Новости
Ракурс
Цифровая экономика. Фото: Pixabay

Новые условия для развития цифровой экономики: привилегии и монополизм

23 ноя 2020, 10:06

2 ноября 2020 года группа народных депутатов внесла в ВРУ два законопроекта — о стимулировании развития цифровой экономики в Украине (№4303) и о внесении изменений в уголовное законодательство относительно особого порядка осуществления расследования уголовных правонарушений с целью обеспечения надлежащих условий для развития цифровой экономики (№4305). Преамбула первого и название второго указывают на то, что оба они призваны осуществлять правовое регулирование цифровой экономики в Украине и создать особые условия для развития этой отрасли, как указано в ч. 1 ст. 5 законопроекта №4303, на период не менее 15 лет с момента вступления в силу данного закона.

Цифровая экономика: особый режим не для всех

Законопроект №4303 декларирует цель создать правовые основы для развития цифровой экономики в Украине. На этом основании он вмешивается почти во все сферы правового регулирования — предложены изменения в Гражданский кодекс, Кодекс законов о труде, Хозяйственный кодекс, Кодекс по процедурам банкротства, законы «Об административных услугах», «Об авторском праве и смежных правах», «Об оплате труда» и другие — всего в 26 действующих кодексов и законов. Упомянутые изменения приводят к установлению особого режима обеспечения деятельности резидентов «Дія Сіті» — исключительные условия обеспечения защиты от конкуренции, особый режим защиты трудовых прав и прав работодателя и т. п.

В отдельной части предложенные положения вступают в коллизию с нормами действующего законодательства. Например, п. 5 ст. 40 Кодекса законов о труде закрепляет за работодателем право уволить по собственной инициативе работника в случае его неявки на работу в течение более четырех месяцев вследствие временной нетрудоспособности. Законопроект №4303 устанавливает, что контракт с гиг-работником может быть расторгнут по инициативе работодателя, если временная нетрудоспособность работника продолжается свыше одного месяца. Последнее является значительным сужением прав человека и противоречит ч. 3 ст. 22 Конституции, где установлено, что при принятии новых законов или при внесении изменений в действующие законы не допускается сужение содержания и объема существующих прав и свобод.

В то же время такое вмешательство во все системы правового регулирования пагубно влияет на их функционирование. Каждое новое исключение «ломает» систему, и нужны ресурсы и время, чтобы перестроить подзаконную нормативную базу и наладить процессы обеспечения права. Имплементация исключений в систему общих правил (все равны перед законом) имеет разрушительное влияние — чем больше исключений, тем менее система дееспособна, тем сложнее процессы ее жизнеобеспечения и тем больше ресурсов она требует для своего поддержания. Это приводит к замедлению работы органов исполнительной и судебной власти и увеличению количества работников, необходимых для обеспечения этих процессов.

Уже упомянутые условия предотвращения конкуренции в деятельности резидентов «Дія Сіті» (ч. 4 ст. 39 законопроекта №4303) позволяют заключать договоры о воздержании от совершения конкурентных действий таким образом, что на период не менее одного года работник или гиг-работник будет обязан воздерживаться от всех или отдельных, определенных законом и договором, конкурентных действий. Ввиду особенностей осуществления деятельности отдельными работниками это будет означать полный или частичный локдаун.

Таким образом, у резидентов «Дія Сіті» появится возможность монополизировать рынок услуг вокруг цифровой отрасли экономики: либо подрядчик/работник/гиг-работник работает так, как устанавливает резидент, и выполняет ограничения, предусмотренные контрактом и договорами, в частности, договором о воздержании от конкурентных действий, либо не работает вообще. Для многих маленьких фирм и ФЛП это станет крахом предпринимательской деятельности в сфере IT, поскольку они не смогут получить статус резидента и вынуждены будут работать в качестве подрядчиков или наемных работников. Соответственно, особенности правового режима «Дія Сіті» обойдут их стороной и они не смогут воспользоваться его возможностями.

Безосновательно особые и почти неприкасаемые резиденты

Резиденты «Дія Сіті» согласно нормам законопроекта №4303 — это юридические лица, отвечающие требованиям его статей 4, 6 и 7. Ключевое понятие в данном случае — юридические лица, осуществляющие исключительно один или несколько определенных законом видов деятельности. Однако законопроект №4305, который предлагает изменения в ст. 480 Уголовного процессуального кодекса (УПК), выводит резидентов «Дія Сіті» на один уровень с народными депутатами и депутатами местных советов, судьями, адвокатами, генеральным прокурором, директором и работниками НАБУ и другими лицами, в отношении которых применяется особый порядок уголовного производства (ч. 1 ст. 480 УПК). Речь идет о лицах, которые по должности занимают особо важное положение и, соответственно, должны иметь высокие гарантии независимости своей профессиональной деятельности.

Цифровая экономика: безосновательно особые и почти неприкасаемые резиденты. Фото: Pixabay

Лица, перечисленные в ч. 1 ст. 480 УПК, одновременно являются субъектами, на которых распространяется действие закона «О предотвращении коррупции». Они участвуют в обеспечении функционирования важных институтов государственной власти, антикоррупционных механизмов и механизмов защиты прав человека. Таким образом, за их деятельностью осуществляется государственный и общественный контроль, информация об их деятельности является общедоступной. Количество таких лиц ограничено и релевантно их значению для общества.

Другая ситуация с резидентами «Дія Сіті». Преамбула к законопроекту №4303 констатирует большое значение цифровой экономики для Украины, однако никоим образом не обосновывает выделение определенной когорты юридических лиц (осуществляющих деятельность в этой области) от других юридических лиц, зарегистрированных в соответствии с требованиями украинского законодательства и осуществляющих экономическую деятельность в Украине. Неопределенность статуса резидента «Дія Сіті» для экономики и политики следует из положений законопроекта №4303, а принадлежность резидентов к сектору экономики резко контрастирует с тем, что лица, перечисленные в действующей ч. 1 ст. 480 УПК, выполняют функции государства или местного самоуправления. Учитывая правовой статус резидента «Дія Сіті» — юридическое лицо — и неопределенность понятия «статус резидента «Дія Сіті», невозможно четко установить, какое количество лиц будет подпадать под действие изменений, предложенных законопроектом №4305 в ст. 480 УПК.

Таким образом, субъект законодательной инициативы предлагает ввести особый порядок уголовного производства в отношении резидентов «Дія Сіті» без надлежащего для этого обоснования и в отсутствие исключительных обстоятельств, которые делают возможным такой порядок. Роль отдельного резидента «Дія Сіті», одного из неопределенного количества таких же резидентов, не является особой и незаменимой для экономики Украины. Тогда как роль судьи для обеспечения правосудия, или директора и работников НАБУ для осуществления досудебного следствия, или народных депутатов для обеспечения функционирования законодательной ветви власти достаточно обоснована и является исключительно важной. Таким образом, статус резидента «Дія Сіті» и лиц, указанных в ч. 2 ст. 480 УПК, несоразмерен, что является весомым аргументом против распространения на резидентов действия ст. 480 УПК.

Также законопроект №4305 определяет условия особого порядка осуществления уголовного производства в отношении резидентов «Дія Сіті» — устанавливает ограничение по времени проведения экспертизы наличия в изъятом имуществе электронных доказательств (в течение трех дней), вводит особый порядок вызова к следователю, прокурору, следственному судье и суду и отдельную процедуру предоставления временного доступа к вещам и документам, вводит ограничения по изъятию оборудования и материальных носителей информации и наложению ареста на имущество резидента.

Эти нововведения существенно усложнят процесс досудебного расследования, поскольку видоизменяют установленные процедуры и порядки для указанных видов следственных розыскных действий, если они будут проводиться в отношении резидентов «Дія Сіті». Высокая технологичность цифровой отрасли и применение средств логической и программной защиты приведут к тому, что предлагаемые условия с помощью материально-технической базы органов досудебного расследования будет выполнить крайне сложно. В то же время законопроект содержит условия оценочного характера — «существующая возможность сделать копии», «значительное ограничение хозяйственной деятельности» и т. д., — которые открывают возможность манипулировать нормами законодательства в пользу резидента «Дія Сіті» и причинят вред интересам следствия.

Цифровая экономика. Фото: Pixabay

Например, законопроект №4305 предлагает дополнить ч. 2 ст. 171 УПК пунктом 5, согласно которому ходатайство следователя, прокурора об аресте имущества резидента должно содержать «сведения, которые подтверждают невозможность осуществить копию электронных доказательств, хранения (размещения) или могут храниться (размещаться) в оборудовании, материальном носителе информации, принадлежащем резиденту «Дія Сіті». Указанное требование приведет к значительному увеличению объема законной дискреции следственного судьи при решении вопроса о предоставлении разрешения на арест имущества.

Субъект законодательной инициативы предлагает установить исключительное право ходатайствовать о проведении следственных розыскных действий в отношении резидента «Дія Сіті» для прокурора не ниже уровня руководителя областной прокуратуры, руководителя прокуратуры Автономной Республики Крым и города Севастополя, руководителя Киевской городской прокуратуры или лица, исполняющего его обязанности, или следователя по согласованию с указанными лицами. Это значительно ограничивает круг лиц, наделенных полномочиями организовывать и проводить досудебное расследование, которые могут совершать процессуальные и следственные действия в отношении резидентов. Это также увеличивает затраты времени на представление ходатайства и получения соответствующего разрешения у следственного судьи.

Изменения в ст. 214 УПК устанавливают особый порядок внесения сведений о совершении уголовного преступления резидентом «Дія Сіті» в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР): следователь и прокурор обязаны в первую очередь проверить принадлежность юридического лица к числу резидентов через соответствующий реестр. Если такая информация подтверждается, следователь или прокурор обязаны сообщить об этом факте прокурору не ниже уровня руководителя областной прокуратуры, руководителя прокуратуры Автономной Республики Крым и города Севастополя, руководителя Киевской городской прокуратуры или лицу, исполняющему его обязанности. Соответственно, сведения в ЕРДР вносятся только этими лицами. Уголовное производство в отношении резидента осуществляется отдельно, но одновременно с соответствующим уголовным производством.

Учитывая особенности проведения досудебного расследования в отношении резидентов «Дія Сіті», в результате которых процесс расследования существенно замедляется, а также требование одновременного осуществления уголовных производств в отношении резидента и по факту соответствующего правонарушения, возникает ситуация, при которой досудебное расследование конкретного уголовного преступления (в котором одновременно осуществляется параллельное производство по резиденту) будет замедляться. Это может быть использовано для сокрытия следов преступной деятельности и избежания ответственности за совершение этих правонарушений.

Законопроектом №4305 предлагается дополнить Уголовный кодекс статьей 365-1, устанавливающей ответственность за превышение работником правоохранительного органа власти или служебных полномочий в отношении резидента «Дія Сіті», то есть совершение действий по проведению досудебного расследования в отношении резидента «Дія Сіті» по заведомо недостоверным для него обстоятельствам. Перспектива доказывания факта заведомой недостоверности любой информации в уголовном процессе невысока, поскольку это субъективный фактор, который определяется тем, что именно считает конкретный человек достоверным источником информации, и в какой момент наступает заведомое знание о том или ином факте.

Таким образом, законопроект №4305 ограничивает круг сотрудников правоохранительных органов, которые могут инициировать и осуществлять досудебное расследование в отношении резидента «Дія Сіті», и одновременно оставляет для них возможность имитировать следственно-розыскную деятельность без угрозы реального наказания за неэффективную работу путем внесения в УК нормы о неработающем предохранителе от превышения полномочий.

Резервуар для бюджетных средств

Пункт 2 ч. 2 ст. 6 законопроекта №4303 определяет, что резидентом «Дія Сіті» не может быть юридическое лицо, акционером (участником) которого является государство, территориальная община, государственное или коммунальное предприятие или юридическое лицо, и в уставном капитале которого 25 и более процентов прямо или косвенно принадлежит государству или территориальной общине. Таким образом, до 25% уставного капитала резидента «Дія Сіті» может принадлежать государству или территориальной общине. Это означает, что в этих пределах юридическое лицо резидента может быть подконтрольно государству или территориальной общине, а стоимость его активов при продаже устанавливается на уровне рыночной стоимости. Кроме того, эти «до 25% уставного капитала» могут быть использованы для реализации схем по выводу средств из бюджета с использованием механизмов дополнительной эмиссии денежных средств. Законопроект закладывает основу для вхождения государства в уставный капитал любого резидента «Дія Сіті», что может привести к:

  • контролю и непосредственному влиянию на ведение хозяйственной деятельности резидентами;

  • выводу бюджетных средств из государственного сектора экономики, размещенных в уставном капитале резидента, путем целенаправленных действий уполномоченного органа.

Согласно ст. 11 законопроекта №4303, решение об утрате статуса резидента «Дія Сіті» принимает уполномоченный орган, а среди оснований для его потери есть предоставление заведомо недостоверной информации для получения статуса резидента. Поскольку понятие заведомо недостоверной информации является оценочным и сложно установить факт того, действительно ли субъекту было заранее известно о существовании тех или иных фактов, это основание может быть использовано для вывода юридического лица из статуса резидентов «Дія Сіті» по решению уполномоченного органа. Таким образом, бюджетные средства, которые через уставный капитал резидента «Дія Сіті» направлены на развитие цифровой экономики, изменят свое «целевое назначение».

Трюк с криптоактивами

Виртуальные активы, или криптоактивы, существенно отличаются от традиционных. Лучше всего это различие видно в разрезе осуществления Центральным банком монетарной политики — управления денежными массами и контроля за объемом денег. Для нужд экономики Центральный банк может реализовать или скупать облигации и таким образом влиять на уменьшение или, соответственно, увеличение спроса на ценные бумаги. Если процентная ставка на ценные бумаги очень низкая или приближается к нулевой отметке, то искусственно ее уменьшить для оживления спроса на ценные бумаги уже невозможно, поскольку в таком случае за них придется доплачивать покупателям. При таких условиях Центральный банк может прибегнуть к политике количественного смягчения и скупать активы под неопределенную процентную ставку с одновременной эмиссией денежной массы. При правильных расчетах суммы эмиссии и целевого направления эмитированных средств экономика страны получает должное стимулирование.

Цифровая экономика. Фото: Pixabay

Криптоактивы не могут быть инструментом монетарной политики Центральных банков одной страны, поскольку увеличение их количества происходит путем проведения ряда цифровых операций на основе Proof-of-Work (майнинг) или создания новых блоков в блокчейне на основе Proof-of-Stake (форжинг), или в форме продажи фиксированного количества единиц криптовалют (ICO). Формы эмиссии криптовалют зависят от того, какой инструмент защиты хэша был избран разработчиком. В отличие от традиционных денег, криптовалюты не имеют материального выражения, хотя для обозначения отдельных из них, например, биткоина, выпускаются монеты. Впрочем, большинство криптовалют — виртуальные и являются цифровой записью информации. Поэтому процессы их эмиссии, обмена и продажи происходят онлайн на специализированных веб-платформах и являются абсолютно независимыми от монетарной политики государства.

Очевидно, что на уровне государства Украина не сможет влиять и тем более контролировать процессы эмиссии любой криптовалюты, даже такой, разработчиком которой был бы, если бы мог конечно, какой-то институт государственной власти. Эти процессы по своей природе являются цифровыми и исключают политику.

Однако законопроект №4303 «изобретает» другой способ контролировать оборот и использование криптовалют в Украине. Пункт 11 ч. 2 ст. 6 этого законопроекта определяет, что уполномоченный орган устанавливает квалификационные требования к юридическим лицам, которые предоставляют услуги, связанные с оборотом криптоактивов. Эта же норма как бы между прочим оставляет регулирование обращения криптоактивов на усмотрение уполномоченного органа, поскольку такие требования могут быть «не установлены». Таким образом, если нельзя влиять на объем криптовалют на финансовом рынке Украины, можно влиять на тех субъектов хозяйственной деятельности, которые осуществляют услуги, связанные с этим видом активов.

Ситуация имеет еще и другое измерение. В Украине до сих пор не введен правовой режим оборота криптоактивов, хотя проект закона о виртуальных активах был внесен на рассмотрение Верховной Рады Украины под №3637 еще в июне 2020 года. Законопроекты №4303 и №4305 также не вводят этот режим, но предусматривают полномочия отдельного органа влиять на реализацию процессов, связанных с оборотом виртуальных активов. Очевидно, что в случае вступления в силу законопроектов №3637 и №4303 возможно возникновение коллизий между конкретными нормами, регулирующими этот вопрос. Пока не будет установлен правовой режим криптоактивов, ни их владельцы не будут в полной мере защищены законодательством, ни субъекты хозяйственной деятельности, связанной с оборотом таких активов, не смогут обеспечивать достойный уровень услуг, связанных с их оборотом. В таком случае указанные субъекты будут действовать на свой страх и риск, не будет осуществляться контроль качества предоставления услуг, а потребители этих услуг не будут защищены, как того требует ч. 3 ст. 42 Конституции Украины.

Профсоюз цифровиков

Ст. 15 законопроекта №4303 позволяет резидентам «Дія Сіті» создать единственную возможную для них организацию самоуправления — организацию резидентов «Дія Сіті». Организация призвана защищать права и интересы резидентов, продвигать правовой режим «Дія Сіті» и способствовать развитию цифровой отрасли экономики. Любой резидент имеет право вступить в Организацию, а ее членами могут быть только резиденты. Ст. 17 описывает порядок получения членства в Организации: «Резидент «Дія Сіті» вступает в договор присоединения с Организацией резидентов «Дія Сіті» (договор о членстве) в течение 30 дней со дня получения статуса резидента «Дія Сіті». Если на момент приобретения статуса резидента «Дія Сіті» Организация резидентов «Дія Сіті» не создана, резидент «Дія Сіті» обязан вступить в договор о членстве в течение 60 дней со дня ее создания». Из этого следует, что договор присоединения к Организации и уплата членских взносов являются обязательным следствием получения статуса резидента. Также законопроект не определяет условий выхода из Организации, что может означать лишь то, что выход возможен только в результате потери статуса резидента.

Эти положения законопроекта №4303 противоречат положениям ст. 36 Конституции, которая провозглашает право на свободу объединения в общественные организации для осуществления и защиты своих прав и свобод и удовлетворения политических, экономических, социальных, культурных и других интересов. Исключения для этого положения могут устанавливаться законом только для защиты национальной безопасности и общественного порядка, охраны здоровья населения или защиты прав и свобод других людей.

Согласно ст. 18 законопроекта Организация участвует в оценке планов стартап-проектов и формирует заключение с экспертной позицией о возможности согласования или несогласования этого плана реализации, а согласно п. 3 ч. 4 ст. 15 при наличии обоснованных оснований для нарушения требований закона готовит мотивированное ходатайство о проведении уполномоченным органом проверки конкретного резидента «Дія Сіті». Таким образом, Организация будет иметь огромное влияние на субъектов цифровой экономики, возможность «выдавливать» их с рынка и несвойственные для организации самоуправления контрольно-надзорные функции.

Цифровая экономика. Фото: Pixabay

Выполнить требования о получении статуса резидента «Дія Сіті», определенные в ст. 6 законопроекта, дано не всем субъектам цифровой отрасли украинской экономики. Некоторые из них не смогут выполнить эти требования одновременно со вступлением в силу закона и вынуждены будут получать статус резидента позже. К тому времени первичный очаг резидентов, который образуется из юридических лиц, соответствующих требованиям законодательства на момент принятия закона, сформирует костяк Организации и получит возможность влиять на процесс получения статуса новыми резидентами. И хотя в ч. 3 ст. 18 законопроекта установлено, что заключение Организации носит рекомендательный характер, это позволяет оказывать косвенное влияние на получение статуса резидента и искусственно ограничивать круг участников рынка цифровых технологий и виртуальных активов в Украине.

Вместе с тем отдельные субъекты утратят возможность получить статус резидентов и фактически будут лишены возможности воспользоваться преимуществами, которые создаются для представителей цифровой экономики благодаря внедрению правового режима «Дія Сіті». Таким образом, произойдет «естественный отбор» среди компаний, осуществляющих свою хозяйственную деятельность в области цифровой экономики, и будет сформирован узкий круг юридических лиц-резидентов, которые смогут монополизировать отрасль и сделать ее закрытой для новых актеров.

В результате собственно «Дія Сіті», резиденты «Дія Сіті» и Организация резидентов «Дія Сіті» станут тождественными субъектами экономического и правового взаимодействия. В то же время они будут иметь разные статусы: «Дія Сіті» как обозначение особых правовых условий развития цифровой экономики в Украине, Организация — как неприбыльная организация, которая финансируется за счет членских взносов резидентов и из других источников (происхождение средств которых не подлежит проверке), а Организация резидентов «Дія Сіті» — совокупность резидентов — юридических лиц. Эти три субъекта будут представлены одними и теми же лицами — или в составе правления и администрации Организации, или в составе юридических лиц-резидентов.

Терминологическая неопределенность

Законопроект №4305 вносит изменения в УПК и УК, в том числе и в части применения специальных терминов, которые субъект законодательной инициативы вводит для области цифровой экономики.

Так, в ст. 3 УПК добавляется упоминание о том, что понятие «Организация резидентов «Дія Сіті», «резидент «Дія Сіті», «реестр резидентов «Дія Сіті» и «должностные лица резидента «Дія Сіті» для целей УПК используются в значениях, определенных законом «О стимулировании развития цифровой экономики Украины». В то же время законопроект №4303 указанных определений не содержит.

Ст. 6 законопроекта №4303 устанавливает требования к резиденту «Дія Сіті» и определяет, что юридическое лицо может получить статус резидента при определенных условиях. Также в этой статье определен перечень обстоятельств, препятствующих получению статуса резидента. Но определения «статуса резидента «Дія Сіті» законопроект №4303 также не дает. Отдельно ст. 7 законопроекта №4303 определяет границы по видам хозяйственной деятельности, которые разрешено осуществлять резидентам «Дія Сіті». На основе детального анализа текста норм ст. 6 и 7 законопроекта можно сформулировать обобщенное понятие «резидента «Дія Сіті». Однако в ходе дальнейшего его использования для осуществления регистрационных, нотариальных и других действий, а также при рассмотрении дел в судах это будет вызывать путаницу, поскольку неясно, какие признаки определяют и выделяют резидента «Дія Сіті» среди других субъектов хозяйственной деятельности. Кроме этого, отсутствие четкого определения и потребность в его обобщенной формулировке будут предопределять рост влияния субъективного фактора при определении круга лиц, на которых распространяется действие норм законопроектов №4303 и №4305.

Такая же ситуация и с терминами «должностное лицо резидента «Дія Сіті» и «реестр резидентов «Дія Сіті» — их определения отсутствуют в законопроекте №4303, на который ссылается законопроект №4305.

Таким образом, субъект законодательной инициативы пренебрегает принципом правовой определенности и вводит в законодательную базу три понятия-нонсенса — понятие (обозначение явления) есть, но их определение (дефиниция явления) не существует. При этом, по логике, заложенной в законопроекте №4305, ссылающемся на указанные термины, их определения уже содержатся в законопроекте №4303, который представлен как профильный закон для отрасли цифровой экономики. Терминологическая неопределенность относительно базовых понятий профильного закона и области обозначает несоответствие задекларированной цели законопроектов и их реальной цели. Отсутствие четких определений явлений, которые являются базовыми для формирования предметного поля регулирования законопроекта, размывает границы предмета регулирования. Таким образом, предмет регулирования указанных законопроектов является нечетким, и это может вызвать коррупционные злоупотребления со стороны должностных лиц уполномоченного органа и других органов, участвующих в процессах, связанных с развитием цифровой экономики, и вмешательство в конкурентную среду на рынке IT-услуг и обращения виртуальных активов.

Особого внимания заслуживает также отсутствие определения понятия «Дія Сіті» — ключевого понятия для цифровой экономики в понимании законопроектов №4303 и №4305. И если понятия, связанные с «Дія Сіті», можно сформулировать путем обобщения, хотя отсутствует конкретное определение, то собственно «Дія Сіті» остается неопределенным даже на уровне обобщения норм законопроекта №4303. Фактически в законопроекте №4303 отсутствует предмет правового регулирования.

Законопроект №4305 предлагает ввести в УПК понятие «электронные доказательства». Однако помимо дополнения перечня процессуальных источников доказательств, указанных в ст. 84 УПК, еще одним видом доказательств — электронным — не определено, что именно представляет собой электронное доказательство. Вступление этих изменений в силу приведет к усложнению процессов досудебного расследования и признанию в суде доказательств надлежащими.

Также ст. 84 УПК предлагается дополнить частью 3, которая устанавливает, что порядок использования электронных доказательств в уголовном производстве регламентируется специальным законодательством. Правда, опять не определено, каким именно законодательством должно регулироваться использование электронных доказательств. Возникает ситуация, при которой специальный порядок может разрабатываться и утверждаться специально уполномоченным органом по вопросам развития цифровой экономики. В будущем это станет причиной неэффективности расследования уголовных правонарушений в сфере цифровой экономики и косвенного вмешательства в процессуальную деятельность.

* * *

Таким образом, оба законопроекта не соответствуют заявленной цели — создать условия для развития цифровой экономики в Украине. В случае принятия законопроекты №4303 и №4305 станут законами, регулирующими ничто — в них отсутствуют четко определенные предметы правового регулирования, но содержатся абстрактные понятия для обозначения неизвестных явлений. Вместо этого они создают особый привилегированный кластер юридических лиц с благоприятными условиями для монополизации IT-индустрии и услуг по обращению виртуальных активов.

Эти юридические лица будут иметь комфортные условия для ведения бизнеса и возможность регулировать конкуренцию на своем рынке вопреки ч. 2 ст. 42 Конституции Украины. В то же время введение особого порядка уголовного производства открывает для них возможности для злоупотреблений и критически уменьшает риск наступления уголовной ответственности.

Предложенные редакции законопроектов №4303 и №4305 следует вернуть их инициаторам для глубокой и тщательной доработки.


Впрочем, стоит признать, что цифровая экономика является очень важной отраслью в Украине, ее развитие может повлиять на экономический рост, и поэтому есть смысл как можно скорее принять меры по введению ее надлежащего правового регулирования. О признании приоритетности отрасли свидетельствует то, что другие субъекты законодательной инициативы не остаются в стороне от этого вопроса, и 18 ноября в ВР были зарегистрированы два альтернативных законопроекта — №4303-1 и №4303-2.

Екатерина CЕРДЮК


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.