Новости
Ракурс
Дело о мировом соглашении

Дело о мировом соглашении: прокурор требует посадить

Есть у писателя Куприна рассказ «Механическое правосудие». В нем изобретатель машины, точно и холодно отмеривающей каждому положенное наказание, в конце концов сам попадает в лапы механического чудища и горько раскаивается. Правосудие не может быть механическим. Взвешивая человеческие проступки и отмеряя наказание за них, необходимо помнить, что каждый случай уникален, даже если он вписывается в статью Уголовного кодекса.

Это дело, закончившееся недавно в Верховном суде, заставляет задуматься не только о юридической, но и о моральной стороне правосудия. Допустимо ли, принимая решение, выходить за рамки, предписанные уголовной статьей? Должно ли быть наказание за ошибку, даже если она привела к фатальным последствиям, суровым и неотвратимым? И, наконец, почему обвинение воспринимает сроки, полученные обвиняемыми, как некие «производственные показатели», которые должны быть всегда на уровне: чем больше срок, тем лучше работает прокурор?

Убийство по неосторожности

Глупая и бессмысленная трагедия произошла в ноябре 2017 года в одном из райцентров Центральной Украины. Непоздним еще, но уже темным вечером на проезжую часть внезапно вышел сильно нетрезвый человек. Водитель автомобиля, под который он едва не попал, вынужден был резко затормозить. По тормозам ударил водитель еще одной машины. Аварии чудом удалось избежать, однако разозленные донельзя автомобилисты выскочили из авто, чтобы разобраться в том, что произошло.

Пешеход, решивший прогуляться по проезжей части, повторим, был пьян, вести с ним разговоры было бесполезно. Говорят, нетрезвых ангел охраняет. Но в тот момент, когда водитель одного из автомобилей в сердцах толкнул пешехода, едва не ставшего причиной аварии, ангел отвлекся. Пешеход упал навзничь и сильно ударился затылком. В больнице констатировали тяжелую черепно-мозговую травму с кровоизлиянием и переломом костей основания черепа.

Несчастный человек почти месяц пролежал в больнице, находясь между жизнью и смертью, но старания врачей спасти его оказались тщетными.

Спустя два года состоялся суд над водителем, толкнувшим незадачливого пешехода. Ему вменяли часть первую статьи 119 Уголовного кодекса — «убийство по неосторожности». Первая часть предусматривает ограничение или лишение свободы на срок от трех до пяти лет. Обвиняемый признал себя виновным полностью. А его защитник заявил ходатайство об утверждении соглашения о примирении между его подзащитным и родственницей погибшего. Согласно статье 468 Уголовного процессуального кодекса, в уголовном производстве могут быть заключены два вида соглашений — соглашение о примирении между потерпевшим и подозреваемым или обвиняемым и соглашение между прокурором и подозреваемым (обвиняемым) о признании вины. Речь, конечно же, идет об уголовных проступках небольшой или средней тяжести и об уголовном производстве в форме частного обвинения. Эти соглашения существенно упрощают правосудие. Убийство по неосторожности относится к преступлениям средней тяжести. Но вряд ли у кого-то повернется язык всерьез назвать «преступником» осужденного водителя.

К слову, заключая соглашение, он выплатил родственнице погибшего 300 тысяч гривен морального и материального ущерба. К тому же прокурор заявил гражданский иск в интересах больницы, где пытались спасти погибшего, — всего на 100 с лишним тысяч гривен. Обвиняемый иск признал, суд иск прокурора удовлетворил.

Не оправдали, но и не посадили

В итоге суд утвердил соглашение о примирении, признал водителя виновным по части первой статьи 119 УКУ, но наказание ему назначил сроком на один год ограничения свободы, освободив его от исполнения наказания с испытательным сроком в один год. Что интересно, в тот момент прокурор возражений против мирового соглашения не имел.

Казалось бы, вполне милосердное решение, которое удовлетворяло всех, и в первую очередь, родственников погибшего.

Но не тут-то было.

С приговором не согласился первый заместитель областного прокурора. Посчитав его чересчур мягким, он подал апелляционную жалобу в областной суд. Но там отказали в открытии апелляционного производства.

Тогда прокуратура подала кассационную жалобу на решение апелляционного суда. Основной мотив — мировое соглашение утвердило наказание, которое не предусмотрено уголовной статьей «убийство по неосторожности».

Однако Верховный суд, недавно рассмотревший это дело, согласился с решением апелляционного суда.

Вред, причиненный уголовным преступлением, должен быть таким, который поддается возмещению. Смерть — вещь необратимая, тут нельзя говорить о возмещении. Однако решением суда первой инстанции никто не освобождал водителя от уголовной ответственности. Он был осужден, а на основании статьи 75 УК «Освобождение от отбывания наказания с испытанием» освобожден от отбывания наказания.

То есть, говоря простыми словами, суд не оправдал этого человека.

Суд ответил на целый ряд юридических вопросов, связанных с соглашением о примирении, в частности, на такой: в каких случаях прокурор имеет право обжаловать приговор, вынесенный с учетом такого соглашения?


Но здесь возникает другой вопрос: зачем прокуратуре оспаривать подобные приговоры?

По словам известной украинской правозащитницы Татьяны Яблонской, нельзя говорить о реальной состязательности процесса, пока представитель обвинения находится под гнетом «показателей», когда от суровости вынесенного приговора напрямую зависят его продвижение по службе, премиальные. Сколько сил, времени и государственных денег тратится на удовлетворение карьерных амбиций представителей обвинения. Интересно было бы посчитать, во сколько это обходится государству.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.