Новости
Ракурс
Правоохранительные органы Украины. Фото: Служба безопасности Украины / Facebook

Парадоксы применения силы правоохранительными органами Украины

3 сен 2020, 11:31

Автор считает необходимым отметить, что им не преследуется цель опорочить силовые структуры страны, наоборот, он пытается выявить существующие пробелы нормативно-правового регулирования деятельности правоохранительных органов с целью его усовершенствования и предоставления сотрудникам указанных органов действенной законодательной защиты путем четкой регламентации порядка и оснований применения силы. Автор более 30 лет отдал службе в правоохранительных органах и подготовке будущих правоохранителей для различных структур.

Последние события в стране, в частности, ряд террористических актов (Луцк, Киев, Полтава), а также происходящее в соседней Беларуси наталкивают на размышления и рассуждения на тему порядка и правил применения силы правоохранительными (силовыми) органами.

Стоит отметить, что ключевой концепцией современного публичного права является концепция монополии государства на применение силы. В истоках научного обоснования указанной концепции лежат труды известных ученых — французского юриста и философа Жана Бодена, английского философа Томаса Гоббса и немецкого ученого Макса Вебера. Согласно этой концепции, легитимное использование силы, насилия признается только за государством.

В нашей стране право на применение силы законодательно закреплено за соответствующими правоохранительными органами, которые на бытовом уровне называют силовыми органами. Рассмотрим, каким образом законодатель обеспечил определенные правоохранительные (силовые) структуры необходимыми правовыми механизмами для реализации концепции монополии государства на применение силы. Следует отметить, что под термином «применение силы» мы понимаем три составляющих: применение физической силы, специальных средств и оружия.

Применение силы правоохранительными органами: Национальная полиция

Закон Украины «О Национальной полиции» определяет, что полиция — это центральный орган исполнительной власти, который служит обществу путем обеспечения охраны прав и свобод человека, противодействия преступности, поддержания публичной безопасности и порядка.

Закон определяет, что полиция для охраны прав и свобод человека, предотвращения угроз публичной безопасности и порядка или прекращения их нарушения также применяет в пределах своей компетенции полицейские превентивные меры и меры принуждения, определенные этим законом (ст. 30).

Правоохранительные органы Украины. Фото: Национальная полиция Украина / Facebook

В нашем случае остановимся лишь на рассмотрении и анализе мер принуждения, поскольку именно путем этих мер происходит реализация концепции монополии государства на применение силы.

Законом полиция уполномочена применять следующие меры принуждения:

  • физическое воздействие (сила);

  • специальные средства;

  • огнестрельное оружие.

Кроме того, уполномочив полицию на применение силы (физическое воздействие, специальные средства, оружие), законодатель ограничивает сферу применения — только во время исполнения полицейских полномочий, определенных законом.

Необходимо отметить, что полномочия являются одновременно и правом, и обязанностью. То есть лицо, наделенное полномочиями, обязано их осуществлять в строгом соответствии с предписаниями закона, руководствуясь специально-разрешительным принципом «разрешено только то, что прямо предусмотрено законом».

Служба безопасности Украины

Если обратиться к закону «О Службе безопасности Украины», то законодатель выделил полномочия в отдельный раздел (раздел IV), логично разместив в нем обязанности Службы (ст. 24), права Службы (ст. 25) и основания и порядок применения оружия и специальных средств (ст. 26).

В соответствии со ст. 26 закона «О Службе безопасности Украины», военнослужащие СБУ имеют право хранить, носить, использовать и применять оружие и специальные средства на основаниях и в порядке, предусмотренных Законом Украины «О Национальной полиции».

Как видим, военнослужащие СБУ вообще не наделены правом на применение физического воздействия (силы), ведь законодатель внес в ст. 26 профильного закона только отсылочную норму о праве на применение оружия и специальных средств. Таким образом, законодатель решил не наделять СБУ правом на такую меру принуждения, как физическое воздействие (сила). Возникает закономерный вопрос: каким образом должны действовать силовые подразделения Службы безопасности, в частности «Альфа», при задержании преступников (подчеркиваю — именно преступников), не имея при этом законодательного разрешения на применение физического воздействия (силы)?

Правоохранительные органы Украины. Фото: Служба безопасности Украины / Facebook

СБУ является субъектом, который непосредственно осуществляет борьбу с терроризмом, в соответствии с Законом Украины «О борьбе с терроризмом». Согласно норме закона, специальные подразделения и подразделения особого назначения субъекта с целью выполнения возложенных на них задач могут физически задерживать террористов, а в случаях, когда их действия реально угрожают жизни и здоровью заложников, участников операции или других лиц, — обезвреживать террористов.

Однако эта норма закона нарушает принцип правовой определенности. Во-первых, физическое задержание и право на применение физического воздействия (силы) — это разные понятия. Во-вторых, в структуре СБУ отсутствуют специальные подразделения и подразделения особого назначения, зато функционирует Центр специальных операций борьбы с терроризмом, защиты участников уголовного судопроизводства и работников правоохранительных органов (ЦСО «А»). Фактически определенные права законодательно предоставляются подразделениям, существование которых не предусмотрено в штатной структуре СБУ.

В то же время в структуре полиции законом предусмотрено существование полиции особого назначения, а приказом МВД Украины №987 от 4 апреля 2017 года утверждено Положение о подразделениях полиции особого назначения. Учитывая, что Национальная полиция также является субъектом, непосредственно осуществляющим борьбу с терроризмом, можем утверждать, что нормативно-правовое обеспечение деятельности полиции в сфере борьбы с терроризмом, с правовой точки зрения, урегулировано лучше.

На этом фоне вновь вспоминаются кадры с задержанием террористов в Луцке и Киеве и дебаты экспертов о том, что задержание террористов — это прерогатива СБУ, а не Национальной полиции. Эксперты делают выводы на основании общих понятий, а реализация действий конкретных работников происходит в плоскости конкретных правовых норм. Как видим, именно правовая база деятельности полиции оказывается более основательной.

Наряду с этим хочется обратить внимание законодателя на необходимость законодательного урегулирования деятельности силовых структур в сфере применения силы.

Национальное антикоррупционное бюро Украины

В Законе Украины «О Национальном антикоррупционном бюро Украины», в ст. 17 «Права Национального бюро» содержится отсылочная норма, согласно которой НАБУ и его работникам для исполнения возложенных на них обязанностей предоставляется право хранить, носить и применять огнестрельное оружие и специальные средства, а также применять меры физического воздействия на основаниях и в порядке, предусмотренных Законом Украины «О Национальной полиции».

Правоохранительные органы Украины. Фото: НАБУ / Facebook

Сразу возникает вопрос: каким образом НАБУ как юридическое лицо публичного права может хранить, носить и применять оружие, спецсредства и меры физического воздействия? Кроме того, законодатель наделил таким правом всех работников Национального бюро. В то же время, согласно ст. 10 Закона Украины «О Национальном антикоррупционном бюро Украины», к сотрудникам НАБУ относятся лица, которые являются гласными и негласными штатными сотрудниками из числа лиц начальствующего состава, государственных служащих и других сотрудников, работающих по трудовым договорам в Национальном бюро. То есть фактически сантехник, который работает по трудовому договору в Национальном бюро, может разгуливать по городу с парабеллумом в руках и, согласно закону, будет абсолютно прав. Целесообразно было бы предоставить такое право не всем сотрудникам, а исключительно лицам начальствующего состава НАБУ.

Кроме того, право, предоставленное сотрудникам НАБУ на применение силы (оружие, спецсредства, физическое воздействие) для исполнения возложенных на них обязанностей, вступает в противоречие с предписанием действовать на основаниях и в порядке, предусмотренных Законом Украины «О Национальной полиции». Ведь упомянутый закон разрешает применение силы только во время исполнения полицейских полномочий. Каким образом работник НАБУ должен определить, исполняет ли он полицейские полномочия в момент исполнения своих обязанностей? Ведь если его обязанности совпали с полицейскими полномочиями, то тогда он вправе применять силу. Не слишком ли сложная умственная математика для действий сотрудника в условиях экстремальной ситуации?

Государственное бюро расследований

Ст. 7 Закона Украины «О Государственном бюро расследований» предусматривает, что ГБР и его уполномоченные должностные лица в целях исполнения возложенных на них задач в случаях, предусмотренных этим законом, на основании и в порядке, определенных Законом Украины «О Национальной полиции», хранят, носят и применяют огнестрельное оружие и специальные средства, а также применяют меры физического воздействия.

Правоохранительные органы Украины. Фото: Государственное бюро расследований / Facebook

Снова наблюдаем изысканную законодательную шутку, когда юридическое лицо — ГБР — получает право хранить, носить и применять оружие... Достаточно интересным законодательным изобретением, нивелирующим содержание нормы закона, является примененный в упомянутой статье деепричастный оборот «в случаях, предусмотренных этим законом». Уполномоченные должностные лица ГБР вроде как вправе хранить, носить и применять оружие, специальные средства и меры физического воздействия, однако — только в случаях, предусмотренных этим законом (законом «О Государственном бюро расследований»). Притом что никакой другой нормой этого закона не предусмотрены случаи применения оружия, спецсредств и физического воздействия. Зачем работникам ГБР оружие и спецсредства, если закон не предусмотрел ни единого случая их применения?

Вспоминается один эпизод из бурных 90-х годов. Милиция долго следила за рецидивистом, который обоснованно подозревался в совершении преступлений. Задерживать его решили рано утром в квартире, где тот остановился. Учитывая криминальное прошлое подозреваемого и способы совершения им преступлений, к участию в операции привлекли вновь созданное милицейское подразделение ОМОН. Во время утреннего штурма несколько омоновцев должны были проникнуть в квартиру через балкон. Один из омоновцев был застрелен задерживаемым из охотничьего ружья прямо на балконе. На суде злоумышленник объяснил, что проснулся рано от шума на балконе и решил, что это бандиты лезут поквитаться с ним, поэтому вынужден был защищаться. На замечание, что это был работник милиции в новой форме, злоумышленник ответил, что никогда таких милиционеров и такой формы не видел. Задержанный утверждал, что если бы увидел милиционера в обычной серой форме с красной фуражкой, то никогда бы не выстрелил. Учитывая, что новая форма ОМОНа была не утверждена, закона или приказа о подразделениях милиции особого назначения не было, суд вынужден был оправдать злоумышленника по эпизоду посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа, при этом осудив его по другим эпизодам доказанной преступной деятельности.


Таким образом, этот пример и приведенные в статье факты лишний раз подтверждают неотложную необходимость надлежащего правового регулирования всех вопросов, касающихся регламентации деятельности силовых структур Украины, особенно вопроса применения силы. Действующие законодательные акты и нормы выписаны таким образом, что каждый эпизод применения силы может быть основанием для привлечения работника силового органа к ответственности. Необходимо отметить, что проблема применения силы крайне важна еще и потому, что в стране, где запрещена смертная казнь, законодатель наделяет работника силового органа правом во внесудебном порядке лишить жизни определенное лицо. В таком случае нормы должны быть прописаны настолько четко и однозначно, чтобы не вызвать никаких противоречий и возможности разного толкования. Только такие нормы и такие законы будут одобрительно восприняты и положительно оценены обществом.

Сергей КОРСУН, адвокат, кандидат психологических наук, доцент, профессор Университета современных знаний


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.