Новости
Ракурс

Как Минздрав лишил лечения 18 тысяч женщин с раком

Именно столько курсов лекарственных препаратов можно было закупить для лечения рака молочной железы за 1,26 млрд грн, которые Министерство здравоохранения не использовало в 2020 году. Об этом говорится в Отчете Счетной палаты, представленном на одном из последних заседаний парламентского Комитета по вопросам здоровья нации, медицинской помощи и медицинского страхования.



.

Из-за проваленных закупок лекарств пострадало немало пациентов. По словам народногодепутата, члена Комитета ВРУ по вопросам здоровья нации Ольги Стефанишиной, за бюджетные деньги в 2020 году планировалось закупить 15 систем глубокой стимуляции мозга для пациентов с торсионной дистонией. Без этой системы болезнь прогрессирует, а человек страдает из-за постоянных судорог в мышцах. Увы, у двух пациентов состояние ухудшилось настолько, что лечение им вряд ли поможет. А чтобы спасти своего ребенка, родителям пришлось продать жилье и оплатить операцию самостоятельно.

По подсчетам экспертов, на «сгоревшие» 1,26 млрд грн можно было обеспечить лекарствами 23 маленьких пациента со спинальной мышечной атрофией (СМА). Это редкое (орфанное) генетическое заболевание. У больных СМА моторные нейроны спинного мозга постепенно погибают, что со временем приводит к мышечной атрофии — полной остановке мышечной деятельности. Это означает утрату возможности двигаться, а впоследствии и дышать.

Основные нарушения — что увидели аудиторы Счетной палаты

Счетная палата проводила аудит эффективности использования средств госбюджета, выделенных в 2020 году Минздраву для осуществления публичных закупок лекарственных средств. Аудиторы отмечают, что нарушения приобрели системный характер, ведь подавляющая часть рекомендаций предыдущего аудита 2019 года не была выполнена.

Перейдем к цифрам и фактам. В 2020 году было использовано 86,7% средств, выделенных государством. Однако цели утвержденных программ достичь не удалось, поэтому своевременный доступ пациентов к необходимым лекарствам, вакцинам и медизделиям не был обеспечен.

Как упоминалось выше, из бюджета-2020 на закупки вообще не было использовано 1,26 млрд грн. При том, что медицина — вечная падчерица при раздаче бюджетного пирога, поэтому каждая гривня должна быть на счету.

Напомню, что с 2015 года в Украине госзакупки лекарств осуществляются с помощью специализированных международных организаций, а с 2020-го этим занимается также ГП «Медицинские закупки Украины» (национальное агентство обеспечивает централизованную закупку лекарств и медизделий за счет государственного бюджета, находится в госсобственности и входит в сферу управления Минздрава).

Минздрав провалил закупки уже на этапе подготовки. Сначала не предоставил госпредприятию «Медзакупки» технические задачи. Когда же правительство разрешило национальному закупщику определять их самостоятельно, ведомство затягивало согласование документов с июля вплоть до конца сентября 2020 года.

Если говорить о международных специализированных организациях, то процесс их отбора Минздрав начал только в августе 2020 года. Как следствие, закупки лекарств, вакцин и медизделий были начаты международными закупщиками только в конце 2020 года.

Как результат, международные организации в 2020 году поставили товаров всего лишь на 2,8% средств, которые были им перечислены (а за девять месяцев 2021-го — еще на 57%).

«Медзакупки» в 2020 году поставили товаров на 1,9% выделенных средств (за девять месяцев 2021-го — еще на 89,9%).

Еще один момент: более 156 млн грн находились в использовании международных организаций сверх установленного срока.

Грядет утилизация? Минздрав не учитывал наличие остатков лекарств, медизделий, вакцин, закупленных и поставленных на средства предыдущих лет. Суммарно имеющиеся остатки потянули на 10,2 млрд грн! Это даже превышает объем средств, выделенных на закупки лекарств в 2020 году (9,4 млрд грн). Как следствие, были накоплены запасы и созданы высокие риски неиспользования лекарств до истечения срока их годности.

Минздрав и Центр общественного здоровья в 2020 году и январе—сентябре 2021-го не осуществляли мониторинг уровня обеспеченности потребностей на региональном уровне. В результате этого учреждения здравоохранения не использовали лекарств на 127,9 млн грн, а препаратов на 58,4 млн грн уже утилизировали.

Нерезультативные закупки. 22% наименований лекарственных средств вообще не были приобретены. На 12,1 млн грн закуплено девять наименований препаратов для лечения детей с онкологическими заболеваниями. Однако в инструкции к лекарствам не сказано об эффективности и безопасности их использования в педиатрии. Это, безусловно, повышает риск ошибок при лечении детей.

«Мы квалифицируем эти нарушения как имеющие признаки уголовных правонарушений и передали их для оценки в Генеральную прокуратуру», — резюмирует член Счетной палаты Василий Невидомый. Ну а общество в который раз ждет расследования бездействия чиновников и их наказания.

В то же время, как отметил представитель Счетной палаты, и директор ГП «Медицинские закупки Украины», и нынешнее руководство Минздрава оперативно реагируют на выявленные при аудите нарушения и рекомендации Счетной палаты.

Работа над ошибками

В Минздраве утверждают, что работа над ошибками проведена, и план 2021 года был выполнен на 99%.

«Мы проводим более качественные расчеты потребностей, чтобы не было просроченных лекарственных средств в значительных количествах. Но мы должны понимать, что все же минимальные остатки будут», — заявили в ведомстве, пообещав держать этот вопрос на контроле. Мол, в Минздраве заинтересованы в том, чтобы пациенты были обеспечены лекарствами в необходимом количестве, с надлежащими качеством и сроком годности.

Эксперты утверждают, что, как правило, срок годности может истекать у лекарств, необходимых для непрерывного лечения и заболеваний с высоким уровнем летальности. В розничной сети их купить нельзя, поэтому запас таких препаратов жизненно важен.

По поводу закупки «взрослых» препаратов для лечения онкологических заболеваний у детей руководитель «Медзакупок» АрсенЖумадилов объяснил так: «Относительно допуска к торгам препарата, не имевшего прямых показаний к педиатрическому использованию. Это так называемая проблема off-label — использование лекарств у детей, по которым клинические исследования в этой категории не проводились. Но при этом на практике используются. Из года в год закупаются. Этот вопрос уже давно назрел, даже перезрел. Надеюсь, в текущем году мы решим эту проблему, чтобы это не вызывало замечаний со стороны Счетной палаты».


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter