Новости
Ракурс

Антитеррор в Мариуполе глазами местных жителей

13 мая 2014, 08:53

О событиях в Мариуполе на 9 мая крайне мало информации, несколько официальных заявлений и очень много слухов. В версию МВД о десятках террористов с автоматами в руках, которые пытались 9 мая захватить городское управление милиции, верят далеко не все. Активно обсуждается версия конфликта внутри самой милиции с участием Нацгвардии и ВСУ (якобы новое начальство требовало от личного состава применить оружие против мирной демонстрации/митингующих, захвативших горсовет, а часть милиционеров отказалась). Часть населения восприняла АТО возле здания милиции, которая переместилась в центр города, как карательную операцию. Участие в спецоперации Олега Ляшко только подливает масла в огонь, ведь авторитетом этот депутат в Мариуполе не пользуется. «Ракурс» предлагает вашему вниманию впечатления о событиях 9 мая рядовых жителей города.

Loading...

Наталья Шалыгина, 27 лет, временно домохозяйка:

На 9 мая с семьей сидели дома, наблюдали за происходящим через веб-камеры. О том, что будут провокации в этот день, говорили все. Сейчас напуганы очень и очень сильно, дома собрана сумка с документами и ценными вещами, что будет дальше — неизвестно.

Защиты у населения нет, и это факт. Центр Мариуполя был перекрыт несколько дней, ночами слышны выстрелы, разворовывали магазины, аптеки, табачные ларьки, ювелирки и т. д. Школы открыты, но посещаемость очень низкая, вчера в классе дочки из 32 учеников пришли только девять.

Алла Ивановна, 55 лет, учитель истории:

Мариуполь в трауре. Политики для того и нужны, чтобы договариваться, а не действовать с позиции силы. Если есть два мнения, надо слышать оба, в том числе мнение Востока.

Александр Романенков, 42 года, и. о. начальника цеха ММК им. Ильича, помощник депутата горсовета Мариуполя:

В 10.00 у Драмтеатра началось шествие к памятнику воинам-освободителям на пр. Нахимова. Там был митинг, выступал первый секретарь КПУ, я тоже выступил как человек, у которого оба деда воевали. Поздравил всех с праздником, поблагодарил ветеранов и сказал: «Наше дело правое, победа будет за нами». Эти слова были еще на ленте медалей, которыми награждали Героев войны. Когда митинг начал расходиться, около 11.00, точно не скажу, прошла информация, что в центре города убивают мирных жителей. Об этом рассказал парень, который приехал на мотоцикле. Я сел с ним на мотоцикл, поехал в центр. По центральному проспекту Ленина увидел БТР и следом за ним БМП. Когда дошел до Арбата (боковая улочка, отходящая от пр. Ленина. — Ред.), увидел мужчин в камуфляже без опознавательных знаков с автоматами Калашникова, услышал: «Нацгвардія. Стій!». Мужчина, которого убили рядом со мной, просто вышел из-за ларька и наткнулся на них. Они открыли огонь, он упал на колени и какое-то время еще передвигался на коленях. Я поднял руки и говорю: «Что вы делаете, я помощник депутата, иду с открытыми руками. Кто вы такие, представьтесь». Они ответили, что они Нацгвардия и пришли нас спасать, чтобы не было такого, как в Донецке и т. д. Я говорю: «Не надо нас спасать». Потом я почувствовал боль в ногах, стал уходить и упал. Подбежали люди, сняли ремень, перетянули ногу. Ранил меня тот, который кричал: «Стій!». Когда в меня выстрелили, я стоял на месте, раскрыв руки. В интернете мне уже дорисовали пистолет, сказали, что я был вооружен. Столько вранья идет.

Ольга Подольская, 38 лет, ММК им. Ильича:

Никакого предупреждения о начале антитеррористической операции по городу не было. Мы с мужем утром пошли за покупками, когда вышли из магазина, увидели на асфальте следы от тяжелой военной техники, встретили заплаканную женщину пенсионного возраста, видевшую, как по дороге промчался БТР. Мы сразу пошли домой и больше не выходили, следили за событиями в интернете.

Меня удивило, что на украинских каналах практически до самого вечера ничего не было сказано о событиях в Мариуполе. Может быть, в масштабах всей Украины это не такое уж важное событие... Только после обеда увидела на «5 канале» бегущую строку о Мариуполе.

Многие мои знакомые, когда объявили всеукраинский сбор средств на армию, перевели деньги с телефона, кто сколько мог, кто по 20 грн, кто по 10. Один из них, который живет в центре города, был на улице 9 мая, когда все это началось, и побежал домой сразу же. Потом сказал: «Получается, что я деньги переводил на свою армию, а теперь приходится от нее убегать».

Я не верю в версию МВД о 60 террористах с автоматами, напавших на горуправление милиции. Что на самом деле там произошло, мы, наверное, никогда не узнаем, это закрытая структура, но о конфликте внутри милиции в городе начали говорить еще за несколько дней до 9 мая.

На референдум я не ходила, побоялась, у меня двое детей. Муж ходил, говорит, что очереди были очень длинные. Может, и не было бы такой активности, если бы не последние события, люди очень возмущены.

Игорь (не захотел называть свою фамилию), 27 лет, металлург:

Сам я не был в центре города 9 мая и до сих пор нет желания туда ехать. Это эпицентр маразма, террора и вандализма в моем городе. Сами разграбили магазины, сожгли банкоматы, горсовет и винят в этом «Правый сектор» и еще каких-то «бИндеровцев».

Я считаю, что нормальные граждане при виде вооруженных людей и выстрелах, когда работают силовые структуры, должны расходиться по безопасным местам и не высовывать головы ради того, чтобы заснять и выложить в YouTube новое видео. Мне кажется, что людям так промыли мозг и манипулируют ими, что они, потеряв чувство самосохранения, бегут на БМП с голыми руками, провоцируют и нападают на силовиков. Это вообще немыслимо.

В городе несколько дней творилась полная анархия, не работали банки, банкоматы, магазины, торговые центры... В некоторых магазинах уже не принимали платежные карточки, из транспорта были отдельные маршрутки и несколько трамваев. Только сегодня вроде начали работать банки и банкоматы, ситуация потихоньку возвращается к норме.

Лично я не верю в то, что военные расстреляли ГГУ МВД и милиционеров, потому что они якобы были за ДНР. На многих видео было видно, что из здания выходили вместе и военные и милиционеры, и они друг в друга не стреляли. Видно, что армия стреляла по второму этажу, где уже были захватчики, а с третьего этажа людей эвакуировали, и по нему никто не стрелял.

Елена (не захотела называть фамилию), 36 лет, инженер:

Я живу в трех минутах ходьбы от горуправления милиции, поэтому часть событий происходила у меня на глазах. Я наблюдала в окно, у меня маленький ребенок, я его спрятала в ванну, были слышны взрывы, у нас в доме тряслись стены. Часть демонстрации, которая закончилась на пл. Комсомола, вернулась в центр, и люди стояли у нас здесь на перекрестке (пр. Металлургов и ул. Апатова), пенсионеры с орденами, участники войны, и молодежь, и женщины. Детей, слава Богу, не было. Люди все были возмущены, и когда по улицам стали ехать танки, они стали их останавливать. Я видела дедушку в белой форме с орденами, с кокардой на фуражке, с ним рядом бабушка, тоже вся в орденах... Эти люди собой закрывали дорогу, чтобы не проехали танки.

Когда начались военные действия возле ГГУ МВД, часть ребят побежала туда. Демонстрация стояла до последнего, пока в них не начали стрелять, пока не начались автоматные очереди. В принципе, благодаря этим активистам, как еще их называют у нас в Мариуполе, большая часть милиционеров спаслась. Причем это мнение самих милиционеров, у подруги есть знакомая семейная пара, которая в этот день дежурила. Активисты вырывали с обратной стороны решетки на окнах, помогали выбраться из здания милиционерам, в первую очередь, женщинам. Я сама этого не видела, конечно, но очевидцы и сами милиционеры рассказывают, что люди закрывали своими телами здание милиции от танков и автоматчиков. Там не было никаких террористов, я в эту версию не верю. Даже если допустить, что они были, то как объяснить, что из танкеток стреляли в управление милиции?

Мы все хотим жить в одной стране Украине, но мы не хотим, чтобы у нас стреляли в мирных жителей, тем более в такие праздничные дни.

Антон Берг, 27 лет, системный администратор:

Я очень расстроен из-за повальной жажды нашего населения верить басням и полностью выключать мышление. Я не считаю, что баррикады в центре Мариуполя уместны, и не считаю уместным оружие в правительственном здании (достаточно фото, что оно есть в нашем горсовете). Не говоря уже об уничтожении архивов документации и баз данных в горсовете. Об этом рассказывают пожарные, которые были там 11 мая.

Что касается АТО 9 мая, то проблема в том, что при уровне подготовки ее участников и настроениях населения она не имеет смысла. Но вместе с тем, я считаю, что Андрущук (экс-начальник мариупольской милиции. — Ред.) действовал профессионально и согласно своей присяге и своей должности. Он не имел другого выбора ни по уставу, ни по должностной инструкции: он не мог поступить иначе, чем вызвать подмогу. Террорист — довольно размытое понятие, но в то, что люди с оружием заняли здание управление милиции, я верю.

Пожар в милиции тоже считаю неслучайным, как и в горсовете. Ведь в милиции находились материалы расследования захвата горсовета. Очень удобно, теперь там все выгорело дотла.

И еще одна интересная деталь. Провокаций на 9 мая ждали во многих городах, в том числе Донбасса. Но стример приехал из Донецка снимать парад именно в Мариуполь, никто не задумывался, почему? За 23 года никто, кроме местного телевидения, наш парад не снимал, а тут вдруг такая честь. Это наводит на размышления, что о событиях, произошедших после парада, знали не только их непосредственные участники.

Что касается людей, которые бросались на БТР и защищали собой здание милиции, то это нарушение правопорядка. Такое же, как, впрочем, было и на Майдане в Киеве. Но играться в «они первые начали» — это уровень мышления детского сада. Возрастной ценз для участия в выборах и референдуме не из-за амбиций придумали, а именно для недопущения такого детсада.

Донецкая народная республика не озвучила никаких шагов, никаких планов на будущее. Никаких расчетов, никаких анализов не опубликовала, просто сказала: «Верьте мне — так будет лучше». Я верю в Бога, все остальное я пытаюсь анализировать.

Андрей Головань, 44 года, директор «Дворца металлургов», режиссер, ведущий:

То, что сегодня (9 мая. — Ред.) произошло в Мариуполе, — это точка невозврата. Украине не быть единой, если власть говорит с народом с помощью оружия. В гражданской войне нет праведников, виноваты все! Все виноваты во всем: политики, патриоты, журналисты, блогеры, общественники, отморозки, силовики, военные, интеллигенция. Воины света и пьяные ватники. Давайте еще поищем виноватых. Все, у кого была хоть малейшая возможность это остановить, все, у кого был хоть малейший шанс договориться. Все мы виноваты! И все мы после Одессы и Мариуполя уже никогда не вернемся к прежней беспечной мирной перебранке о судьбах страны. Возврата нет. Можете умничать и рассуждать, а все уже будет как будет. Кто из вас, умников и патриотов, скажет, чем это кончится? Мой сынок, глядя в телевизор, спросил меня: «Папа, а кто и против кого воюет?». Что я ему должен отвечать?..

 

Марина БЛУДШАЯ


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter