Новости
Ракурс
Фото: Joe Shlabotnik / flickr.com

Как добиться компенсации: дело о скользком поле и сломанной ноге

Случаи, когда потребителю удается доказать в суде свою правоту и получить компенсацию, в Украине можно пересчитать по пальцам

Кто не читал истории о том, как какой-нибудь бедный человек, попав в аварию или покалечившись на крыльце большого супермаркета, получал такие компенсационные выплаты, благодаря которым мог всю оставшуюся жизнь не работать? Все читали. Только есть одно «но» — подобные истории обычно приключаются где-нибудь в Америке. Нет, у нас, конечно, и под машины попадают, и ноги ломают на скользком полу в супермаркетах. Только вот добиться компенсаций — да не таких, которые обеспечили бы пострадавшего до конца жизни, а тех, которые хоть немного поддержали бы в несчастье, — это, я вам скажу, битва, которая не каждому под силу.

В начале августа одна такая битва была выиграна в Верховном суде. Длилась она восемь с половиной лет. А теперь — подробности.

Итак, в 2010 году в обувном магазине «Интертоп» на проспекте Победы, возле Политехнического института, женщина, подходя к кассе, поскользнулась на мокром кафельном полу и упала. К счастью, она пришла в магазин с подругой, та сразу вызвала скорую. В дежурной больнице диагностировали перелом шейки бедра. Пострадавшая почти две недели пролежала в больнице, потом еще три недели после выписки была прикована к постели. Еще почти полгода проходила на костылях. Наконец медико-социальная экспертная комиссия признала ее инвалидом II группы пожизненно. Проще говоря, до конца дней она обречена передвигаться с тростью, хромая, и регулярно проходить реабилитацию. Вот так сходила за покупками…

 

Теперь о финансовой стороне дела. Пострадавшая была «молодой пенсионеркой», но, получая пенсию, работала, чтобы содержать своих уже очень пожилых родителей. Когда случилась эта беда, она влезла в долги — лечение и лекарства сегодня, увы, недешевы. Да плюс во время вынужденной неподвижности ей пришлось купить ноутбук, чтобы продолжать работать и зарабатывать на себя, на лечение, на родителей…

(Боже, по какому тонкому льду мы ходим!)

...Вернемся к мокрому полу. В гипермаркетах, в том же «Ашане», например, иногда можно увидеть объявления «Осторожно, мокрый пол!». В обувном же магазине, где получила перелом героиня истории, никакого объявления не было. Пострадавшая, естественно, подала иск в суд с требованием возместить траты на лечение и моральный ущерб. Изначально она просила взыскать 10 тыс. грн имущественного ущерба и 250 тыс. грн морального плюс судебные издержки. (От себя замечу, что это еще очень скромные требования, учитывая, что в одночасье жизнь истицы была сломана вместе с бедренной костью.)

Прошло пять лет. Шевченковский районный суд Киева отказал в иске. Цитирую решение ВС по делу: «Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции со ссылкой на Порядок расследования и учета несчастных случаев непроизводственного характера, утвержденного постановлением Кабинета министров Украины... отмечал, что истец не предоставила доказательств, что в районную государственную администрацию поступало сообщение о несчастном случае, который с ней произошел, проводилось соответствующее расследование с составлением акта»... И дальше о том, что женщина, прикованная к больничной койке, должна была обращаться в районную госадминистрацию, Фонд социального страхования, небесную канцелярию и еще к целой толпе чиновников и менеджеров фирмы.

Пострадавшая немедленно обратилась в Апелляционный суд Киева, и тот в декабре 2015 года частично удовлетворил жалобу, взыскав в ее пользу 1744 грн материального и 50 тыс. грн морального ущерба. Апелляционная инстанция, вынося решение в пользу истицы, учитывала и то, что с ноября по март в магазинах был установлен режим дополнительной уборки, и то, что в день, когда случилось несчастье, в Киеве лежал снег (это — в пользу магазина), и то, что в этот злополучный день пострадавшая была обута в удобную обувь на низком каблуке. Уборщица говорила, что убирала в этот день сухой тряпкой, но судьи приняли во внимание тот факт, что она работала в магазине и поэтому ее могли вынудить свидетельствовать в пользу работодателей.

Представители магазина обратились в высшую судебную инстанцию. И та постановила оставить кассационную жалобу ООО без удовлетворения, а решение Апелляционного суда Киева — без изменений.

Это дело очень интересно и еще более показательно для украинской судебной практики, считает наш эксперт Надежда Ивашкова, управляющий партнер адвокатского объединения «Ивашкова, Купченко и партнеры»:

Адвокат Надежда Ивашкова

— В Европе сумма компенсаций потерпевшим, как правило, куда более значительна (даже с учетом общей разницы в доходах между гражданами ЕС и Украины). Так, например, Клоди Мадонадо (Франция), которая поскользнулась и сломала руку при выходе из заведения, получила компенсацию 38 тыс. евро. И почти нарицательным стало имя Стеллы Либек (США), получившей в 1992 году ожог третей степени от слишком горячего кофе и отсудившей у McDonald’s 640 тыс. долл. компенсации. Да, именно эта старушка, вернее, ее адвокаты научили Мак делать предупреждающие надписи на стаканчиках и упаковке пирожков о том, что продукт может быть слишком горячим.

В Украине такие дела можно пересчитать по пальцам. Самое первое из мне известных — в 2000 году Приднепровский районный суд г. Черкассы взыскал с троллейбусного парка 7500 грн морального ущерба (эквивалент 1400 долл. на тот момент) компенсации девочке, которую ударило током при входе в троллейбус. Дело устояло в вышестоящей инстанции, тогда еще при «пересмотре в порядке надзора», но поразило меня объемом и качеством доказательств, которые пришлось предоставить представителю истца для подтверждения своей правоты и обоснования суммы иска. И могу назвать куда больше дел, победных для клиентов-ответчиков, и еще больше случаев, когда клиент-истец, оценив затраты, риски и прогнозируемую длительность судебного процесса, принимал решение «все простить и забыть» и вообще в суд не обращаться.

Почему ситуация в Украине именно такова и что делать, чтобы ее изменить?

Дела об ущербе, причиненном потребителям в процессе покупки товаров либо услуг, весьма кропотливы в доказывании. Необходимо доказать наличие нарушений со стороны субъекта, предоставляющего товары либо услуги, и причинно-следственную связь между этими нарушениями и причиненным ущербом. Особое внимание следует уделить обоснованию размера морального вреда, поскольку украинские суды, похоже, презюмируют догму, ч то «мы все пришли в этот мир, чтобы страдать», и чтобы убедить их в обоснованности суммы компенсации, нужно очень постараться. Но самое главное — это своевременный и полный сбор доказательств по делу! Записи видеокамер в магазинах хранятся, как правило, недолго, и очень важно своевременно и грамотно их истребовать. Еще важнее своевременно выявить свидетелей и по возможности зафиксировать их показания, провести целый ряд формальных мероприятий для надлежащей фиксации нарушений будущего ответчика. Гражданский процесс в Украине — состязательный, сроки предоставления доказательств строго регламентированы. Кроме того, значительная часть подобных дел требует проведения судебных экспертиз, и очень важно, какие вопросы стороны поставят эксперту и как их сформулируют.

Поэтому в подобных делах истцы-потребители и ответчики — субъекты хозяйствования изначально находятся в неравных условиях. Ломают ноги в магазинах и прочим образом страдают от деликтов, как правило, люди небольшого достатка. Часто настолько небольшого, что им сложно оплатить даже минимальные, значительно ниже среднего по юридическому рынку расходы на профессиональную правовую помощь, и пострадавшие вынуждены отказаться от идеи идти в суд за защитой своих прав. Западные правовые системы, в частности США, «выравнивают» шансы истцов и ответчиков в конкурентном состязательном процессе очень просто: 1) суммы компенсации пострадавшим выплачиваются действительно значительные; 2) по данным категориям дел распространены так называемые гонорары успеха, или, как их называют американцы, no win, no fee, то есть истец не несет расходов на юридическую помощь на стадии ее оказания, но в случае присуждения компенсации гонорары адвокатов также велики (как правило, от 30% до 50% от присужденной компенсации); 3) все большее распространение получает финансирование судебных расходов (litigation funding) специальными венчурными фондами, когда истец заключает договор с таким фондом о финансировании судебных расходов (не только адвокатских услуг, но и судебного сбора, экспертиз и т. д.), взамен обязуясь отдать такому фонду значительную часть гонорара в случае победы.

К сожалению, Украина сегодня бесконечно далека как от прогнозируемой практики по деликтным спорам, с существенными суммами возмещения для пострадавших, так и от практики легальных достойных сумм гонораров для адвокатов, и одним, даже самым прекрасным и справедливым решением Верховного суда по деликтному иску потребителя ситуацию не исправить. Но это не значит, что пострадавшим надо отчаиваться, ведь дорогу осилит идущий, и судебная практика тоже меняется.

Советы для пострадавших в подобных делах будут очень простыми: вызывайте скорую помощь прямо на место происшествия, собирайте чеки на лечение (компенсации подлежит, конечно же, не только моральный, но и материальный ущерб, но он нуждается в документальной фиксации). Многие доказательства, не собранные своевременно, впоследствии собрать будет уже невозможно. Поэтому очень важно своевременно, как можно скорее, подключить к делу адвоката. Если вам плохо, больно и не до того — пусть это сделают родственники. Ведь правильное начало дела во многом предопределяет его дальнейший успех.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter