмы, приведшие к инвалидности, он больше не смог работать по специальности и поступил в мединститут. Еще будучи студентом, он сумел самостоятельно поставить себя на ноги. Сейчас по его методике работают 100 центров во всем мире. Недавно с методикой Бубновского познакомилась и Украина. Сергей Михайлович считает, что при определении уровня здоровья детей оценивать только кардиоваскулярную (сердечно-сосудистую) систему — это неправильно. «Нужно непременно учитывать и функциональные особенности миофасциальной системы, к которой относятся мышцы, связки и сухожилия. Ведь сосудистая, лимфатическая и нервная системы человека находятся внутри мышц, которые стимулируют их, являясь своеобразными насосами. Скелетная мускулатура занимает 60% всего тела человека. Как эти 654 мышцы можно игнорировать? Беда мировой медицины в том, что разные системы организма человека рассматриваются отдельно друг от друга, а ведь все они взаимосвязаны», — отмечает он.

Сергей Михайлович убежден, что именно правильные силовые и аэробные нагрузки могут восстановить организм, оздоровить его. Поэтому даже очень больным детям ни в коем случае нельзя отказываться от физических нагрузок. Другое дело — их нужно правильно подобрать. Но и у вполне здоровых детей в подростковом возрасте могут быть проблемы, связанные с ослаблением здоровья. Мышцы растут не так интенсивно, как скелет. Ребенок за год вырос на 15–20 см, а его мышцы остались прежними, они ослаблены. Он вырос антропометрически, а функционально отстал. Слабые мышцы не могут обеспечить хороший кровоток, способствовать полноценному питанию тканей. Отсюда и возникает подверженность различным заболеваниям. Ребенку нужно дать программу физической подготовки, научить правильно дышать, причем в течение года (при интенсивном росте) программу необходимо несколько раз корректировать. Она должна меняться столько раз, сколько раз родители покупают ребенку новую одежду по причине того, что он уже вырос из старой.

«Ребенок может постепенно восстановить все системы организма, выполняя силовые и стрейчинговые упражнения на специальных тренажерах, дыхательные упражнения. К сожалению, педиатры вообще не рассматривают в своей практике мышечную систему как систему организма, она для них, как крапива в огороде», — говорит Сергей Бубновский.

О том, кто должен нести ответственность в случае смерти ребенка на уроке физкультуры, Сергей Михайлович категоричен: «Учитель придерживается определенной школьной программы. Отвечать должны те, кто ее составлял, врачи детской поликлиники, которые не выявили вовремя опасность. А при чем здесь учитель физкультуры? Он лишь выполнял свою работу в соответствии с данной ему программой».

И добавляет, что гибель нации, о возможности которой говорил его коллега — профессор Апанасенко, может быть предотвращена только с помощью своевременного анализа функционального и физиологического состояния детей и составления индивидуальных физических и психологических программ развития. При этом он не настаивает, чтобы была внедрена именно его методика, ведь есть и множество других. Важно апробировать их все, сравнить результаты и выбрать наиболее действенную, а потом распространить ее в системе здравоохранения и образования. Ведь со здоровьем подрастающего поколения нужно что-то делать...


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter