Новости
Ракурс

О прививках, мамах, бабушках и ковиде

В Советском Союзе антивакцинальных кампаний не было. Потому что там был Комитет государственной безопасности, зорко профилактировавший появление любых публичных кампаний. Антивакцинальную кампанию в СССР заменяла тихая коррупция, состоявшая в том, что любящие мамы и бабушки покупали доверие педиатров и медицинских сестер недорогими презентами, чаще всего шоколадками и коробками конфет. Так в тишине медицинских кабинетов детских садиков, школ и детских поликлиник фальсифицировались документы с записью о якобы проведенной вакцинации.

Спустя годы именно эти, уже подросшие, дети неожиданно заболевали дифтерией, корью и прочими вроде бы управляемыми инфекциями. Кто-то становился инвалидом после перенесенной болезни, некоторые умирали… Так жила вся советская страна, пронизанная ложью и фальшивой статистикой. Мамы и бабушки так защищали своих детей от побочного действия вакцинальных препаратов (на самом деле чрезвычайно редкого), от обострения уже имеющейся у ребенка патологии и аутизма. Последний был тогда любимой страшилкой у мам и бабушек в стране, где диагноз «аутизм» попросту еще не существовал.

На самом деле такие часто и длительно болеющие дети прививались в цивилизованных странах в первую очередь, так как для них подцепить инфекцию было особенно опасно. Иное дело, что вакцинация таких детей в тех странах проводилась под серьезным наблюдением квалифицированного специалиста, владеющего приемами реанимации.

Советские мамы и бабушки далеко не всегда полностью доверяли своему участковому педиатру и пользовались «точной информацией», полученной от соседских мам и сослуживцев. Никто не знает, какое число советских детей было «спасено» от прививок. Догадываемся, что очень много, особенно в городах. Мы, врачи, видели спустя годы результаты — вспышки инфекций, которых не должно было быть. Кстати, и недавняя вспышка кори в Украине была следствием советской практики фальсификации медицинских документов.

Открытая, системная антивакцинальная кампания сформировалась в горбачевские времена гласности и перестройки. Комитет государственной безопасности резко ослабел, население страны уже не боялось вслух высказывать претензии к власти, в том числе к официальной медицинской системе. В медицинскую практику открыто вливались проходимцы, жулики и верткие гипнотизеры. Именно тогда «Комсомольская правда» разместила прежде невозможную для публикации статью о реалиях вакцинации в СССР. Автор, врач-педиатр, запугала своими откровениями всю огромную советскую страну. В той статье не было очевидной лжи, но там были неточности и бездоказательные допущения. А у этой газеты тогда были миллионные тиражи.

Запуганные новыми социально-политическими веяниями квалифицированные биологи и врачи, которые знали реалии проблемы, трусливо молчали. Поскольку были объектом недоверия и даже ненависти. Народ, возбужденный возможностями свободы говорить и читать, тогда поверил другим. Спортивный журналист Аллан Чумак своей внутренней энергией на любом расстоянии заряжал воду, которую с лечебной целью пили миллионы советских людей, его коллега по лечебной практике совершал массовое гипнотическое исцеление на переполненных стадионах… А специалисты, врачи и биологи, молчали, для них любая инициатива была по-прежнему наказуема.

Мы, Украина, унаследовали от СССР все эти прелести. Добавив по воле первого нашего министра-патриота так называемую народную медицину. Открыв этим ненаказуемую и некритикуемую возможность для раньше боязливо дремавшего псевдонаучного жулья бессовестным обманом грести бабло у легковерных, растерявшихся украинских граждан. Цивилизованный Запад испуганно вздрагивал, узнавая об очередной украинской новации на ниве здравоохранения, но прощал нам многое, надеясь на моральное оздоровление украинского государства, выбравшего демократию.

В таких условиях антивакцинальная кампания в Украине цвела буйным цветом. Более того, она стала вполне сытным бизнесом. Книги и брошюры о вреде прививок открыто продавались на книжных рынках, говорливые антивакцинаторы проводили шумные круглые столы и пресс-конференции. А Минздрав по-прежнему пугливо молчал.

Ликвидация в стране санитарно-эпидемиологической системы резко усилила возможности жиреющих на лжи активистов антивакцинального движения. Надеюсь, когда-нибудь историки медицины (есть такая научная дисциплина) опишут достойными словами эту безрассудную новацию и.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун. И уделят несколько строк президенту Петру Порошенко, назначившему эту даму в руководство медицинской системой. Надеюсь, уделят внимание и абсурдным и разрушительным ее новациям во фтизиатрии и психиатрии.

И вот эпидемия вируса ковида. А с ней — громкая актуализация проблемы вакцинации. При полной невозможности создания сегодня в стране своей эффективной вакцины. Таковы наши реалии. Самоуверенная телевизионная болтовня политиков и политологов, сдобренная непрофессиональными рассуждениями журналистов, привела к неизбежному — категорическому нежеланию многих из нас получить прививку от этой грозной болезни.


Как всегда в подобных случаях, назван «стрелочник». Сейчас — министр Максим Степанов. Лишенный права на закупки медикаментов и вакцинальных препаратов, не имеющий права на самостоятельные решения (над ним — премьер и президент). Вполне удобный мальчик для битья. Наши всезнающие политики вопрошают: почему новый американский президент не звонит нашему Зеленскому? Не уважает? Да, не уважает. Нас многие не уважают. Очарование Запада украинской демократией давно сменилось тоской и раздражением. Не будь рядом с нами пугающего весь цивилизованный мир Владимира Путина, нас бы вообще полностью забыли. Лживых, ворующих все, что плохо лежит, не способных эффективно управлять собственным государством. Компенсирующих свою управленческую несостоятельность рассуждениями о патриотизме.

Министр юстиции Малюська постепенно закрывает тюрьмы. Зря. Лучше бы он инициировал наказание беловоротничковой преступности. Тогда бы наши тюремные камеры были густо заселены.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.