Новости
Ракурс
Фото: strecosa / pixabay.com

Дело о вставной челюсти: можно ли через суд вернуть деньги за некачественные медицинские услуги?

Суд проникся страданиями пациентки: полгода она промучилась, потом вынуждена была обратиться в другую клинику, наконец, походила по судам. Но полмиллиона — это много, решил суд и оценил моральный ущерб в 40 тыс. грн

Сейчас много говорят о медицинской реформе и о том, какие услуги должны быть бесплатными, а за какие придется выкладывать деньги. Так вот, все финансовые новшества пока что практически не касаются стоматологии. Она как была платной (и местами очень сильно платной!), так и остается. Во многих странах услуги дантиста даже не входят в медицинскую страховку. Предполагается, что если у вас, к примеру, схватило сердце, то это серьезно, а вот если «полетели» зубы — то ничего, жить можно. На самом деле стоматологические проблемы — это боль, страдания, ухудшение качества жизни, да и здоровья тоже. Удар по самооценке, наконец.

Однако вернемся к финансовой стороне вопроса. Медицинские дела вообще довольно сложны, идет ли речь о возмещении физических и моральных страданий или денежных потерь. Но бывают (хоть и редко) и истории и со счастливым концом. Относительно счастливым…

Одна такая история произошла в столице, и она довольно поучительна. Некая дама обратилась в стоматологическую клинику, чтобы ей установили бюгельные протезы, изготовленные по одной из современных технологий. (Маленькое отступление: бюгельные протезы — это так называемые съемные зубы на специальных крючках и дугах. Их конструкция варьируется, но все они намного легче, чем обычные, и практически незаметны.) Врачи и пациентка выбрали вариант протезов из пластика на основе нейлона. Выглядят они прекрасно, удобны. Один только недостаток — очень дорогие.

 

Дальше события развивались так. В ноябре (а история эта началась пять с лишним лет назад) пациентка подписала со стоматологической клиникой (общество с ограниченной ответственностью) договор, согласно которому заказчик оплачивает услуги по прейскуранту, который действует в момент оплаты услуг. В договоре, кстати, был пункт, предусматривающий право пациентки возместить ущерб, если ее здоровью будет нанесен вред.

Короче говоря, с учетом подготовительных работ общая сумма составила 38 351 грн.

Три месяца длилась «стройка» во рту, и к февралю женщина получила свои новенькие зубы. Но удовольствие было сильно испорчено тем, что протезы немилосердно давили, растертые в кровь десны болели и никак не хотели заживать. Разумеется, она пошла к врачу. И тот пояснил, что, мол, протезирование — дело тонкое, нужно потерпеть, пока протез усядется. Ну вот пациентка и терпела… аж до июля. И только тогда пришла в клинику и потребовала сертификат качества на вставные зубы. Оказалось, что ей поставили не нейлоновые, а полиамидные протезы и объяснили, что в ее ситуации так будет лучше. Но десны-то продолжали болеть и кровить! Она пошла уже не к врачу, а к руководству клиники.

Попутно выяснилось, что посчитали ей работы по ноябрьскому прейскуранту, а с первого декабря клиника снизила цены (напомним, что расчет, согласно договору, должен был производиться по ценам, действующим в момент оплаты). В общем, дама посчитала и прослезилась: оказалось, что по декабрьскому прейскуранту она переплатила 22,5 тыс. грн.

Это существенный момент, потому что в исковом заявлении пациентка просила взыскать с ответчика именно эту разницу, 22,5 тыс. грн. Плюс полмиллиона (!!!) морального ущерба и расходы на адвоката — чуть больше 20 тыс. грн.

В судебном заседании представитель истца заявил вдобавок, что у стоматологической клиники нет лицензии на хозяйственную деятельность в области медицины.

Ответчик, в свою очередь, сказал, что замена протезов была обусловлена медицинской необходимостью, и разницу между нейлоновыми и полиамидными зубами даме вернули (1175 грн).

В декабре суд назначил судебно-медицинскую экспертизу, которая установила, что замена материала протеза и плана протезирования действительно была обоснованной: у пациентки остался десяток зубов, и нейлоновые протезы тут не годились. Но после сдачи съемных протезов иногда бывает необходимо провести до пяти коррекций, тем более что у женщины это были первые вставные зубы. Более детальная экспертиза показала, что было допущено много халтуры: в самом протезе не были зачищены заусеницы, что касается подготовки к протезированию — в десне остался кусок корня, который «немножко просмотрели» на снимке и который тоже болел. Проще говоря, и лечение, и протез были так себе — и это за 38 тыс. грн!

Фото: Humusak / pixabay.com

Поэтому вернемся к деньгам. Суд выяснил, что пациентка заплатила за протез в ноябре, а цены были снижены в декабре. Поэтому разницу в цене в 22,5 тыс. грн клиника возвращать не обязана.

А теперь о моральном ущербе. Да, клиника сработала спустя рукава, и женщина мучилась со своими новыми зубами. К тому же имели место и хозяйственные неувязки: лицензия на осуществление хоздеятельности в медицинской практике на имя ответчика не выдавалась, а указанная в договоре принадлежит совсем другому юридическому лицу. Впрочем, этот факт, по которому пациентка обратилась в правоохранительные органы с требованием возбудить уголовное дело, не имеет прямого касательства к неудачной вставной челюсти.

Что касается зубов, то суд проникся страданиями пациентки: полгода она промучилась, потом вынуждена была обратиться в другую клинику, наконец, походила по судам. Но полмиллиона — это много, решил суд и оценил моральный ущерб в 40 тыс. грн, которые необходимо взыскать с ответчика. Что же касается правовой помощи, то 20 тыс. грн — это тоже чересчур много. Согласно Закону Украины «О максимальном размере компенсации затрат на правовую помощь в гражданских и административных делах», эта сумма ограничена (формула, по которой она высчитывается, достаточно сложна, поэтому здесь мы не будем подробно останавливаться на этом моменте).

Итак, результат. С ответчика взыскали судебный сбор и стоимость судебно-медицинской экспертизы. Что же получила истица? 40 тыс. грн морального ущерба плюс чуть больше 1000 грн компенсации правовых расходов.

Что имеем в сухом остатке? Женщина смогла, так сказать, максимально компенсировать свой проигрыш. Я имею в виду проигрыш житейский: в правовом смысле она, конечно, победила. Частично. Полностью отбила деньги за неудачный протез, немножко отбила деньги за адвокатов. Год тратила силы и нервы на это дело. Приплюсуйте сюда еще зубную боль…

В общем, вместо десятка юридических хочется дать один житейский совет: внимательно выбирайте врача.

К сожалению, сумма, заплаченная за бюгельные протезы, для многих представляется заоблачной. А как быть, если ремонта требуют не зубы, а, например, сердце или глазной хрусталик? Оказывается, есть возможность получить целевую материальную помощь на лечение от местной власти.

«В органах местной власти есть комиссия, которая рассматривает подобные обращения, — рассказывает помощник депутата Ирпенского горсовета Валентина Ситник. — Человек, которому требуется такая помощь, пишет заявление на имя главы районного или городского совета (в небольших городах, как правило, на имя городского головы). К заявлению прилагается максимум документов — медицинский диагноз, направления, назначения на лекарства, чеки. Собрав пакет документов, нужно обратиться к депутату своего округа. Тот, в свою очередь, общается с человеком, с его родными и соседями. Если семья оказывается социально неблагополучной, то обращается к социальным службам. После этого депутат составляет акт обследования социально-бытовых условий. Потом все документы направляются комиссии горсовета, и она принимает окончательное решение. Суммы могут быть разными — они зависят от возможностей местного бюджета. Но я не помню ни одного случая, чтобы нам отказали».

…Вообще же возможности местных властей сегодня довольно обширны, но многие наши граждане не представляют, как они могли бы использовать местную власть для решения своих проблем — медицинских, бытовых и множества других. Поэтому мы еще вернемся к этой теме.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter