Новости
Ракурс

Высший хозсуд: час неудобных вопросов

12 июня в ВХСУ состоялся брифинг при участии руководства суда. Председатель ВХСУ Богдан Львов анонсировал данное мероприятие как намерение руководства суда откровенно ответить на острые вопросы. Он самостоятельно очертил три наиболее «скользкие» темы: строительство нового комплекса на углу ул. Старонаводницкой и бул. Дружбы Народов, начатое еще в 2010 году; госзакупки, то есть расходы бюджетных средств на приобретение товаров и услуг для ВХСУ; автоматическое распределение дел между судьями хозяйственных судов (действительно ли это распределение осуществляется по принципу случайности?).

Больше всего времени было уделено скандальному строительству. Учитывая, что и нынешнее здание ВХСУ общей площадью 9,5 тыс. кв. м — просто шикарное по сравнению с другими сооружениями, в которых размещаются местные и апелляционные хозяйственные суды в Украине, расход 1 млрд 400 млн грн бюджетных средств (сметная стоимость) на это масштабное строительство выглядел преступным расточительством. Впрочем, как это ни странно, необходимость в новом помещении была продиктована действующими нормами, которые декларируют, что на одного судью должно приходиться 172 кв. м общей площади суда — это не только кабинет судьи и рабочие места секретарей и помощников, но и «доля» залов заседаний, совещательных комнат, канцелярии, помещений для посетителей, туалетов и т. д. В нынешних условиях персонал суда размещается настолько плотно, что не выдерживаются никакие санитарные нормы (председатель суда провел журналистов по кабинетам персонала, демонстрируя отнюдь не идеальные условия труда сотрудников).

Больше того, в так называемом «судебном городке» должны были расположиться, кроме ВХСУ, еще три суда (Высший административный суд Украины и оба апелляционных), а также органы судейского самоуправления. Так получилось, что ответственность за строительство взял на себя ВХСУ, поэтому и все последующие сложности со строительством — на его совести.

«Когда мы, судьи ВХСУ, в 2010 году приняли решение о необходимости строительства, мы руководствовались и нашими украинскими стандартами, и современными европейскими требованиями как к условиям труда, так и к условиям отправления правосудия. При залах заседаний должны быть совещательные комнаты. Для посетителей-участников не должно быть доступа в кабинеты судей, как это, например, происходит сейчас. Все встречи сторон и судьи должны происходить исключительно в зале заседаний. Это уменьшает возможность коррупционной составляющей судопроизводства, чего общество постоянно добивается. Мы планировали даже сделать разные входы для судей и персонала суда и для посетителей», — рассказал Геннадий Кравчук, заместитель председателя ВХСУ.

Планы так и не воплотились в жизнь из-за нехватки средств. «Будь моя воля, мы бы это строительство и не начинали, ввиду сложного финансового положения в стране, но оно уже начато. У государства нет средств на его продолжение, но и просто бросить все это невозможно. Строительство нужно законсервировать, а это требует дополнительных затрат», — говорит Б. Львов.

Г. Кравчук пояснил, что те 4,5 га земли, на которых должен был расположиться комплекс, находятся в не слишком удачном с точки зрения рельефа и гидрогеологии месте. Если бы строительство продолжалось, все противооползневые работы были бы проведены, и местности ничего бы не угрожало. Но теперь из-за того, что пласты земли уже разрыты и подземные воды утратили свои привычные русла, нужно хотя бы закончить работы по укреплению склона и водоотводу. Такие работы сейчас частично проведены, стоимость сделанного — 23 млн грн. Из них 19 млн грн уже уплачено, но еще 4 млн грн задолжали строителям. Сколько еще нужно средств — неизвестно, т. к. для проведения экспертных инженерных расчетов нужно заплатить немалые деньги какому-нибудь государственному проектному институту. Пока и этих денег у суда нет. Однако проблема требует решения, поскольку возможен оползень, чреватый катастрофическими последствиями.

Что касается госзакупок, Б. Львов сказал следующее: «У нас нет штатных уборщиц, дворников и персонала, который бы обслуживал наше здание. Поэтому мы в январе провели конкурс среди компаний этого сегмента. Его выиграла фирма из Донецка, которая предложила свои услуги за 1 млн 700 тыс. грн в год. Но уже через неделю она отказалась от этой работы. Мы провели тендер повторно. Выиграла другая компания, которая предложила цену в 1 млн 400 тыс. грн. Обслуживают очень хорошо, нареканий нет. К тому же, все расходные средства — за счет той компании. У нас сейчас работает 34 уборщицы, 6 человек обслуживают помещения и придомовую территорию. Если бы мы не взяли этот персонал в лизинг, а наняли собственный, то эти штатные единицы и расходные средства обошлись бы нам в 3 млн 682 тыс. грн. Значительная экономия бюджетных средств очевидна».

Когда затронули тему автоматического распределения дел между судьями, Б. Львов и его заместитель Сергей Могил пытались на пальцах объяснить, как происходит этот процесс. А потом для наглядности пригласили журналистов в святая святых суда — комнату, где стоит компьютер, осуществляющий операцию автораспределения дел. Обычно же доступ в комнату имеет лишь один сотрудник, который вводит в систему номер дела и категорию спора. Каждое утро этот сотрудник получает данные из отдела кадров о наличии судей на рабочих местах и вводит эту информацию в компьютер. Далее он получает через окошко из соседней комнаты папки с делами (12 июня таких дел насчитывалось 68) и заносит данные в систему. Проходит несколько минут, и система выдает фамилию судьи, которому распределили дело. Выбор сугубо случайный между судьями определенной палаты, присутствующими в данный день на работе. Свою роль играет также и нагрузка на этого судью, но когда при нас загружали два последних за этот день дела, жребий пал не на самых «свободных».


После жеребьевки нам показали список присутствующих на рабочих местах судей всех четырех палат и список отсутствующих (с обозначенными причинами). А потом распечатали так называемый «отчет о невмешательстве», который распечатывается в конце каждого рабочего дня и показывает, что система работала автоматически, ручного вмешательства не было. В противном случае, сотруднику грозила бы уголовная ответственность. Так что в полной случайности выбора судей журналисты смогли убедиться.

На прощание Б. Львов заверил, что и в дальнейшем охотно будет отвечать на любые вопросы СМИ и общественности о деятельности ВХСУ. Ловим на слове.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.