Новости
Ракурс

Судебная реформа, вариант второй: точечные удары по системе. Часть 1

Судебная реформа по-президентски не будет стоить украинскому бюджету миллиарды, как ее правительственная «соперница», она более мягкая, но в целом меткая — бьет по системе точно, изменяя ее, хоть и не так кардинально, как нам бы этого хотелось

Президентский законопроект «О внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» (новая редакция) и ЗУ «О доступе к судебным решениям»», написанный как альтернатива кабминовской законодательной инициативе по судебной реформе, содержит ряд мягких новаций. Они призваны усовершенствовать систему, не переворачивая ее вверх дном.

Что же планируется изменить указанным законопроектом? В первую очередь, он вносит в Закон «О судоустройстве и статусе судей» новеллы, отвечающие требованиям времени. Например, более подробно расписывает положения об автоматизированной системе документооборота. То есть стремится усовершенствовать то, что уже есть и применяется в судах.

Положительным изменениям подверглась ст. 11 «Гласность и открытость судебного процесса», которая содержит норму с требованием обнародования на официальном веб-портале судебной власти Украины полной информации о делах, запланированных к рассмотрению в судах (название суда, стороны спора, предмет иска, дата поступления искового заявления, стадия рассмотрения дела, место, дата и время судебного заседания, движение дела из одного суда в другой). Конечно, есть и исключения, «установленные законом». Другая новелла призвана порадовать не только участников судебных процессов, но и представителей СМИ: можно будет без разрешения суда проводить не только аудиозапись, но и фото- и видеосъемку в зале заседаний, да еще и осуществлять прямую трансляцию.

Еще есть не очень понятная на первый взгляд норма о равенстве прав участников судебного процесса: «Каждому участнику судебного процесса предоставляется разумная возможность представить дело в условиях, которые не ставят одного участника в невыгодное положение по отношению к другому участнику судебного процесса». Кроме того, что эта закрученная, но расплывчатая формула является сугубо декларативной, не лишним было бы ее как-то расшифровать, так как не понятно, что именно имеется в виду (кроме, несомненно, положительных намерений обеспечить равенство).

Нереальными выглядят предложенные в проектах нормы, которые предусматривают обязанность суда в решении дать оценку каждому доказательству в деле, и предоставить мотивацию его отклонения или принятия. В судебных делах содержатся сотни, а иногда тысячи поданных сторонами письменных доказательств, к которым также относятся объяснения сторон и других лиц, различные справки, выписки, платежные об уплате судебного сбора и другие документы, большинство из которых не влияет на решение суда. Можно представить себе, сколько времени судья будет писать такое решение, описывая и оценивая каждое из тысячи доказательств. Можно представить, сколько страниц бумаги будет потрачено на печать такого решения, если оценке каждого из тысячи доказательств уделить хотя бы треть страницы, а также — кто будет читать такое решение на 300 страниц. Полезная, на первый взгляд, норма потенциально приведет к существенной перегрузке судей, значительному увеличению сроков решения ими споров, увеличению расходов государственного бюджета, при этом не даст почти ничего для участников спора. Уместно такую обязанность суда ограничить мотивацией отклоненных существенных доказательств.

Кроме этих реверансов в сторону граждан, законопроектом, конечно, вносятся некоторые изменения относительно судоустройства и статуса судей.

Что же существенно меняет этот законопроект? Главная новация — Верховный суд Украины получает новые (или старые, но утраченные в результате судебной реформы 2010 года) полномочия. Он будет пересматривать решения суда кассационной инстанции на основании неправильного правоприменения, несоответствия правовой позиции суда постановлению ВСУ; собирать и анализировать судебную статистику, обобщать судебную практику; обеспечивать одинаковое правоприменение. Все эти полномочия ВСУ имел до судебной реформы 2010 года. А лишившись их, длительное время боролся за их возвращение. Что это даст гражданам и судебной системе? Во-первых, снова появится орган, который будет собирать вместе и анализировать всю судебную практику, независимо от специализации судов, будет «стандартизировать» правоприменение.

Интересные изменения могут коснуться также «рождения и смерти» судов общей юрисдикции: если сейчас суды создаются и ликвидируются президентом Украины по представлению министра юстиции на основании предложения председателя высшего специализированного суда, то законопроект предлагает другую схему, из которой министр юстиции «выпадает». Цитата: «Суды общей юрисдикции образуются, реорганизуются и ликвидируются президентом Украины на основании предложения Государственной судебной администрации Украины, или председателя Верховного суда Украины, или председателя соответствующего высшего специализированного суда». Это можно объяснить тем, что судебная ветвь власти является самостоятельной, а министр юстиции относится к исполнительной.

Министр юстиции также никак не повлияет на определение количества судей в судах. Сейчас это количество определяется ГСА по его представлению на основании предложения председателя соответствующего высшего специализированного суда. Предлагается, чтобы это представление осуществлялось Советом судей Украины.

Разумным изменениям может подвергнуться и продиктованная «улицей» норма об избрании председателей судов и их заместителей на годичный срок. Законопроект предлагает избирать судей на административные должности сроком на два года. Оправдано ли это — докажет время. Известно, что ничего хорошего из таких постоянных «изменений начальства» не получается. Только человек освоится с новыми обязанностями, а тут уже перевыборы на носу... Впрочем, у председателя суда как таковых особых полномочий и не предусмотрено.

Более жесткими становятся правовые нормы, регулирующие отбор кандидатов на должность судьи. Кандидатов будут рассматривать более тщательно как с точки зрения профессиональных знаний, так и с точки зрения благонадежности и добродетели, с учетом положений Закона Украины «О борьбе с коррупцией». Такой многоэтапный отбор, как и сейчас, не будет включать психологического исследования личности кандидата.

Меняется и принцип формирования Высшей квалификационной комиссии. В настоящее время в ее формировании, кроме съезда судей, участвуют Министерство юстиции, председатель ГСА Украины и уполномоченный парламента по правам человека. Авторы изменений предлагают, чтобы в формировании двух новосозданных палат ВКК (аттестационной и дисциплинарной) принимали участие высшие органы судейского и адвокатского самоуправления (съезды) и съезд представителей юридических вузов и научных учреждений. В каждую из палат, которая будет насчитывать семь человек, от съезда судей планируется назначать четырех, от адвокатского сообщества — двух, а от ученых — одно лицо.

Законопроектом предлагается вновь ввести квалификационные классы судей: с пятого по первый. Значительная роль в этом отведена аттестационной палате ВКК, которая будет проводить регулярные аттестации всех судей с квалификационным классом с четвертого по первый. Судье, принесшему присягу, автоматически, без проведения аттестации, будет присвоен пятый квалификационный класс. В каждом квалификационном классе судья должен находиться три года, по истечении которых проводится аттестация для подтверждения его квалификационного класса или присвоения более высокого.

Если судья является очень квалифицированным, ему могут досрочно (за два года) присвоить следующий квалификационный класс, конечно, вследствие досрочной аттестации. Впрочем, в порядке дисциплинарного взыскания возможно и понижение квалификационного класса судьи, но не более чем на один класс в рамках одного взыскания.

Вызывает замечания предлагаемая норма закона об обязательном прохождении аттестации всеми судьями раз в три года. Разумеется, когда судья некачественно рассматривает дела, затягивает сроки рассмотрения, на его действия подаются жалобы от сторон, досрочная аттестация такого судьи возможна и должна происходить в рамках дисциплинарного производства и считаться формой дисциплинарного взыскания, после прохождения соответствующего обучения по решению квалификационной комиссии. Но если судья добросовестно выполняет свои обязанности, никаких претензий или жалоб на его деятельность не поступает, для чего проводить аттестацию такого судьи? Это не только создаст ненужную нагрузку на квалификационную комиссию, которая призвана разбираться с неквалифицированными судьями, но и приведет к дополнительным расходам государственного бюджета и может стать рычагом неправомерного давления на судей с целью заставить их принимать нужные кому-то решения.

Судье, чтобы перейти работать из местного суда в апелляционный, потребуется не только определенный стаж работы судьей, но и третий квалификационный класс. Судьи кассационной инстанции должны иметь второй класс, судьи ВСУ — первый.

Не совсем понятно, как в случае принятия закона эти положения будут реализовываться на практике, по крайней мере в ближайшее время. Другой вопрос — как физически семь человек смогут аттестовать всех (!) судей Украины? Возможно, для минимизации несогласованностей целесообразно было бы предусмотреть ответы на эти вопросы в переходных положениях.

(Продолжение следует)


Эта публикация была подготовлена при поддержке американского народа, предоставленной через Агентство США по международному развитию (USAID) в рамках проекта «Справедливое правосудие». Взгляды авторов и отдельные мнения, высказанные в материале, не обязательно отражают взгляды Агентства США по международному развитию или правительства Соединенных Штатов Америки.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter