Новини
Ракурс

Зачем всё это было?

Жизнедеятельность муравейника можно считать целенаправленной, но никак не осмысленной. Именно поэтому муравьиное сообщество не имеет истории. Блез Паскаль когда-то заметил, что ветвь не может постичь смысла всего дерева. Прошедшее – это тоже вид бытия.

Тоталитарные режимы боялись истории. Они создавали мифы. Удобные для них в данный момент времени, и потому меняющиеся в соответствии с конкретной политической ситуацией. У историка-мифотворца, всегда обслуживающего власть, Всевышний никогда не был собеседником. Он, всезнающий и всепомнящий, был опасен и для Сталина, и для Гитлера.

Сознательность и ответственность – основные элементы человеческого бытия. Мне повезло: я никогда не преклонялся перед поверхностным культом успеха. И сегодня, по аналогии с героем повести Льва Толстого «Смерть Ивана Ильича», приближаясь к концу своей земной жизни, я внезапно ощутил бессмысленность многого, ставшего основой моей биографии.

Что представляет собой профессия врача? Что придаёт смысл его работе? Как заметил Виктор Франкл, врач-психиатр, отдавший несколько лет своей жизни нацистскому лагерю смерти, смысл работе врача придают как раз те дела, которые он делает помимо своих чисто медицинских обязанностей. Трезво оценивая свою жизнь, я понимаю, что стал врачом только в брежневском лагере, где пронзительное чувство опасности сменилось столь же пронзительным чувством вопиющей несправедливости, требующей постоянного сопротивления. И я научился сопротивлению злу. Сопротивлению, не борьбе с ним. Ясно помню слова капитана КГБ Утыро, произнесенные им в 1976 году: «Семен, вы уже так много налили нам горячего сала под шкуру, что оставшиеся годы наказания можете здесь жить спокойно, свое дело вы уже сделали. Вы – чемпион, вряд ли кто-то из ваших коллег сумеет сделать больше».

Но я продолжил своё сопротивление злу. Не мог, не хотел жить в лагере иначе. В конце концов, я хотел лишь одного: восстановить чистоту своей профессии, психиатрии. Кто-то из психологов заметил: у жизни нет смысла, который можно было бы открыть, она имеет только тот смысл, который мы придаем ей.

Жан-Поль Сартр утверждал, что идеалы и ценности выдумываются человеком. К счастью, это не так. Неизбежно теряя практические навыки врача, в лагере я встретил людей, для которых идеалы и ценности были актуальными спустя 25 лет мучительной жизни в советских тюрьмах и лагерях. Не имея доступа к библиотекам, именно они, не очень грамотные солдаты Украинской Повстанческой Армии и балтийские «лесные братья», как ни странно, научили меня сопротивлению и, одновременно, терпимости.

Всё это история. Моя личная история. Где мне по непонятным для меня и сегодня причинам удалось выжить. Но вот сейчас, сегодня я обязан ответить себе на прямой и острый вопрос: зачем всё это было? В той, конкретной ситуации я совершил романтический поступок, защищая неизвестного мне человека от психиатрического произвола. Затем, уже в лагере,  я написал и передал на волю «Пособие для инакомыслящих по психиатрии» и многое, многое другое. А вчера мне сообщили о смерти на улице моего давнего знакомого, в сытые для него времена, такие редкие,  известного художника. Талантливый самоучка, страдавший шизофренией, он умер от голода и холода на тихой киевской улице. Одинокий, никому не интересный. Нищий.

Он – не единственный. Таких сегодня много. Они – жертвы так называемой медицинской реформы. Никто не ответит за их преждевременные смерти. Известны причины, известны люди, подготовившие и совершившие это преступление против человечности.

Так зачем всё это было в моей жизни? Я так и не сумел победить зло.

Помітили помилку?
Виділіть і натисніть Ctrl / Cmd + Enter