Новости
Ракурс
Полиция и выборы

Полиция и выборы. Накануне…

Как ощущает себя полиция, перед которой стоит в этом году главная задача — пережить выборы? И помочь пережить их стране. Есть ли у полиции такая возможность?

Loading...

Речь не о тех из людей в погонах, для кого по известным причинам хорош любой кипеж. А о тех, например, кто, поверив призыву заезжих реформаторов, пришел с намерением служить и, несмотря ни на что, до сих пор остался в строю.

Гастролирующих реформаторов давно и след простыл. Традиционные язвы милиции открылись на ослабленном бездумными ротациями теле и с новой силой поразили органы, так и не ставшие правоохранительными. Стыдные болезни: неутолимый зуд построения пирамид и преступных схем предшественники им в наследство передать сумели. Многотрудный опыт оперативной работы, ведения следствия и множество иных профессиональных премудростей — нет.

Наш полицейский лишен двух главных опор, без которых правоохранительные органы не могут существовать в принципе.

Во-первых, отменной всесторонней подготовки (от теоретической до огневой), дающей уверенность в себе и понимание алгоритма адекватных действий в любой обстановке.

Во-вторых, четкого знания того, что в любой ситуации, если он действует по Закону и Уставу, его спина прикрыта. Прежде всего — непосредственным начальством, которое не сольет его, какими бы ни были политические расклады и возможные последствия.

То есть — уверенности в том, что если полицейский действовал по закону, с ним поступят так же.

Но у правоохранительных органов теперь такое специфическое начальство, которое и сравнить-то не с кем на этом посту за последние четверть века. Когда объединяется дно «деловых людей» и дно политическое, они образуют практически непреодолимую пропасть.

Перманентно реформируемый суд мутирует, мимикрирует, подстраивается под новые обстоятельства. Выполнять конституционную задачу никак не хочет, многократно усиливая своей репутацией правовой нигилизм населения со всеми вытекающими последствиями. Впрыскивание новой крови не переломило системы. Циркулирующая в судебном организме старая кровь, сноровисто обойдя механизмы очистки (что, в общем-то, несложно: все свои), успешно ассимилирует новые клетки и остается болезненно чуткой к пожеланиям сверху — изнутри и извне.

Такова реальная ситуация, которую четко осознают люди в погонах. Люди, специфика службы которых такова, что они всегда неразрывно связаны с легитимностью текущей политической власти.

Полицейской службе присуща заложенная в ней изначально особенность. Красивая фраза о «милиции с народом» хорошо звучит, но приказы отдает конкретное вышестоящее руководство. И полицейский обязан поддерживать государственный строй, одновременно не будучи уполномоченным его оценивать, раз уж он в погонах.

Потому что милиция в своем изначальном значении еще может быть с народом, а полиция — это инструмент политической системы, власти, его острие. И в нынешней схватке, когда всем, кто ближе всего к вожделенному трону, есть что терять, за этот инструмент будут хвататься голыми руками. Как всегда — чужими, но не в этом суть. Чем меньше легитимность власти, тем большее у нее искушение действовать полицейскими методами. А завтра наступает период, когда легитимность нашей власти может быть обрушена легко и бесповоротно.

Но кроме двух перечисленных моментов есть еще и третий. Его ярко демонстрирует такой пример из жизни.

Несколько лет назад один председатель суда поделился любопытной проблемой. Такая, говорит он, коллизия: суд охраняют «аваковские». На заседание суда пришли буйные активисты в камуфляже, грозящие разнести помещение, если решение суда им не понравится. И они тоже… аваковские.

Закономерно, что речь вовсе не шла о защите боевого товарища, безо всякой вины привлекаемого сатрапами к уголовной ответственности. Дело сугубо хозяйственное, суммы со многими нулями, и одна из сторон, способная обеспечить себе «поддержку общественного мнения».

В этой трагикомической ситуации был лишь один позитив: для разрешения вопроса председателю суда не надо было метаться между центрами влияния, поскольку центр этот был один.

В том, что демонстрирует этот пример, — одна из главных сегодняшних угроз. Всему обществу и полиции тоже, потому что в пылу противостояния можно и не разглядеть условные повязки, обозначающие «своих». Ну а «свои», скорее всего, вообще ни на что смотреть не станут.

Медленно и неохотно постигает наше общество искусство жить «не сотворив себе кумира». Пробным шаром прокатился по столице парад одного из парамилитарных новообразований. Особого восторга с энтузиазмом у народа не вызвал. В воздух чепчиков не бросали, навидались уже всякого, лозунгов наслушались, иллюзий особых нет. Беда в другом: на фоне отсутствия веры в новых спасителей все же найдется немало тех, кто, если что, радостно к ним присоединится. Тоже, конечно, не ради идеи, но ради погромов...

На что может опираться и надеяться сегодня полицейский, который пришел не отбивать образование или суетиться у подножья вечной как ее египетские родственники денежной пирамиды, исправно передавая деньги наверх, а служить — Закону и народу?

Полицейскому, который знает, что дела Майдана не расследованы до сих пор. Что подавляющее большинство сограждан интересуют исключительно преступления, совершенные в отношении протестующих. И что их ненависть к «Беркуту» в глазах многих оправдывает вспыхивающий огнем от коктейлей Молотова строй мальчишек в форме. Что события последних пяти лет лишь укрепили уверенность многих из бывших правоохранителей в том, что пять лет назад на Майдане они защищали свою страну. Не сумели — и вот что с ней стало…

Ввиду полнейшей беспомощности правоохранительной системы, талантливой только в делах коммерческих, и очередных трудных затяжных родов «нового суда» общество не получило ответов, не получило справедливости, возможности наказать виновных по закону, за чем, возможно, постепенно пришло бы и понимание, и прощение.

Хочется пожелать полиции пережить выборы достойно. И определить для себя черту, за которой она свободна от выполнения приказа власти, ставшей нелегитимной. Чтобы президентские выборы не стали для нынешних полицейских и всей страны моментом, снова разделившим жизнь на «до» и «после». Потому что сегодня есть гораздо больше, чем один игрок, готовый ввергнуть страну в хаос, если не по-его выйдет.

Пожелать им и нам: пережить эти смутные времена вместе со своим народом. Не дав пролиться крови и не пролив собственной.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter