Новости
Ракурс

О пользе кризисов

Казалось бы, что хорошего, например, в нынешнем конституционном кризисе, накрывшем Украину? Как будто ничего, но подумайте вот о чем: кризис — это что-то вроде наждака, сдирающего краску с трухлявой конструкции.

Выудим из вороха новостей о конституционном кризисе новость, можно сказать, второго эшелона — о том, что владелец серверов с декларациями хочет прекратить их хранение.

Вы знали, что декларации хранятся не на государственном сервере? Национальное агентство по противодействию коррупции, оказывается, арендует для этой цели серверы у частной компании, а администрированием реестра занимается уже государственное, но все-таки коммерческое предприятие «Украинские специальные системы». Такое положение дел существует с 2017 года.

А в начале нынешнего года в НАПК вдруг увидели, что арендная плата завышена раза эдак в четыре, и не продлили договор. Серверы арестовали, ведется расследование. Тут очень кстати случился конституционный кризис, и глава компании подал судебный иск — он-де вообще не обязан хранить эти декларации. Особая пикантность ситуации заключается в том, что супруга хозяина компании — владелицы серверов работает… в Конституционном суде консультантом.

Три года (!) государство (а точнее, мы с вами) платили завышенную цену компании, потому что государственные деньги — это вроде как ничейные деньги, и если ты не дурак, то…

…Мне вспомнилась ситуация, сложившаяся в одном ведомственном издании, где случилось поработать. Оно финансировалось хитро — состояло как бы при госструктуре, но деньги шли из хозрасчетного издательства при этой структуре. Ну финансировалось и финансировалось, мое дело было заниматься, как сейчас модно говорить, «контентом», а зарплату там платили исправно, и слава богу.

Но через пару лет, когда я ушла оттуда, мы с коллегами затеяли разрабатывать концепцию и проект некоей газеты, ориентированной на один из столичных регионов. Вот тут уже пришлось взять в руки калькулятор и посчитать, во сколько обойдется это предприятие и как скоро можно будет сделать его рентабельным. И тут уже нужно было вникнуть в такие приземленные материи, как цена бумаги и типографских услуг. Позвонив по старой памяти коллегам, которые занимались тем ведомственным изданием, я спросила, почем себестоимость номера. Они назвали цену (сразу скажу, что эти ребята были техническими исполнителями, не имевшими к финансам отношения). Я связалась с типографией, и там мне назвали цену в три раза ниже.

С тех пор сменилось уже три президента, и каждый горячо говорил и продолжает говорить о борьбе с коррупцией. Создаются агентства и суды, «заточенные» под коррупцию, антикоррупционеры-грантоеды устраивают позорные перформансы, замаскированные под акции, а старая добрая схема «бюджетная госструктура — хозрасчетная госструктура — частная лавочка» продолжает качать деньги налогоплательщиков.

Большинство этих схем работает тихо-мирно, их и не трогает никто. И только в период кризисов есть шанс подцепить и вытащить на свет божий схему-другую. Так что в кризисах все-таки есть что-то хорошее.

Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter