Новости
Ракурс
Печерский районный суд Киева / Фото: "Укринформ"

Объехать закон на кривой козе: мастер-класс от Печерского суда

Дело, о котором мы расскажем, тоже слушается в Печерском суде. Оно не имеет никакого отношения к политике, что, пожалуй, и хуже, потому что на примере этой истории слишком ясно видна простая истина: судебная реформа провалена, и каждый из нас запросто может стать жертвой правового беспредела.

Кроме того, эта история, к сожалению, изобилует мутными, но действенными лайфхаками — как, используя корявую систему правосудия, объехать на кривой козе любые законы.

Как затянуть дело

Судебная часть истории тянется уже шесть лет, однако сама история началась раньше. Итак, некая киевская семья Левченко взяла в банке приличный кредит и отдала в ипотеку пятикомнатную квартиру в центре Киева. Ни кредит, ни проценты заемщики банку не вернули и, похоже, не собирались. Сам банк, приближаясь к процессу ликвидации, продал право взыскать ипотечное имущество другому банку, а тот, в свою очередь, — коммерческой фирме, украинскому инвестору ООО «Спортсервис-СТМ».

Задолжавшая банку семья, состоящая из четырех взрослых и вполне состоятельных людей, как раз и живет в этой спорной квартире, сдавая несколько других квартир в аренду и получая немалую прибыль. Кроме того, должники, возможно, надеялись на то, что банк, которому они задолжали, тихо умрет, и его кредит… сам собой спишется.

Однако еще до того, как коммерческая фирма на свою голову выкупила проблемный кредит, банк обратился в суд, требуя отчуждения ипотечной квартиры в счет погашения долга. Это было в 2014 году, и суд был не Печерским, а Подольским.

Семейству, задолжавшему банку, было выгодно изо всех сил затягивать дело: пока оно рассматривается, жилплощадью можно пользоваться. Поэтому когда суд первой инстанции вынес решение продать ипотечную квартиру на публичных торгах, https://reyestr.court.gov.ua/Review/70242890 должники завалили апелляционную инстанцию жалобами. И вот, пожалуйста, первый лайфхак: эти жалобы подавались каждым членом семьи по отдельности. Некоторые из них были подписаны символом Z, по другим не платился судебный сбор. Возвращение жалобы, составление новой — все это время, время, время… А решение все не может вступить в силу.

Адвокат инвестора Мария Островская комментирует подобный лайфхак как примитивный пережиток прошлого. По ее словам, новая редакция процессуальных кодексов ввела четкий механизм противодействия злоупотреблению процессуальными правами. Правда, не в реалиях украинского правосудия, которому закон не писан.

Однако апелляционная инстанция, рассмотрев жалобы, не пошла на поводу у недобросовестных должников и согласилась с решением Подольского райсуда города Киева. https://reyestr.court.gov.ua/Review/71719209 Деятельная семья Левченко, разумеется, после проигрыша апелляции обратилась в кассационную инстанцию, но проиграла дело вчистую. https://reyestr.court.gov.ua/Review/73660690

Казалось бы, вот и конец истории: должники — с вещами на выход, по домам, квартира продается.

Однако тут-то и начинается самое интересное.

Из истцов — в ответчики

А вот теперь в дело вступает Печерский суд! Именно туда семейство предприимчивых должников подало иск о признании недействительными торгов, на которых коммерческая фирма приобрела у банка кредит. Таким образом инвестор, выкупивший проблемный кредит, неожиданно оказался… в ответчиках, а на отчуждение квартиры был получен судебный запрет (https://reyestr.court.gov.ua/Review/73245780).

«Это искусственно созданный иск, единственная цель которого — наложить арест на имущество, дабы решение Подольского суда не могли исполнить принудительно», — говорит адвокат нового кредитора Мария Островская.

По подобным искам и их обеспечению уже высказался Высший совет правосудия, за что один из судей Голосеевского райсуда города Киева был привлечен к дисциплинарной ответственности. Такое решение поддержала и Большая палата Верховного Суда свежим постановлением от 6 февраля 2020 года 

Возникает резонный вопрос. Поскольку сделка купли-продажи была заключена между банком и коммерческой фирмой, то какой резон владельцам квартиры вообще оспаривать ее? Не все ли равно, кто продаст их квартиру — банк или фирма?

Резон самый прямой, поясняет Мария Островская, иск им безразличен, исковые требования пусты. Должникам важно его обеспечить: наложить арест на квартиру, запретить ее отчуждать, за что успешно взялся Печерский суд. «По сути, иск отстаивает чужие интересы — интересы банка, и это подтверждает, что он притворный. Но как бы ни были примитивны эти схемы, в Печерском суде они до сих пор работают», — добавляет она.

Адвокаты уже получили постановление Киевского апелляционного суда, ставящее под сомнение законность определения об обеспечении иска и предписывающее рассмотреть ходатайство ответчика о его отмене.

Однако на протяжении полутора лет после обжалования ареста судья Печерского суда города Киева Алексей Соколов всячески избегает судебных заседаний, отменяя их под различными предлогами и тем самым предоставляя истцам свободу манипуляции фальшивым иском.

Итак, пока идет судебное разбирательство, должники преспокойно живут в квартире, предназначенной на продажу. Но ведь, по логике, любое дело не может длиться вечно. Но его можно искусственно затянуть на годы.

И тут в игру вступают «специалисты» Печерского суда, даже без прямого участия и влияния истцов-должников.

Фальсификация протоколов

Гражданское дело № 757/15748/18-ц находится в производстве судьи Печерского суда Алексея Соколова с июля 2018 года. И почти за два с половиной года по нему… даже не начинается подготовительное производство. За это время было назначено девять судебных заседаний. На четырех объявлялся перерыв из-за неявки некоторых участников дела («некоторыми участниками» были как раз должники), а пять раз дело снималось с рассмотрения по инициативе судьи — из-за занятости в других делах, болезни, отпуска.

Представители фирмы, купившей проблемный кредит, дисциплинированно приходили в суд. Но, ознакомившись с материалами дела, адвокаты обнаружили, что, оказывается, сами… не являлись на процесс. Подтверждением их отсутствия стали протоколы судебных заседаний, где указано, что по причине неявки всех участников процесса не ведется даже техническая запись.

«Это не просто халатность работников суда, это умышленная подделка документов, препятствующая адвокатам в профессиональной деятельности, — подчеркивает Мария Островская. — Более того, секретари судебного заседания, которые оформляли протоколы, настолько вольготно и безнаказанно себя чувствуют, что на требования адвокатов, явившихся в суд, заявили: «А чем вы докажете, что вы есть?». Возможно, у них собственная виртуальная реальность, только в реалиях объективной юриспруденции — это должностные преступления. Разумеется, факт присутствия на каждом заседание мы в состоянии подтвердить, хотя и понимаем иронию секретарей. Если они не внесут эти сведения в протокол судебного заседания, то адвокатов как бы и не было в процессе. А это основание для дисциплинарной ответственности правозащитников и расторжения договора с клиентом. То есть в силу первобытной логики секретарей судебного заседания от них все зависит. Сложно предположить, что это такой себе демарш судейского персонала против адвокатов. Скорее, это типичные для большинства дел указания их патрона, которому дела нет до правосудия».

Последние события вдохновили адвоката на активную борьбу против судебно-печерских персоналий. Правозащитник инициировала дисциплинарную ответственность секретарей судебного заседания, а также обратилась в Высший совет правосудия с жалобой о дисциплинарном проступке судьи Соколова. В документах скрупулезно описаны факты фальсификации протоколов и обстоятельства чрезмерного затягивания дела, препятствующие исполнению судебного решения, вступившего в законную силу.

Большая загрузка — отличная отмазка

Дисциплинарные жалобы — пока только первый шаг. Ведь действия судьи, как и действия секретарей, вполне могут подпасть под две статьи Уголовного кодекса — 364-ю (Злоупотребление властью или служебным положением) и 397-ю (Вмешательство в деятельность защитника или представителя лица).

Эффективность дисциплинарных жалоб часто оказывается весьма сомнительной. «Мы анализировали дисциплинарную практику Высшего совета правосудия, — продолжает адвокат, — в том числе относительно судьи Соколова. Против него подают жалобы участники процесса по схожим обстоятельствам, из-за неадекватной волокиты. Однако он избегает ответственности, поскольку каждый раз пишет пояснения, мол, очень загружен, суд недоукомплектован, а количество дел растет. Но в нашем случае есть неоспоримая особенность: мы акцентируем внимание на фальсификации материалов дела. Более того, изучив практику Высшего совета правосудия по другим делам, обнаружили решение о привлечении к ответственности судьи Дзержинского районного суда города Харькова по фактам волокиты гораздо менее вопиющим, нежели у Соколова. https://hcj.gov.ua/doc/doc/3880Если же он и на этот раз избежит дисциплинарных санкций, практика Высшего совета правосудия подтвердит прискорбный факт двойных стандартов…».

Да, объективно проблема загруженности судей существует. Однако подобная ситуация, как ни странно, по-своему выгодна самим судьям: ведь любую жалобу можно списать на «большую загрузку».

Но в целом судьи чувствуют себя в безопасности, вытворяя любые чудеса. Возникает вопрос: почему?

«Порой юристы недостаточно активны, закрывают глаза на судейский произвол, — отмечает Мария Островская. — Многие не хотят ссориться с судом, считая, что клиенты приходят и уходят, а им еще здесь работать. Бывает, сам клиент отказывается конфликтовать с судом. Ведь судья может придумать миллион поводов затянуть даже самое бесспорное дело. В процедурных моментах он — царь и бог. Вроде бы речь о второстепенных организационных нюансах, но на практике они имеют существенное юридическое значение».

За подобные нарушения должны привлекать не только к дисциплинарной ответственности. Если бы было открыто уголовное производство и не просто открыто, а судья получил статус подозреваемого, тогда уже можно было бы поднимать вопрос об отстранении его от должности. В таком случае правосудие мало бы потеряло, скорее, приобрело свое изначальное значение.

Неутешительные выводы

Давайте смотреть правде в глаза: если даже состоятельный человек с командой адвокатов с трудом пробивается сквозь систему правосудия, то что говорить об обычных людях, с небольшим достатком? Для них возможность добиться правды в суде сегодня стремится к нулю.

Какие выводы можно сделать из этой истории?

Мария Островская / Фото: Фейсбук

«Первая проблема состоит в том, что в нашей стране уверенно чувствуют себя должники, — говорит Мария Островская. — Если вы стали кредитором, примите соболезнования и попрощайтесь с деньгами. Система правосудия не позволит добиться справедливости. Дело будет тянуться по инстанциям годами, а то и десятилетие. И даже если есть решение суда в пользу кредитора, то оно долгое время будет существовать только лишь на бумаге. Судебная система предоставит благодатную почву для манипуляций, что препятствует исполнению решений. В том числе благодаря таким судьям. Закроет глаза на очевидно искусственный иск, наложит арест по необоснованному ходатайству и пару лет будет избегать ответчиков. Под каждое заседание брать отпуск, болеть, уходить в какой-нибудь уголовный процесс.

Вторая проблема — провокация коррупции. Адвокат, проделав большую работу, фактически топчется на месте из-за не зависящих от него обстоятельств. Клиент, не разбирающийся в тонкостях юриспруденции, может решить, что именно правозащитник во всем виноват: недостаточно квалифицирован либо недостаточно влиятелен. А тот, в свою очередь, думает, может, проще… занести определенную сумму, чтобы дело сдвинулось, и не оправдываться перед клиентом за свой труд? Но есть правомерный выход — предавать такие процессы огласке, делать публичными, привлекать журналистов, засыпать грамотными процессуальными документами, настойчиво добиваться уважительного отношения к правовой работе со стороны судей в Высшем совете юстиции, вышестоящих судебных инстанциях и даже правоохранительных органах…

Безусловно, есть и другая категория судей, с которыми я имела честь сталкиваться в профессиональной сфере: объективные, трудолюбивые и принципиальные. Но, к сожалению, именно они являются более уязвимыми. Взять хотя бы судью Славянского горрайонного суда Донецкой области Игоря Минаева. Как адвокат, я всегда буду готова отстаивать нарушенные права достойных вершителей правосудия…».


Тем не менее для так называемого «пересічного» украинского гражданина картина в целом вырисовывается неутешительная. Демократическое государство не может существовать без четко и прозрачно работающей судебной системы. Невозможность законным образом добиться справедливости толкает людей на то, чтобы добиваться справедливости незаконными, но эффективными и даже радикальными методами.

Другими словами, с таким положением дел в судебной системе мы катимся снова в «веселые» 90-е. А это совсем не весело.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.