Новости
Ракурс
Фото: facebook.com/irina.sysoenko

Скорой помощи нужна реанимация

Чудо-кареты, медицинский антиквариат — как только не называют медики старые ржавые автомобили УАЗ скорой помощи, все еще бороздящие «гладь» украинских дорог. Эти люди, не растерявшие особого медицинского юмора, начали терять остатки терпения. На прошлой неделе почти 200 человек вместе со своими повидавшими виды каретами «скорой» приехали под стены парламента. Что стало последней каплей? Несмотря на оптимистические заверения правительства и Минздрава, в ближайшее время улучшений в этой отрасли медики не ожидают, скорее, наоборот.

В проекте госбюджета-2019 на экстренную медицинскую помощь при потребности в 11 млрд грн правительство нашло лишь 1 млрд. Мизерное финансирование назвали «началом реформы скорой помощи». В принципе, это можно было бы даже записать в плюсы: на важную отрасль медицины, являющуюся приоритетным направлением в развитых странах, наконец-то обратили внимание и у нас. Сравните: в бюджетах последних двух лет в этой графе значилось... 0 грн. Большой минус в том, что эти деньги пойдут лишь в пять областей, получивших статус пилотных, — Винницкую, Полтавскую, Донецкую, Одесскую, Тернопольскую и город Киев. Рецепт выживания для остальных 19 областей чиновники не приложили. Если у пионеров реформы есть шанс стать счастливчиками и там надеются на воплощение обещаний премьер-министра технически переоснастить «скорую» и повысить зарплаты ее работникам, то на что или на кого надеяться остальным?

«Пятилетняя реформа экстренной помощи имеет целью принципиально улучшить ее качество и доступность, чтобы в критической ситуации каждый украинец оперативно получал необходимую помощь. С другой стороны, Минздрав стремится усилить престижность профессии экстренного медицинского работника и обеспечить достойную оплату его труда», — так анонсировали будущие изменения в профильном министерстве.

 

«Усиления престижности» и достойной оплаты вряд ли стоит ожидать в ближайшем будущем. Звучит как фантастика при подобном финансировании! В бригадах скорой помощи, где врачи не защищены (предсказать, чем может завершиться вызов, невозможно: высока вероятность столкнуться с агрессивными и неадекватными больными, неблагополучными слоями населения — наркоманами, людьми в состоянии алкогольного опьянения и др.) и работают зачастую на износ, выживают на минимальную зарплату. Как сторож или уборщица. Кассирам в супермаркетах предлагают больше — как гласят объявления о работе. Правительство решило, что тарифные разряды менять пока не стоит, в результате санитарка и молодой врач продолжают получать одинаковую зарплату. Многие медики не выдерживают: кто-то уходит из профессии, другие решаются уехать за границу — кормить семьи и растить детей нужно здесь и сейчас.

На деле основные перемены реформы «скорой» пока коснулись системы диспетчеризации. В Минздраве считают, что украинцы часто вызывают скорую помощь зря. Диспетчеры будут распознавать такие «ложные» вызовы и не гонять кареты к паникерам. А если уж случай действительно экстренный, то, по словам главы ведомства, «скорая» домчится в течение считанных минут.

И. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун считает, что в Одесской области сейчас лучшая диспетчерская служба в Украине. Диспетчеры определяют кратчайший маршрут для бригады медиков, чтобы они как можно быстрее приехали на место вызова. Все машины оснащены GPS, их передвижение отслеживается.

Фото: facebook.com/irina.sysoenko

По-новому с 1 сентября учатся жить киевляне. Привычной неотложной помощи больше нет. Нововведение, от которого зависит здоровье и жизни жителей столицы, было привычно принято без широкого обсуждения, без анализа рисков. Вы тоже заметили, что судьбоносные решения любят принимать в высокий сезон летних отпусков? Если вы живете в Киеве, забудьте старый номер городского телефона неотложки и набирайте 103. Все вызовы принимают диспетчеры Центра экстренной помощи и медицины катастроф и определяют, в какой помощи вы нуждаетесь — неотложной или экстренной (для понимания разницы: неотложка отправляется на вызов, когда жизни пациента опасность не угрожает, и, как правило, приезжает через 2–3 часа; экстренная медпомощь необходима, когда жизнь пациента под угрозой, и должна приехать через 10–20 минут после вызова). Все звонки записываются, чтобы в случае конфликтных ситуаций легче было разобраться. По факту ответственными за оказание неотложной медпомощи сделали диспетчеров.

Неотложную помощь теперь должны оказывать врачи первичного звена (семейные врачи, терапевты, педиатры) с 8.00 до 20.00 в будние дни и с 9.00 до 15.00 в выходные и праздники. По мнению директора Департамента здравоохранения КГГА Валентины Гинзбург, нововведение позволит приезжать «скорым» на все вызовы не позже чем через 10 минут.

По словам чиновников, на базе Центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф заработала также круглосуточная телефонная линия «Здоровье». Позвонив по номеру 1583, вы сможете получить консультацию врача. Как считает Валентина Гинзбург, с одной стороны, это помогает оказать себе или близким необходимую домедицинскую помощь. С другой — снижает количество случаев, когда бригада «скорой» едет на незначительное повышение температуры, оставляя без помощи того, кому она срочно необходима.

Разочаровавшиеся в улучшении

Реформа первичного звена многое изменила в оказании помощи пациентам. Некоторые трансформации не только настораживают медиков, но и пугают потенциальных пациентов. Семейные врачи получили право не ходить на вызов к больным домой. Если припечет — человек сам придет на прием, при очень плохом самочувствии наберет 103.

В городских населенных пунктах подобные новеллы не выглядят столь настораживающе. Здесь больше шансов не остаться без медпомощи. Чего не скажешь о сельской местности, где расстояния другие, а пациентов приходится транспортировать на десятки километров. Представьте поездку с вывихом или переломом по ухабам километров на 70... «У вас тут и помереть от боли можно, пока довезете на такой машине!» — типичная фраза госпитализируемых.

А еще медики «скорых» покупают сами себе униформу, пополняют аптечки... Как объяснила одна из врачей, «мне стыдно приезжать на вызов к ребенку с огромным шприцом на 10 мл».

Надпись «Скорая медицинская помощь» на УАЗах, способных передвигаться на довольно небольших скоростях (иначе автомобиль просто развалится), звучит как оксюморон. А смена считается успешной, если железного коня не приходится толкать.

После акции «скорых» под стенами парламента Минздраву всего лишь дали поручение провести еще одно совещание с работниками экстренной помощи. Следующим шагом, как обещают медики, будет забастовка.

Наверное, ни одно правительство в мире не позволяет себе так унижать тех, кто каждую минуту спасает жизни граждан этого государства. На самом деле Украина унижает не медиков, а каждого из нас. Не зря экстренная медицинская помощь находится в приоритете здравоохранения развитых стран. Причина очевидна: от ее уровня и качества работы зависят человеческие жизни.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter