Новости
Ракурс

Лица Майдана: полгода спустя

26 авг 2014, 12:56

Сегодня, когда насилие настолько плотно заполнило украинские новости, а счет жертв уже ведется на тысячи, у нас нет времени оглядываться назад. Когда потери ежедневно растут, первые из них кажутся все меньшими и как будто уже не стоящими внимания. Украинская память всегда была короткой, даже в не столь бурные времена, когда пантеон героев пополнялся не такими быстрыми темпами. Но, живя в режиме новостного нон-стоп, мы не должны забывать. Потому что забытая история повторяется снова.

Разгон Майдана в ночь с 29 на 30 ноября

Что произошло: Ночь на 30 ноября 2013 года стала поворотным моментом в истории Майдана, потому что именно после нее он превратился из небольшого митинга, посвященного знаменитому европейскому саммиту, в массовое восстание с требованиями смены власти и принципов ее деятельности. В ту ночь под утро на Майдан прибыли коммунальщики, чтобы закончить сборку каркаса новогодней елки. На помощь им приехал и «Беркут», который очень добросовестно зачистил площадь от митингующих, большинство из которых на тот момент уже разошлись после окончания саммита в Брюсселе. Во время зачистки Майдана, как свидетельствуют видеозаписи и фото с места событий, бойцы «Беркута» применяли спецсредства, невзирая на возраст и пол присутствующих, а также били их по голове и другим  частям тела, что запрещено законом.

Ирина Косова, 36 лет, киевлянка, по профессии финансист, раньше работала в международных неправительственных организациях, сейчас занимает должность экономиста в учебном заведении:

«На Майдан я приходила почти всю неделю перед саммитом, в основном, по ночам. В пятницу, 29 ноября, после завершения саммита в 18.00 было понятно, что все шансы потеряны, поэтому оставаться большого смысла не было. Но мы с друзьями тогда остались на ночь, подумали, что если вообще ничего не делать, то ничего и не будет. Когда мы уже собирались идти домой, было около 4.00, нам не хватило буквально пяти минут... Мы стояли на ступеньках памятника Независимости, когда начался штурм, «Беркут» бросился окружать людей... Если говорить обо мне, то меня избили резиновой дубинкой, были очень болезненные синяки и сотрясение мозга, но переломов и чего-то более серьезного, слава Богу, не было», — рассказывает Ирина. По ее словам, побои зафиксированы документально, как и травмы других участников «Группы 30 ноября».

«1–2 декабря мы решили создать «Группу 30 ноября», которая объединила бы всех, кто пострадал во время разгона и нуждается в помощи», — вспоминает Ирина. Основателей было около 13 человек, но группа открыта для всех пострадавших во время акций протеста на Майдане. «Наша цель — добиться, чтобы наказали всех виновных в разгоне Майдана 30 ноября, тех, кто отдавал приказы, и тех, кто участвовал. Но сейчас многие члены группы также занимаются волонтерской деятельностью, помощью армии, собирают деньги, помогают вынужденным переселенцам», — отмечает она.

По словам Ирины, все пострадавшие в ночь на 30 ноября сейчас чувствуют себя хорошо. Более того, один из участников «Группы 30 ноября» собирается ехать воевать в зону АТО.

Наказаны ли виновные: Нет.

Обстоятельства первого разгона Майдана расследует Главное следственное управление Генеральной прокуратуры Украины (ГПУ), но в рамках уголовного производства, открытого по фактам массовых убийств участников акций протеста в Киеве в январе–феврале 2014 года. В ГСУ Генпрокуратуры расследуют обстоятельства превышения власти (ст. 365 УК Украины) и незаконного препятствования проведению собраний (ст. 340 УК) в ночь с 29 на 30 ноября со стороны силовиков и чиновников (бывшего заместителя секретаря Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Владимира Сивковича, экс-председателя Киевской городской государственной администрации (КГГА) Александра Попова и экс-начальника столичной милиции Владимира Коряка).

Один из адвокатов «Группы 30 ноября» Александер Башук рассказал о ходе уголовного производства: «Благодаря настойчивости и принципиальности членов «Группы 30 ноября», объединяющей активистов, которые были избиты на Майдане Независимости 30 ноября 2013 года, их родных и адвокатов, мы не дали прокуратуре закрыть дело в отношении Попова, Сивковича и Коряка». По его словам, ходатайство ГПУ об освобождении этих лиц от ответственности со ссылкой на «законы об амнистии» рассматривал Печерский суд, который учел возражения потерпевших и отказал в закрытии производства в отношении Сивковича и Попова, отправив материалы дела на расследование обратно в ГПУ. «По Коряку и еще двум руководителям киевской милиции, непосредственно отдавшим приказ об избиении, решение судом еще не принято, но думаем, оно будет таким же. За эти полгода подозрение объявили только этим чиновникам и еще Клюеву (экс-секретарю СНБО. — Ред.), находящемуся в розыске. Исполнителей разгона, тех «беркутовцев», которые непосредственно били людей, никто не трогал. Хотя есть протоколы задержания, в которых четко указано поименно, кто из милиционеров кому из пострадавших наносил повреждения», — говорит Башук.

Напомним, на утро 30 ноября были задержаны более 30 человек, подозреваемых в хулиганских действиях и сопротивлении сотрудникам милиции. «В протоколах есть свидетельства «беркутовцев», задерживавших этих избитых людей, есть много видео избиения, поэтому это расследование можно завершить за три дня, было бы желание. Но никаких следственных действий не проводилось ни при генеральном прокуроре Пшонке, ни при Махницком, ни при Яреме», — отмечает адвокат.

«Узники Банковой»

Что произошло: В воскресенье, 1 декабря 2013 года, созванный оппозицией митинг в парке Шевченко закончился походом на Майдан, где взволнованная толпа снесла поставленный там 30 ноября кордон милиции вокруг елки и монумента Независимости. Тогда же на Майдане появились первые палатки. Однако не этим запомнился тот день. После обеда на ул. Банковой часть активистов пошла штурмом на силовиков, охранявших Администрацию президента. Штурм начался с нападения неизвестных молодых людей в масках на представителей внутренних войск в первых рядах кордона, а закончился беспорядками и схваткой во дворе АП, где проблему решал уже «Беркут». Милиции удалось отогнать людей с Банковой. В результате столкновения с силовиками более 100 человек обратились в больницы (в том числе несколько десятков журналистов), а девять человек были задержаны.

Вечером того же дня Министерство внутренних дел Украины заявило, что благодаря показаниям задержанных милиция узнала имена людей, причастных к провокациям на Банковой. В МВД заявили, что это лидер организации «Братство» Дмитрий Корчинский и член ВО «Свобода» Мирошниченко. Однако уже на следующий день в интернете появилось видео ночного «общения» с задержанными. Через два дня задержанных привезли в суд из спецпалат больницы скорой помощи.

Уже 3 декабря суд арестовал всех девятерых подозреваемых на два месяца. Тогда же стало известно, кто эти люди, подозреваемые в организации массовых беспорядков, а также избиении и посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Среди задержанных оказались уже не молодые и преимущественно семейные люди общественно полезных профессий, которые мало напоминали молодых и горячих обидчиков милиции с цепями и палками в руках во время штурма 1 декабря.

11 декабря восемь из девяти задержанных отпустили под домашний арест или личное обязательство, в СИЗО оставили только самого младшего из задержанных, 21-летнего Ярослава Притуленко, которого выпустили только 24 января. После закрытия производств в отношении всех узников Банковой по так называемому закону об амнистии они получили статус пострадавших в расследовании о превышении полномочий «Беркутом» 1 декабря.

Валерий Гарагуц, 46 лет, Днепропетровск, журналист:

«Сейчас вожу помощь на восток для армии. Как начал с Майдана, так до сих пор не останавливаюсь. Возим все, начинали с продовольствия, потом возили форму, теперь вооружение — коллиматоры, оптику, защитные экраны на БМП, даже автомобили».

Недавно Валерий ездил в зону АТО вместе с музыкантом Олегом Скрипкой, который давал там концерт для бойцов. В июне этого года Гарагуц признался в соцсети, что в общем-то считает себя хиппи: «И свое предназначение вижу в том, чтобы нести в мир прекрасное... Но война, все дела... Надеюсь, вы меня простите, люди!»

Счастливо оправился после своего заключения и 40-летний киевлянин Юрий Болотов, который в прошлом работал менеджером группы «Океан Эльзы». Как отмечали его адвокаты, он даже не принимал участия в акции протеста на Майдане и был задержан неподалеку от своего дома на Липках в правительственном квартале. После задержания Юрий даже отказался от медицинской помощи, так как считал свое задержание недоразумением и не хотел терять время: дома его ждал сын, поэтому он хотел поскорее выйти на свободу. «Сейчас у нас все хорошо, готовимся к началу учебного года», — рассказал «Ракурсу» Юрий, младший сын которого закончил в этом году детский сад. Старший сын Юрия уже закончил школу.

Юрий был одним из двух «узников Банковой», который еще в декабре подписал соглашение со следствием, признав частично свою вину. Это гарантировало ему быстрое освобождение со штрафом в 850 грн, но означало судимость (позже суд снял ее по «закону об амнистии»). Вторым, кто подписал соглашение со следствием, был ровесник Болотова — дальнобойщик из Броваров Владислав Загоровко, которого дома ждали трое детей и жена в декрете. Однако вернуться к семье быстро не получилось: мужчина получил гораздо более серьезные травмы во время задержания.

Владислав Загоровко, 39 лет, Бровары Киевской области, до Майдана работал дальнобойщиком (сейчас без постоянной работы):

«Лежал в киевской больнице примерно до середины весны. Праздновал там свой день рождения в марте. Мне предлагали лечение за рубежом, но я отказался, потому что это было, когда уже начали стрелять на Майдане, было кому лечиться и без меня.

С работы меня уволили, еще когда лежал в больнице. Жена пришла забирать туда деньги подоверенности от меня, а там сказали, что я продался Порошенко и деньги отдадут, только если напишу заявление об увольнении. Сейчас мне водителем не очень-то и можно работать по состоянию здоровья.Работаю, где придется, основной работы нет».

По словам жены Владислава Светланы, избиение дает о себе знать и сейчас: у мужа проблемы с давлением и дыханием, нервная система тоже время от времени сдает. Самому младшему сыну Загоровко уже два года. «В сентябре пойдем в садик. Выбивала место почти полгода, так как сейчас вынуждена выходить на работу», — объясняет Светлана.

Сергей Нужненко, 31 год, Киев–Кировоград, фотограф:

После избиения на Банковой Сергей около месяца лежал в больнице скорой помощи в Киеве, еще месяц был на больничном. «Потом вернулся на работу, в свободное время ходил на Майдан,помогал и фотографировал. 18 февраля во время штурма Майдана получил ранения на Институтской, где был в качестве фотографа», — рассказывает Сергей.

После этого Сергей снова долго лечился, но уже в Польше (Познань), где ему сделали операцию на колене. «Потом были почти три месяца реабилитации, а когда вернулся в Украину, то с работы уволили. Сказали, что в связи с ситуацией в стране, но, наверное, не последнюю роль сыграло то, что был на больничном четыре месяца. Это жизнь», — говорит Нужненко.

Сейчас мужчина пытается помогать волонтерам, занимающимся армией и ранеными. «Если говорить о работе, то хочу изменить жизненное направление и заняться фотографией», — говорит он.

Геннадий Черевко, 42 года, Лубны Полтавской области, до Майдана работал торговым агентом:

«Сейчас в США, прибыл сюда 29 апреля на лечение при содействии Украинской федерации Америки города Филадельфии. Сейчас лечение закончено, прошло успешно, поэтому приехал в гости к моим друзьям в штате Нью-Йорк».

Александр Остащенко, 33 года, Киев–Буча, инженер-проектировщик:

«Я мобилизован, нахожусь на учениях во Львовской области. Мне пришла повестка. В армии я не служил, заканчивал военную кафедру в строительном университете (Киевском национальном университете строительства и архитектуры) по специальности «инженерное обеспечение», здесь назначен командиром взвода».

После того, как Александра отпустили под домашний арест, суд освободил его от уголовной ответственности в связи с «законом об амнистии», как и остальных «узников Банковой». «Потом был четвертый суд. Прокуратура подала иск в связи с новыми обстоятельствами и решила освободить меня не по амнистии, а из-за отсутствия состава преступления. Четвертый суд отменил решение третьего суда и прокуратура закрыла дело», — рассказал Александр.

Самому младшему из задержанных возле Администрации президента, 21-летнему Ярославу Притуленко, не причинили серьезных повреждений при задержании, которое происходило не на Банковой, а на ул. Шелковичной, но дольше всех держали за решеткой. Специальная спортивная экипировка и шлем спасли парня от побоев, но дали следствию повод закрыть его на два месяца.

Ярослав Притуленко, 21 год, Киев, работает в магазине спортивного снаряжения, учился в Государственном институте телекоммуникаций:

«Сейчас работаю в магазине спортивного снаряжения, в котором работал и до Майдана, меня сотрудники дождались и вернули на мое рабочее место. В революции продолжал участвовать до конца, потом выезжали несколько раз на восток после Майдана... После этого было много военных тренировок в различных структурах. Тогда был большой ажиотаж на вступление в «Правый сектор», в Нацгвардию, в милицейские отряды. Но вдруг потерял в жизни много ценного для меня, поэтому отошел от политики и не пошел на «настоящую» войну. Теперь пытаюсь устроить свою жизнь. Пока получается не очень, но я верю в то, что если много над собой работать, то можно вернуться к нормальной жизни».

Военное дело заинтересовало еще одного задержанного 1 декабря — 27-летнего Егора Превира, бывшего работника отдела кадров и любителя исторической реконструкции. Весной этого года Егор записался в Нацгвардию, однако ушел оттуда из-за конфликта с руководством. «Там было очень плохое обеспечение, и я считал, что надо что-то делать с этим, дать знать другим, поговорил с журналистами. Однако у руководства был свой взгляд на проблему. Они сказали, что это не армейский метод: рассказывать о проблемах в части. Армейский метод заключается в том, чтобы рассказать руководству, что все хорошо, и тогда, мол, оно захочет инвестировать туда еще больше, чтобы было еще лучше», — вспоминает Егор. Сейчас он записался в добровольческий батальон «Золотые ворота», где проходит учения.

Что касается уголовного производства о массовых беспорядках на Банковой, в котором он проходил как подозреваемый, то суд закрыл его дело дважды (второй раз — за отсутствием состава преступления), но адвокаты Егора до сих пор не могут получить из прокуратуры оригинал решения суда и документы о закрытии дела.

Еще один из девяти задержанных на Банковой, 24-летний Николай Лазаревский (архитектор и дизайнер по специальности) уже выздоровел и вернулся к работе. Рассказать о своей теперешней жизни подробнее он не захотел.

Наказаны ли виновные: Нет.

Противоправные действия работников милиции 1 декабря в отношении демонстрантов и журналистов расследует прокуратура Киева в рамках отдельного уголовного производства по ч. 2 ст. 365 Уголовного кодекса Украины (превышение власти или служебных полномочий), ч. 1 ст. 171 УК (препятствование законной профессиональной деятельности журналистов). В апреле 2014 года в рамках производства официальный статус пострадавших получили 55 граждан, в том числе 24 журналиста.

В конце апреля Генпрокуратура поручила прокуратуре Киева активизировать расследование преступлений во время событий 1 декабря возле АП, но судя по всему, поручение осталось без внимания.

Все пострадавшие во время задержания 1 декабря, с которыми общался «Ракурс», сообщили, что в течение последних шести месяцев их практически не привлекали к следственным действиям.

Геннадий Черевко с Полтавщины посылал в прокуратуру запрос о ходе расследования и в конце июня получил ответ следователя. «Основная проблема — не могут взять информацию из больницы», — говорит Геннадий. В ответе прокуратуры на запрос Черевко сказано, что «согласно заключению эксперта степень тяжести телесных повреждений не установлена», потому что на момент прохождения судебно-медицинской экспертизы пострадавший «продолжал находиться на стационарном лечении и экспертам не было предоставлено соответствующей медицинской документации». «Что это значит? Что судмедэксперт фотографировал наши побои на айпэд прямо в коридоре у камеры в больнице, а после этого ушел», — объясняет Черевко.

Ответ прокуратуры Киева заканчивается сакраментальной фразой: «Досудебное следствие по указанному уголовному производству продолжается».

«Прокурор мой работает дальше в прокуратуре, судья тоже работает, а следователь, который фабриковал мое дело, недавно вызвал на допрос Егора Соболева (главу Люстрационного комитета Украины. — Ред.)», — комментирует Геннадий Черевко.

Татьяна Чорновол, 35 лет, журналистка, общественный деятель.

Что произошло: Адвокат Юрия Болотова, одного из «узников Банковой», объясняя, почему его подзащитный подписал соглашение со следствием по делу о массовых беспорядках на Банковой 1 декабря, объяснял «Ракурсу» зимой, что Юрий хотел поскорее вернуться к семье и не желал становиться иконой революции. Татьяна Чорновол, несмотря на то, что у нее двое детей (младшему из которых четыре года), никогда не избегала рискованных поступков и политических акций (будь то проникновение в Межигорье, Киевсовет или расследование коррупционных схем украинских чиновников), поэтому, возможно, именно она стала этой иконой. Фото с ее распухшим лицом после избиения на Бориспольской трассе ночью 25 декабря шокировало украинцев накануне Нового года.

После смены власти в Украине 5 марта 2014 года Кабинет министров назначил Чорновол правительственным уполномоченным по вопросам антикоррупционной политики (должность скорее номинальная, так как уполномоченный получил очень мало полномочий и не получил соответствующей структуры). На прошлой неделе, 18 августа, Чорновол заявила, что увольняется, написав открытое прощальное письмо Кабмину: «Пришло четкое осознание — мое пребывание там было бесполезно. Потому что нет в Украине политической воли на бескомпромиссную, широкомасштабную войну с коррупцией». За неделю до отставки Чорновол, 10 августа, погиб муж Татьяны, боец «Азова» Николай Березовый, которого убили во время боя под Иловайском в зоне АТО.

Наказаны ли виновные: Нет, но досудебное следствие завершено.

В середине июня в суд направили уголовное производство в отношении двух из шести человек, подозреваемых в избиении журналистки. В начале августа стало известно, что один из подозреваемых в нападении на Чорновол, украинец Андрей Зинченко, получил временное убежище в России, где его задержала полиция еще в начале февраля этого года по запросу из Киева. В России он отсидел полгода в СИЗО.

Противостояние на ул. Грушевского

Что произошло: 19 декабря началось противостояние на ул. Грушевского возле стадиона «Динамо» между майдановцами и силовиками, разделенными баррикадой. 20 января на арке стадиона задержали 24-летнего Владислава Цилицкого, которого избили так, что даже на момент рассмотрения апелляции на его арест (спустя более 20 дней после задержания) он еще находился в больнице.

Владислав Цилицкий, 24 года, Киев–Коломыя, программист Samsung, выпускник КПИ:

«У меня все хорошо. Работаю там же, путешествую. По делу о превышении полномочий правоохранителями в январе на ул. Грушевского получил статус потерпевшего, но насколько я знаю, дело не продвигается. 21 августа звонил следователь, хотел пообщаться. Но меня не будет в Киеве до начала сентября».

Наказаны ли виновные: Нет.

Игорь Луценко, 36 лет, Киев, общественный активист, политик.

Что произошло: Утром 21 января друзья Луценко, который на Майдане был заместителем коменданта палаточного лагеря Андрея Парубия, сообщили о его захвате неизвестными в Октябрьской больнице, куда он привез активиста Майдана с травмой глаза Юрия Вербицкого. Луценко нашелся вечером того же дня. По его словам, его вместе с Вербицким вывезли в лес под Киевом, а затем в течение дня допрашивали в каком-то гараже отдельно друг от друга. На следующий день в лесополосе нашли тело львовянина Вербицкого с признаками пыток. Вербицкий работал сейсмологом в Институте геофизики НАН Украины.

Луценко, который выжил после своего похищения, решил продолжить свою деятельность общественного активиста в политике. На выборах в мае он стал депутатом от «Батьківщини» в Киевсовете, где возглавил постоянную комиссию по вопросам культуры и туризма. Напомним, в прошлом Луценко был активистом общественной инициативы «Сохрани старый Киев». На Майдане, кроме комендантской работы, он был одним из участников Общественного сектора, с которым продолжил сотрудничать и позже, в частности разрабатывая так называемый Реанимационный пакет реформ. Последней инициативой РПР стало предложение к президенту создать орган коммуникации между командованием АТО (главнокомандующим) и волонтерами, чтобы улучшить координацию между боевыми единицами и минимизировать потери.

Наказаны ли виновные: Нет, но досудебное следствие завершено.

20 августа ГПУ направила в суд обвинительный акт в отношении двух подозреваемых, принимавших участие в похищении Луценко и Вербицкого. Всего следствие установило 13 подозреваемых из криминальных кругов, которые организовывали или были исполнителями похищения и пыток активистов сначала в Бортническом лесу, а затем в гаражах на Дарнице. Однако десять из них находятся в розыске.

P. S. В день публикации статьи Луценко сообщил, что из-под домашнего ареста исчез ключевой свидетель (шофер) в деле о похищении.

Автомайдан

Что произошло: Активисты Автомайдана на собственных машинах участвовали в пикетах загородных резиденций украинских чиновников, устраивали автопробеги в поддержку Майдана и блокировали силовиков в воинских частях. За это многих автомайдановцев лишали водительских прав в суде на основании рапортов гаишников, составленных с нарушением правил. Как правило, у автомайдановцев были доказательства того, что их вообще не было в том месте, где составляли рапорт. Но больше всего автомайдановцам досталось с 22 на 23 января, когда за ночь были задержаны более десяти человек, а их автомобили разбил «Беркут» во время задержания. Муж украинской поэтессы Олеси Мамчич Александр Кравцов был среди них. Суд выпустил его под домашний арест через две недели после задержания, 5 февраля.

Александр Кравцов, 31 год, Киев, предприниматель:

После освобождения Кравцов вступил в партию «Демальянс», в мае участвовал в выборах в Киевсовет по мажоритарке, но на его округе (№40, массив Виноградарь на Подоле) победил выдвиженец от УДАРа. После этого он снова вернулся к предпринимательству. «Сейчас волонтерю: АТО и беженцы. Выживаю (только так это можно назвать) за счет пошива флагов, который я организовал. Стараюсь распространить побольше флагов, а на заработанные деньги выжить и помочь армии», — рассказывает Александр.

Наказаны ли виновные: Нет.

«Что касается дела о моем незаконном задержании, то сейчас все затихло. До июля я еще как-то толкал, спрашивал... Когда хотели посадить, то клепали дело в режиме 24/7. Сейчас ни звонка, ни письма от прокуратуры. Полный саботаж», — говорит Кравцов.

Интересно проследить также путь одного из самых известных участников Автомайдана Сергея Кобы. Это он 19 января призвал со сцены Майдана идти к Верховной Раде (поход положил начало противостоянию на Грушевского), а через несколько дней уехал за границу, где открыл «иностранный филиал» Автомайдана. Коба до сих пор не оставил своего дела. Теперь Автомайдан уже не помогает гаишникам, как это было в первые дни после смены власти в стране, но продолжает визиты к резиденциям украинских политиков, напоминая им о неотвратимости люстрации, а также борется с коррупцией (например, в автобусных парках Киева). 12 августа, в день голосования закона о люстрации, Коба был в стенах Верховной Рады и через соцсети угрожал начать «второе Грушевского», если депутаты не поддержат законопроект.

Уже через несколько дней Коба озвучил в соцсети идею пойти в большую политику и превратить Автомайдан в партию. О походе в политику другого известного автомайдановца, Дмитрия Булатова, написано уже немало, поэтому здесь останавливаться над этим не будем.

Казак Михаил Гаврилюк, 35 лет, с. Яровка Хотинского района Черновицкой области, до Майдана обрабатывал землю на собственном участке, выращивал пшеницу:

Что произошло: Во время противостояний на улице Грушевского 22 января бойцы спецотряда внутренних войск захватили Гаврилюка. На следующий день в интернете появилось видео издевательств над казаком, которого силовики избили и заставили раздеться догола при минусовой температуре, снимая все это на видео.

Сегодня Гаврилюк стал лицом общественной организации «Козацька звитяга», которая занимается военно-патриотическим воспитанием молодежи, в частности развитием дворового спорта. Интересно, что среди направлений деятельности организации названы также борьба с коррупцией, реализация люстрации и даже экология. Однако, как указано на сайте «Козацької звитяги», представительства у организации есть пока только в Черновцах. Гаврилюк стал также инициатором создания добровольческого «Козацького батальйону», который воюет на востоке Украины. Сам Гаврилюк, описывая «казацкий спецназ», называет его казацкой ротой в составе батальона «Золотые Ворота».

Недавно Гаврилюк снялся в видеоролике под названием «Украина. Закаленная болью», в котором вышивает орнамент на собственном теле, создавая бодиарт-вышиванку. Гаврилюк — едва ли не единственный среди пострадавших во время Майдана, чье дело закончилось судом и сатисфакцией.

Наказаны ли виновные: Да.

В конце мая состоялся суд над двумя бойцами внутренних войск, признавшими свою вину в насилии и надругательстве над Гаврилюком. Он заключил с бойцами соглашение о примирении. Суд дал им условный срок, лишив права заниматься правоохранительной деятельностью, и обязал письменно извиниться перед казаком.

Расстрел Майдана

Что произошло: С 18 по 20 февраля 2014 года в центре Киева были убиты 76 участников протестов, которые превратились в прямое противостояние с силовиками. Именно такие цифры были названы в отчете временной специальной комиссии Верховной Рады Украины (ВСК ВРУ). По данным комиссии, еще 145 человек получили огнестрельные ранения, часть из них умерла в больницах. Огнестрельные ранения, по данным ВСК, получили за эти три дня также 196 сотрудников милиции и внутренних войск (ВВ), из которых погибли семеро. Кроме того, ранены были и волонтеры Красного Креста.

Несколько иные цифры называет «Евромайдан SOS». По его данным, в результате столкновений в Киеве 18–20 февраля погибли 123 человека (в том числе 11 правоохранителей), ранения различной степени тяжести получили 1,5 тыс. человек.

Пострадавших на Майдане в конце февраля было настолько много, что выделить какое-то одно, наиболее узнаваемое лицо, не представляется возможным. Поэтому позволим себе процитировать слова одного из раненых возле Институтской, о котором СМИ упоминали, возможно, больше других только из-за его заслуженной ранее славы. Возвращаясь из Чехии после лечения, раненый на Майдане 64-летний украинский режиссер и сценарист Станислав Чернилевский прокомментировал вереницу смертей, которая не прекращается в Украине с начала боевых действий в восточных областях. «Эти смерти дают толчок к нашему перерождению. Я думаю, что все государственные учреждения наконец обретут себя. Армия станет не фикцией, а чем-то настоящим, и люди смогут полагаться на нее», — сказал он журналистам «Радио Свобода» 6 июня в аэропорту Вацлава Гавела в Праге.

Наказаны ли виновные: Нет.

21 августа адвокаты «Небесной сотни» обнародовали очередное обращение к свидетелям трагедии, заявив, что более чем в половине случаев у следствия нет «информации о времени, точном месте гибели и, что очень важно, положения потерпевшего в момент получения ранения». В тот же день Апелляционный суд постановил оставить под стражей до 28 сентября бывшего сотрудника спецподразделения «Беркут» Сергея Зинченко, который подозревается в уничтожении доказательств. Зинченко вместе с его коллегой Павлом Аброськиным и их командиром — руководителем спецроты киевского «Беркута» Дмитрием Садовником арестовали в апреле этого года по подозрению в расстреле протестующих на Институтской. Эти трое — пока единственные «беркутовцы», которые находятся за решеткой, пусть даже только на время досудебного следствия. При этом в начале апреля и. о. генпрокурора Олег Махницкий заявлял, что задержаны девять подозреваемых бойцов спецподразделения киевского «Беркута».

Напомним, председатель ВСК по расстрелу Майдана Геннадий Москаль утверждает, что все вещественные доказательства участия отдельной роты спецподразделения «Беркут» в расстреле протестующих «безвозвратно утрачены». В отчете ВСК от 5 июля также сообщалось, что за пределы Украины выехали 62 сотрудника «Беркута», которые устроились на работу в российскую полицию или воюют на стороне боевиков в Донбассе.

Вместо выводов

Наблюдая за все большим потоком жертв, мы всегда рискуем превратиться в жертву сами. Тем более, что комплекс жертвы является одной из самых старых и вредных особенностей украинского национального характера. Поэтому так важно понять, что превращение украинцев в жертв собственной правоохранительной системы, которое произошло задолго до Майдана, и стало первопричиной трагедии. Если граждане не перестанут бояться этой системы в повседневной жизни и не заставят ее «обрести себя» (по выражению Чернилевского), если безнаказанность останется нормой в правоохранительных органах, то новых жертв не избежать.

«Наша несостоятельность организовать собственное государство и защитить его стала причиной всех наших исторических катастроф. Сами украинцы виновны в своих же геноцидах», — писал в «Программе наступления украинцев» в 2009 году близкий к националистическим организациям Андрей Левус, который теперь стал... заместителем председателя СБУ. Наступление состоялось. В СБУ, ГПУ и МВД сидят новые люди. Но главным вопросом остается тот же, о котором писал Левус пять лет назад: «Вопрос не в том, кто нас уничтожал, а в том, почему мы дали себя уничтожать».  Или так (изменив время с прошлого на будущее): дадим ли мы себя уничтожить снова.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter




Загрузка...