Новости
Ракурс

Заместитель генпрокурора Олег Бачун о новом законе и резонансных делах

— Олег Владимирович, новый Закон Украины «О прокуратуре», несомненно, содержит положительные новеллы. В то же время многократно «воспетая» ликвидация надзора в действительности является неоднозначным вопросом. Потому что у обычного гражданина была возможность по крайней мере сказать своему обидчику, от гаишников до начальника ЖЭКа, мол, я пойду в прокуратуру, и хоть иногда добиться справедливости. Теперь такой возможности не будет. Нас уверяют, что для этого будет существовать, в частности, бесплатная правовая помощь, но пока наблюдения за тем, как она работает, не дают оснований для оптимизма. Учитывая функции прокуратуры в соответствии с новым Законом, не сузится ли возможность защиты прав человека, по вашему мнению?

Loading...

— Вы уже даже в своем вопросе дали ответ вместо меня. Как известно, 14 октября 2014 года Верховная Рада приняла новый Закон Украины «О прокуратуре», которым предусмотрены лишение прокуратуры функции общего надзора, передача следственных функций Государственному бюро расследований, предоставление гарантий независимости прокурорам, создание самостоятельных от руководства прокуратуры органов прокурорского самоуправления и др.

Еще в 1995 году Украина взяла на себя обязательства принять новое законодательство, которое будет регулировать работу прокуратуры. Принятие этого Закона является частью имплементации Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. Закон вступает в силу в полном объеме через полгода со дня опубликования, что обусловлено необходимостью создания новых структур, в частности квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров и Совета прокуроров Украины. С их помощью будут подбираться кадры, будет осуществляться контроль за работой прокуроров.

Указанный Закон несколько опередил начатый президентом Украины процесс подготовки к реформированию конституционных норм, а потому согласно Переходным положениям раздела ХIII Закона прокуратура выполняет функцию надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, соблюдением законов по этим вопросам органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, их должностными и служебными лицами исключительно в форме представительства интересов гражданина или государства в суде. Опытные юристы сразу обратили внимание на противоречивость этой юридической модели, поскольку две конституционные функции (п. 2 и п. 5 ст. 121 Конституции Украины) слились в единую, но уверен, что новый состав Верховной Рады исправит это.

В то же время, ч. 2 ст. 23 Закона определяет категорию граждан, которых сможет представлять прокурор в суде: несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные, при этом законные представители или органы, которые должны защищать интересы этой категории граждан, не осуществляют или ненадлежащим образом осуществляют их защиту. Прокуратура может осуществлять представительские функции только в отношении этих названных мной категорий. Как видим, законодатель сузил этот перечень, уже нет инвалидов, пенсионеров, лиц, находящихся в трудном материальном положении, и т. п.

Не допускается осуществление прокурором представительства в суде интересов государства в лице государственных компаний, а также в правоотношениях, связанных с избирательным процессом, проведением референдумов, деятельностью Верховной Рады, президента Украины, созданием и деятельностью средств массовой информации, а также политических партий, религиозных организаций, организаций, осуществляющих профессиональное самоуправление, и других общественных объединений.

Теперь мы не должны принимать тот шквал жалоб, который поступал к нам все эти годы, начиная со дня создания прокуратуры. Мы больше не занимаемся вопросами проверок организаций, соблюдения бюджетного законодательства, земельного, экологического, транспортного законодательства и т. п.

Приведу пример. Сейчас, скажем, когда к нам обращается гражданин с заявлением о незаконной застройке побережья какого-то водоема, к которому ограничен доступ, мы проводим проверку. Привлекаем специалистов инспекции государственного архитектурно-строительного контроля и специализированной землеустроительной организации, которые подтвердят факт незаконного строительства и размещения земельного участка в границах прибрежно-защитной полосы; получаем в органах власти или местного самоуправления документацию о выделении земельного участка и его владельце или пользователе; поручаем Госземинспекции проведение проверки по вопросам соблюдения земельного законодательства, получаем необходимые объяснения. Если изложенная в обращении информация о наличии нарушений подтвердится соответствующими доказательствами, то предъявляем иск в суд.

Но следует иметь в виду, что по новому Закону мы вправе получать только информацию и материалы, принадлежащие органу или должностному лицу, к компетенции которых отнесены соответствующие полномочия, а с целью защиты прав несовершеннолетних — также получать объяснения. Например, если к нам будут обращаться родители детей, обучающихся в школе, по поводу незаконности процедуры закупки за государственные средства некачественного товара для обучения по завышенным ценам, то комплексную проверку этого факта с привлечением специалистов мы проводить не вправе. Такое обращение по принадлежности будет направляться в органы власти и контроля, каждый из которых в пределах своих полномочий будет предоставлять оценку изложенным в обращении фактам.

Согласно ч. 3 ст. 23 Закона прокурор осуществляет представительство в суде законных интересов государства в случае нарушения или угрозы нарушения интересов государства, если защиту этих интересов не осуществляет или ненадлежащим образом осуществляет орган государственной власти, местного самоуправления или иной субъект властных полномочий, к компетенции которого отнесены соответствующие полномочия, а также в случае отсутствия такого органа.

В то же время Законом введены дополнительные требования при осуществлении представительских полномочий. Прокурор обязан предварительно, до обращения в суд, сообщить об этом гражданину и его законному представителю или субъекту властных полномочий, а также представить документы, подтверждающие несовершеннолетие, недееспособность или ограниченную дееспособность лица, и письменное согласие законного представителя или органа, которому законом предоставлено право защищать его права, свободы и интересы.

В Законе также четко прописано, что прокурор имеет право на досудебное урегулирование спора исключительно с разрешения суда.

— У вас есть принципиальные замечания к Закону «О прокуратуре» в части действий прокурора вне уголовного права?

— Отдельные нормы нового Закона Украины «О прокуратуре», к сожалению, несовершенны и противоречивы. Это касается и сути ст. 23 Закона, и других, приведенных мной. Если их не изменить, то в ряде случаев усилия прокуратуры будут сведены на нет.

В юридических дискуссиях о месте и роли прокуратуры в сфере защиты интересов граждан и государства часто неоправданно не учитывается возможность эффективной деятельности прокурора вне уголовного права.

В частности, международный опыт показывает, что независимо от конкретных функций прокуратуры в ряде стран общие ее задачи чаще всего заключаются в обеспечении верховенства закона, укреплении законности, защите прав и свобод граждан, законных интересов государства, общества (ст. 124 Конституции Испании, ст. 149 Конституции Словакии, ст. 130 Конституции Чехии и т. д.).

Консультативный Совет европейских прокуроров в своих выводах констатировал, что деятельность прокуратуры вне уголовного права обусловлена прежде всего потребностями общества в надлежащем обеспечении прав человека и общественных интересов. В документе закреплено также, что обе имеющиеся в пределах Европы прокурорские системы (как те, где прокуроры наделены полномочиями вне уголовной юстиции, так и те, где они не имеют таких функций) вполне допустимы в демократическом государстве.

То есть именно от нас и наших потребностей — граждан демократического государства, и от украинских юридических традиций построения системы государственного управления будет зависеть место и роль органов прокуратуры и форма ее деятельности в защиту прав человека и интересов общества.

Я убежден, что с учетом неизбежных конституционных реформ этот вопрос придется решать заново.

— Какими будут последствия принятия Закона?

— Повторюсь, что новый Закон Украины «О прокуратуре» значительно сужает функции прокуратуры, в том числе и в части защиты интересов гражданина и государства в суде. Прокурор будет осуществлять представительство интересов в суде исключительно после подтверждения судом оснований для этого.

Когда Закон начнет действовать в целом по Украине, это приведет к высвобождению тысяч прокурорских работников. Мы уже сегодня ощущаем последствия принятия этого Закона. В частности, ликвидированы управления защиты прав и свобод граждан и интересов государства, мы принимаем его работников в управление представительства, которое я возглавляю. Это даст нам возможность сохранить квалифицированных прокурорских работников со знаниями, опытом. Создаются новые подразделения, которых раньше не было.

Однако, повторюсь, что в период реформирования органов прокуратуры, с учетом собственных украинских юридических традиций, следует в первую очередь на конституционном уровне решить ряд концептуальных вопросов, связанных с определением места и роли прокуратуры в системе классического разделения властей, определением сути прокурорского представительства в соотношении с государственным контролем как одним из направлений деятельности прокурора вне уголовного судопроизводства.

И главное: в этом поиске очень важно не потерять значение органов прокуратуры как эффективного механизма защиты прав и свобод человека и интересов общества.

Однако, как гласит одно из философских правил — нет ничего определенного и не существует установленных навсегда законов, кроме законов Божьих. В связи с этим генеральным прокурором Украины создана рабочая группа практических прокурорских работников совместно с представителями европейских институтов для подготовки предложений по усовершенствованию норм Закона Украины «О прокуратуре», чтобы они реально работали, а не оставались «на бумаге».

— Прокомментируйте, пожалуйста, факты обращения в суд по поводу восстановления в должности прокуроров, уволенных в соответствии с требованиями Закона Украины «Об очищении власти».

— К противодействию действующему Закону «Об очищении власти» мы относимся отрицательно. Если это реализация принципов индивидуальной ответственности, презумпции невиновности, заложенных в ст. 1 Закона «Об очищении власти», то это другой вопрос. И, наверное, суд вправе определить по каждому конкретному человеку, действительно ли закон справедлив по отношению к нему или нет. Каждое решение суда — это индивидуальный акт, его следует изучить, определить, соответствует ли он требованиям Закона Украины «Об очищении власти». Как известно, указанный Закон будет пересматриваться в Конституционном суде на предмет соответствия Основному Закону. Каждый человек имеет право защищать себя и свои права, особенно когда это связано с прохождением публичной службы. Есть те, кто говорят: мы уже были репрессированы здесь Пшонкой и старой властью. Другие говорят: я не имею отношения к нарушению прав граждан, ослаблению обороноспособности государства или к майдановским событиям. Например, люди работали в управлении, занимающемся материально-техническим обеспечением, или в пресс-службе, как ваш коллега, но все они формально подпадают под действие Закона.

Другой вопрос, что если суды будут выносить соответствующее решение, оно должно соответствовать требованиям Закона и принципу верховенства права. Я еще не изучал решение относительно харьковского прокурора, мы будем определяться с позицией по нему. Но уже очевидно, что такое решение будет не единичным. Судьи также оспаривают решение Временной специальной комиссии по их причастности к событиям на Майдане, годовщину которых мы недавно отметили.

На днях я имел возможность встречаться с представителями Европейского суда по правам человека, которые проводят большой тренинг по Украине для тех, кто работает в штате Минюста и правительственного уполномоченного по делам Европейского суда по правам человека. Они говорят: мы приехали специально для того, чтобы уменьшить поток жалоб граждан Украины — их огромное количество, десятки тысяч. Я думаю, что действующий Закон «Об очищении власти» даст основания сотням служащих добиться рассмотрения их жалоб в Европейском суде после рассмотрения исков национальными судами.

— Это вопрос к качеству Закона?

— Вопрос к качеству Закона я поднимал 17 ноября этого года на Пленуме Верховного суда Украины. Этот Закон местами не соответствует принципу верховенства права, а следовательно — вызывает мысли о его неконституционности. Таково мое мнение как специалиста и человека. Поэтому я поддержал позицию Пленума ВСУ о внесении представления в Конституционный суд Украины относительно признания некоторых статей Закона неконституционными. Я видел негативную реакцию тех, кто писал этот Закон, но положительным является то, что даже они говорят: да, он не идеальный, в нем есть пробелы, но мы должны его выполнять. Dura lex sed lex (закон суров, но это закон. — Ред.), так и есть.

— Еще есть другая тенденция, может, вам о ней известно? Есть такая информация, что прокуроры, которые подпадают под действие Закона «Об очищении власти» и были уволены, получают соответствующую справку об этом (притом сделать это почему-то может не каждый уволенный), и оспаривают в порядке административного судопроизводства, останавливая выполнение. То есть это такой хитрый ход, позволяющий избегать ответственности, и что интересно: насколько известно, прокуратура не оспаривает такие решения суда.

— Я еще не видел ни одного такого решения. И еще раз подчеркну: если эти решения незаконны, даже в том случае, если в них будет идти речь о наших работниках, мы их будем обжаловать.

— То есть вы будете это изучать и...

— ...если есть необходимость — реагировать. Вносить апелляционные или кассационные жалобы. Уже в ближайшее время мы ожидаем около 100 таких исков. Для того, чтобы дать возможность работникам объективно изучать каждое дело и определяться в судебном заседании, даже увеличен отдел нашего представительства по делам, где стороной является Генеральная прокуратура.

— Переходя от Закона к конкретным примерам, давайте начнем с дел Андрея Портнова. В первых проигранных ему прокуратурой делах говорилось не просто о неосторожных, а о совершенно незаконных утверждениях, которые допустило прежнее руководство ГПУ, давая, в частности, публичные комментарии. Ведь никто не имеет права называть человека преступником до соответствующего приговора суда. В то же время так получается, что в Печерском суде дела Портнова почему-то неоднократно рассматриваются одним и тем же судьей...

— Одна из судей Печерского райсуда, которая удовлетворила иск Андрея Портнова, в мотивировочной части пишет, что «журналисты, СМИ — это сторожевые псы демократии», и они должны отфильтровывать все опрометчивые действия чиновников, особенно представителей Генеральной прокуратуры (не решение, а целый опус).

Я уточню статистически: Портнов А.В. добился удовлетворения своих исков по пяти делам, из них два решения оставлены без изменений, еще два рассматриваются в апелляционной инстанции и по одному отказано в открытии кассационного производства в ВАСУ. Одно дело — признание бездействия Генпрокуратуры, когда на обращения адвокатов ГПУ не дала ответа. Иски Портнова мотивированы тем, что Генеральной прокуратурой Украины обнародована негативная и недостоверная информация о нем (о наличии уголовных производств по фактам совершенных им преступлений, пребывании его в розыске). По мнению истца, распространенная информация фактически является утверждением о его причастности к уголовному преступлению и нарушает закрепленный конституционный принцип презумпции невиновности.

Что касается Печерского райсуда г. Киева, то это его «родной» суд, Портнов его создавал и растил, как детеныша, к кадровому назначению судей которого приложил особые усилия. И я не удивляюсь, что в этом суде его дела рассматриваются чрезвычайно быстро, положительно для истца, которого мне больше хочется назвать заказчиком.

В делах о защите чести и достоинства говорится о высказываниях в адрес Портнова бывших руководителей Генеральной прокуратуры, которые при переписке с чиновниками вспоминали его как преступника. Конечно, выступая, все должны помнить о принципе презумпции невиновности, и, если нет приговора, нельзя говорить о совершении преступления как о совершенном факте.

В то же время, в отношении него есть уголовное производство, и я предлагаю ему встретиться со следователями и убедить их в своей невиновности так, как это ему удается с судьями при рассмотрении перечисленных гражданских дел.

Прошлое, которое было в Украине, не повторится: расстрел людей на Майдане, принятие законов, направленных против тех же людей, и создание послушной судебной власти, что не обходилось без участия Портнова. Законы, которые принимались тогда, требуют немедленных изменений. Сейчас активно работает созданный президентом Украины Совет по судебной реформе.

— Вы имеете в виду изменения в закон о судоустройстве и статусе судей 2010 года?

— Да, когда беспомощным сделали Верховный суд, когда были политические преследования, рейдерские действия, которые закреплялись решениями судов не без влияния Портнова. Принятые законы предоставляют возможность заочного осуждения бывших высокопоставленных лиц и признания их по приговорам судов преступниками.

— Каково состояние дел в отношении других бывших высокопоставленных лиц и есть ли уже дела, готовые для передачи в суд?

— Закон о заочном осуждении позволяет рассмотреть уголовную ответственность Януковича, Азарова, всех чиновников, которые находятся за пределами Украины, в частности, в России. Об этом часто сообщает Генеральная прокуратура, это все отражено довольно-таки объективно в СМИ. Что касается уголовных дел, которые фактически завершаются и готовы к отправке в суд. Скажем, на слуху дело, связанное с арестом заместителя председателя Нацбанка Украины Приходько. По этому делу установлено, что в результате преступных действий его и других высокопоставленных чиновников (бывшего министра Присяжнюка), которые связаны с деятельностью Аграрного фонда Украины, было похищено 2 млрд грн.

Успешно расследуется и тоже будет завершено направлением в суд дело «Укртелекома». Во время его приватизации при помощи Януковича, Азарова, Колобова, благодаря изменениям в госбюджет переложено на плечи государства внесение 220 млн грн для создания транскоммуникационной сети. Схема была такая: Янукович направил письменную резолюцию в Кабмин, чтобы инициировать изменения в бюджет и переложить на государство оплату транскоммуникационных платежей, в то время как это должен был сделать инвестор.

— Что касается известного дела в отношении командира спецроты «Беркута» Дмитрия Садовника, подозреваемого в расстрелах на Майдане, вы уверены в своей доказательной базе? Что там можно доказать, не имея пуль, оружия, из которого производили выстрелы, и т. д.?

Я не возглавляю этот участок работы ГПУ, но могу сказать об уверенности моих коллег в том, что он причастен к убийству десятков людей на Майдане. И эта убежденность вызвана не необходимостью удовлетворить интересы людей, Майдана, отчитаться. Нет, мы говорим о реальных вещах.

Должен сказать, что у нас довольно-таки большие проблемы от правосудия: по делу Садовника судья вынесла решение об изменении меры пресечения, освободив его из-под стражи. Это эхо от того правосудия, которое было создано ранее. Это все то, что делалось руками Портнова для достижения единой цели — создания карманных судов.

— Устраивает ли вас действующий Уголовный процессуальный кодекс, как по нему работать?

— Принятый в 2012 году Уголовный процессуальный кодекс Украины, который готовился в тесном и плодотворном сотрудничестве с европейскими институтами, вобрал в себя лучший мировой, в первую очередь европейский опыт, основные ценности и принципы демократического общества.

В частности, для реального обеспечения состязательности сторон в судебном процессе уравновешены полномочия защиты и обвинения, введено понятие разумных сроков, усовершенствована система защиты прав потерпевших, усилен судебный контроль за соблюдением прав человека.

Однако надо признать, что практика применения Кодекса действительно показала несовершенство ряда его норм. Мы учли все уязвимые стороны и провели значительную работу с целью его усовершенствования. На сегодняшний день у нас есть конкретные законодательные предложения, которые еще предстоит реализовать. Если законодательный орган с нашими предложениями согласится, деятельность правоохранительных органов и судов будет намного эффективнее.

— Каково ваше впечатление о направлении движения судебной реформы?

— Мы еженедельно собираемся в Администрации президента для обсуждения стратегии судебной реформы, работаем плодотворно, есть соответствующие результаты, ожидаем новых законов. Это озвучил и президент Украины на пленарном заседании сессии Верховной Рады, назвав судебную реформу одной из важнейших. Сейчас я ознакамливаюсь с президентским законопроектом «О внесении изменений в Закон Украины “О судоустройстве и статусе судей”».

— Он более мягкий, чем кабминовский?

— Кабминовский несколько радикальный. Например, зачем ликвидировать хозяйственное правосудие? Думаю, это неправильно, потому что в итоге мы опять не улучшим качество отправления правосудия в хозяйственных делах. Президентский проект более взвешенный. По крайней мере, я не вижу в нем тенденции грести под себя правосудие, делать его послушным.

Ну а прокуратура и в дальнейшем будет защищать в суде нарушенные права граждан и интересы государства, используя при этом все свои полномочия и возможности для сбора доказательной базы. Стоять в стороне в то время, когда нарушается закон, никто из прокуроров не будет. Это не про нас пословица — «Наша хата с краю».


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter