Новости
Ракурс

Вторая мировая война: белые пятна истории

11 мая 2015, 09:24

Историки Александр Зинченко, советник председателя Украинского института национальной памяти, и Владимир Бирчак, заместитель директора Архива СБУ, считают, что история Украины нуждается в дополнении новыми, доселе неизвестными широкой публике, страницами.

«История, как и любая наука, с течением времени совершенствуется, переписывается. Сегодня открыто огромное количество документов, которые ранее были недоступны. Поэтому историю как науку надо переписывать — добросовестно и интенсивно. Но, кроме того, история — это еще и перечень событий, последовательность фактов, выстраивающихся в причинно-следственные связи, процессы. Если смотреть на историю с этой стороны, то понятно, что ее невозможно переписать, потому что она такая, какая есть. Поэтому, с одной стороны, историю надо переписывать, а с другой — ее невозможно переписать», — говорит Александр Зинченко.

В свою очередь, Владимир Бирчак уверен: «Прошлое переписать нельзя, однако можно изменить взгляд на него, стоит лишь в дальнейшем называть вещи своими именами».

Александр Зинченко, советник председателя Украинского института национальной памяти:

— Термин Великая Отечественная война — это фиговый листочек, которым СССР стыдливо прикрыла свое соучастие в развязывании Второй Мировой войны, агрессии против независимой Польши. 22 месяца Гитлер и Сталин были в этой войне союзниками. СССР в этот период передала Германии около миллиона тонн горючего. Иными словами, бомбардировка Великобритании в 1940 году происходила благодаря керосину из СССР.

Газета «Правда» публиковала поздравительные телеграммы от Гитлера и Риббентропа по случаю 60-летия Сталина (21 декабря 1939 года) и ответы Сталина на эти поздравления. Показателен ответ Сталина Риббентропу: «Благодарю Вас, господин министр, за поздравление! Дружба народов СССР и Германии, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной».

Когда началась агрессия уже против СССР, Сталин и его приближенные открестились от прежней дружбы и сотрудничества с Гитлером и сделали все, чтобы об этом никогда не говорили. Началась игра в забывание позорных страниц сотрудничества с Третьим Рейхом, появился конструкт «Великая Отечественная война» и манипуляции с термином «Вторая мировая война».

В украинских учебниках истории очень мало освещается начало Второй мировой войны. В частности, нет упоминания о первой бомбардировке Львова. Все мы помним песню с такими словами: «22 июня ровно в четыре часа Киев бомбили, нам объявили, что началася война». Именно эта дата запечатлелась в сознании наших граждан. Но, если уж говорить о военных действиях на территории современной Украины, то надо вспомнить бомбардировку Львова силами Люфтваффе, происходившую 1 сентября 1939 года. Первые погибшие на территории современной Украины появились именно тогда.

120 тысяч украинцев воевали в начале Второй мировой под флагами Войска Польского, боролись с нацизмом. Тогда, в сентябре 1939 года, погибло восемь тысяч украинцев. Эта тема выпадала из советского дискурса и очень слабо освещена в современных учебниках истории. Советский концепт войны был плоским и черно-белым: есть наши и есть фашисты. На самом деле украинское измерение Второй мировой является более сложным, как и жизнь, которая не укладывается ни в какие схемы и упрощенные конструкции.

Давайте посмотрим на первые месяцы Второй мировой. Какую роль играли в ней украинцы? Украинцы, которые были гражданами Речи Посполитой, первыми вступили в борьбу с нацизмом. В то же время, были украинцы, которые вместе с армией Семена Тимошенко захватывали территорию Речи Посполитой, по сути выступая в то время союзниками Вермахта. С третьей стороны, были немногочисленные антипольские батальоны Романа Сушко, которые формировались под патронатом Абвера. Они нападали на Польшу со стороны Чехословакии. Это почти фантастический случай, когда украинские националисты, воевавшие в составе Легиона Сушко, оказались в ситуационном союзе с коммунистами. То есть украинское измерение ситуации было очень неоднозначным и очень сложным.

Почему-то в учебниках не упоминается о Катыни. Хотя это, в определенном смысле, и украинская история. Ведь многих из тех польских офицеров, уничтоженных в рамках катыньской казни, расстреливали в Киеве и хоронили в Быковнянском лесу, а также в Херсоне и Харькове.

Очень мало говорят и о так называемой черной пехоте — безоружном и неподготовленном гражданском населении, которое использовалось Советской армией как пушечное мясо, например, при форсировании Днепра.

Мало рассказывается и о героях освободительного движения, недостает индивидуализации — жизненных историй, биографий этих людей.

Loading...

Много недовольства вызвал принятый Верховной Радой месяц назад Закон Украины «О правовом статусе и памяти борцов за независимость Украины в ХХ веке», и в Польше, и в России, и в левых либеральных историков на Западе. Они упрекают нас в том, что УПА, упоминаемая в законе, была причастна к большому количеству преступлений во время польско-украинского конфликта. Но давайте посмотрим на цифры. Через формирование УПА прошло более 100 тыс. человек. Если мы посмотрим на послевоенные материалы, например, документ, подписанный Берией в 1951 году, который дает обобщенную статистику о том, сколько граждан Украины были репрессированы по обвинению в сотрудничестве с «украинским националистическим подпольем» (так в документе), то 100 тыс. человек были уничтожены в карательных операциях и расстреляны по приговорам советских судов, а еще 500 тысяч — отправлены в лагеря и в ссылку. То есть 600 тысяч человек были репрессированы за сотрудничество с УПА, которая насчитывала в шесть раз меньше людей.

Был такой историк, академик Петр Тронько, в этом году исполнится 100 лет со дня его рождения. Он прожил очень насыщенную жизнь. Это первый человек, который мне рассказал о Голодоморе, он был свидетелем этих событий. Что не мешало ему на протяжении 17 лет работать заместителем председателя Совета министров (современным языком, вице-премьером) в правительстве Шелеста, а затем Щербицкого. Этот человек, с одной стороны, была причастен к позорным страницам советской истории, а с другой — к развитию украинской культуры, музейному делу. Он когда-то сказал мне, как надо писать об истории и воспринимать исторические события: «Что было, то было».

С историей можно смириться, однако это не значит, что следует смириться со злом. Украина осудила тоталитарные практики, которые были на нашей территории, недавно приняв Закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов». Основной акцент делается на слове «осуждение». Таким образом мы отгородились от того позорного и страшного прошлого, заявили, что не хотим иметь с ним ничего общего в будущем.

В отличие от Украины, Россия не пошла по пути осуждения зла. Причем, это не происходит не только на уровне государства, но и на уровне индивидуального и коллективного сознания. По разным оценкам, от 45% до 52% россиян положительно оценивают личность Иосифа Сталина. Таким образом происходит продолжение советских мифов, в первую очередь советского имперского мифа, и РФ строит на этом свою идентичность.

В Украине в среднем только 7% людей оценивают фигуру Сталина положительно. Больше всего таких людей на Донбассе — 16%.

Согласно демографической прогрессии, которую я составил когда-то для себя, 2015 год является переломным, потому что 50% сегодняшних украинцев учились уже не по советским школьным учебникам. Очевидно, именно этот фактор и стал причиной Революции достоинства, повлиял на актуальные сегодня события, в частности активный «ленинопад». Сегодня наиболее активная часть украинского общества — антисоветская. Сторонники советского прошлого — в меньшинстве, это является результатом тех дискуссий, которые велись в обществе еще с 1988 года, когда начали активно публиковать ранее засекреченные материалы, издавать запрещенные ранее книги Солженицына, Багряного, Шаламова и других.

Конечно, есть люди старшего возраста, которые воспринимают такие общественные изменения как посягательство на их идентичность, их сущность. Они связывают себя с советской историей. Ну, что можно сделать? С одной стороны, эти люди должны понимать, что их безопасности ничто не угрожает, никто не будет заниматься их травлей за убеждения. Вместе с тем, они должны осознавать, что, поддерживая идеологию тоталитарных режимов, они берут на себя совместную ответственность за преступления этих режимов. Это уже вопрос этики: становимся мы на сторону добра или зла?

Владимир Бирчак, заместитель директора Архива СБУ:

— Давайте начнем с того, что будем называть вещи своими именами. История, которую мы все учили в школе, говорит, что на нашей территории война с Германией началась 22 июня 1941 года, когда на СССР напали фашистские захватчики. Наверное, все уже знают, что фашистский режим был в Италии, а в Германии были нацисты. Итальянцы тоже воевали вместе с немцами на нашей территории, но не в таком количестве, чтобы что-то захватить. Поэтому на самом деле напали не фашисты, а нацисты, Третий Рейх, войска Вермахта.

22 июня 1941 года началась война между Германией и СССР, которую Молотов впоследствии назвал Великой Отечественной. Почему не Второй мировой? Потому что Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года с захвата Польши. А кто ее захватил и поделил? Германия и ее союзник СССР, считавший гитлеровскую Германию дружественным государством. Вообще для украинцев Вторая мировая война началась еще раньше, в марте 1939 года, когда Венгрия оккупировала новое государство — Карпатскую Украину. Великая Отечественная война — это минимизация, следует говорить о более широком спектре этого исторического события.

Не надо забывать о том, что сотрудничество режимов Гитлера и Сталина началось задолго до Второй Мировой. Оно проходило в рамках обмена опытом работы спецслужб, даже в контексте построения концлагерей. Кстати, когда освобождали Европу от нацизма, на тех территориях, куда пришла власть коммунистов, бывшие немецкие концлагеря использовались советской властью, в частности, известные концлагеря «Майданек» и «Освенцим».

Что еще искажали советские историографы? Когда речь шла об участии советских партизан в войне, то и их количество завышалось, их вклад в победу по количеству ликвидированных нацистов преувеличивался. Речь шла о многих десятках тысяч таких случаев, а на самом деле их было 15–20 тысяч (это подтверждают даже некоторые из современных российских историков). УПА, в свою очередь, уничтожила от 12 до 15 тыс. нацистов. То есть цифры вполне сопоставимы. Мы имеем фактически два одинаковых движения сопротивления в борьбе против нацистов. Однако история украинского националистического подполья замалчивалась и искажалась, а история советских партизан превозносилась.

Замалчивалось и ситуативное сотрудничество между двумя партизанскими движениями. Комиссар соединения Ковпака Семен Руднев говорил: «Украинские националисты нам идеологические враги, но пока они бьют немцев, они нам выгодны».

Теперь насчет украинско-польского конфликта. Действительно, были страшные случаи. Но УПА приписывали и чужие преступления. На Тернопольщине есть небольшое село Лозовая. В этом селе прошел бой между войсками польской самообороны и сотней УПА, которой руководил Василий Шепета (Черный). Впоследствии советские источники сообщили, что польское село было полностью вырезано бойцами УПА. Впрочем, как показали современные исследования, село было расстреляно из пушек. Стреляли советские войска, которые стояли в то время в Тернополе. Там как раз находился советский бронепоезд с пушками, и красноармейцы, узнав, что в село зашли бойцы УПА, начали его расстреливать. Даже по отчету НКВД было видно, что люди убиты артиллерийскими снарядами, судя по характеру ранений.

Недавно одна дама сказала мне: «Я точно знаю, что бандеровцы в конце 40-х массово истребляли учителей из Центральной и Восточной Украины». «Точно знаю» или «слышала» — это не уровень дискуссии. Придите в архив, найдите документы, подтверждающие эти факты, и будем разговаривать. Нормальный, научный уровень дискуссии — это когда оперируешь фактами, а не слухами.

Архивы СБУ у нас открыты, причем для всех желающих, а не для горстки исследователей. Можно прийти на улицу Золотоворотскую, 7, заказать интересующие документы — тему, временные рамки. У нас есть читальный зал, который работает ежедневно, кроме выходных, с 10 до 17 часов. Все материалы можно копировать, фотографировать.

В прошлом году был интересный случай. К нам в архив обратился российский историк-исследователь, чтобы получить документы по «делу харбинцев». В России эти документы до сих пор засекречены, как и все, что связано с большим террором 1937–38 годов и геноцидом отдельных народностей СССР. У нас эти документы рассекречены и открыты для любых читателей. Да что там говорить, списки расстрелянных в Быковне еще в ФСБ находятся под грифом «секретно», они до сих пор являются государственной тайной...


Подготовила Инга Лавриненко


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter


Загрузка...