Новости
Ракурс

Московский Красный Крест: между имиджем и Путиным

20 января 2014 года интернет-публику изрядно повеселил председатель Московского городского отделения Российского Красного Креста Игорь Трунов, который созвал пресс-конференцию и сообщил, что, помимо иска в Савеловский суд против 17-ти средств массовой информации, им в российскую Федеральную службу безопасности было направлено заявление о привлечении ответчиков еще и к уголовной ответственности за их публичные призывы к экстремистской деятельности и преступные информационно-террористические атаки. Поскольку в число ответчиков и потенциальных преступников попал и «Ракурс», законы жанра требуют дать «наш ответ Чемберлену», дабы, как говаривал Петр Первый, «дурь каждого видна была».

Loading...

Пиар-акция обернулась скандалом

Начало этой истории положила другая пресс-конференция, проведенная тем же Игорем Труновым 25 декабря в Москве в пресс-центре российской «Национальной службы новостей». Речь шла о правовых проблемах поставок гуманитарных грузов в контролируемые сепаратистами районы Донбасса, и было непривычно наблюдать на подобного рода мероприятиях удивительную политкорректность. Практически ни одного плохого слова о государстве Украина, ее политическом руководстве и ее вооруженных силах: на Донбассе, мол, идет гражданская война, и Российский Красный Крест в этой ситуации занят исключительно тем, что облегчает участь мирного населения. В частности, снабжает памперсами остро нуждающихся в них жителей Донбасса.

Но если кто-то и поверил в эту мимикрию, то только не люди хоть немного знающие, кто такой Игорь Леонидович Трунов, который, помимо прочих регалий, именует себя еще и почетным титулом президента Союза адвокатов России. Об этом человеке достаточно сказать то, что он удостоился чести попасть на страницы саркастической российской интернет-энциклопедии «Луркоморье», а для этого, следует заметить, нужно иметь особые заслуги. В данном же случае миролюбивый тон понадобился, скорее всего, для того, чтобы завоевать доверие сердобольных толстосумов Запада и оседлать потоки их пожертвований на гуманитарную помощь.

Но ближе к сути. Больше всего на этой конференции поразило откровение Трунова о том, что предыдущие десять путинских конвоев были отправлены в Украину с нарушением международного права, ибо этим занималась военизированная структура российского государства под названием Министерство чрезвычайных ситуаций, а значит, как он выразился, «это вторжение, это нарушение, этого делать нельзя». И вот тут хитро как лис подобрался журналист московского филиала украинского информационного агентства «Укринформ» Виталий Сыч, задавший вопрос, который следует воспроизвести дословно:

«Когда была осада Донецкого аэропорта, там убивали, и туда пропускали гуманитарный груз, если я не ошибаюсь, то со стороны Киева. Значит, пропустили, досмотрели, разгрузили, машины уехали. И начались военные действия с новой силой. Как вы считаете, с чем это связано?»

Внешне вопрос выглядит идиотски. О каких гуманитарных конвоях в Донецкий аэропорт со стороны Киева может идти речь, если всему миру известно: это обороняющаяся крепость украинской армии, и туда с ее стороны идет оружие, боеприпасы, продовольствие, медикаменты и прочие нужные на войне вещи, которые доставляются каким угодно образом, но только не в форме гуманитарного конвоя.

Любой здравомыслящий человек на месте Трунова должен был смекнуть, что украинский журналист неспроста вздумал «стрелять по своим», и ответить: «Я не владею информацией о гуманитарных конвоях со стороны Киева в Донецкий аэропорт и ничего не могу сказать о доставляемых ими грузах». Но он, судя по всему, к категории здравомыслящих не относится, а потому, действуя по принципу «глухий як не почує, так придумає», пустился рассуждать о том, что этим конвоем весьма возможно поставлялось оружие.

Так что вопрос Виталия Сыча получился вовсе не идиотским, а всего лишь провокационным, но как раз того и требуют неумолимые законы жанра. Пресс-конференции обычно собирают не для того, чтобы отвечать на вопросы журналистов, а для того, чтобы делать заявления или себе рекламу. Журналисты отвечают взаимностью, а потому хитростью и лестью стараются вынудить спикера сказать то, что он вовсе не собирался и не хотел говорить.

В результате вышло в свет сообщение «Укринформа», текст которого следует изложить дословно вместе с заголовком:

Путинские «гумконвои», скорее всего, возили оружие — московский Красный Крест

Десять российских «гуманитарных конвоев» могли привезти на оккупированный пророссийскими боевиками Донбасс все, что угодно, в частности оружие и боеприпасы.

Об этом заявил в комментарии «Укринформу» глава Московского городского отделения Российского Красного Креста Игорь Трунов.

«Двойное назначение, оружие — недопустимые вещи. Мы не должны гуманитарные грузы поддавать сомнению. Поэтому, естественно, легитимная помощь подразумевает отсутствие товаров двойного назначения, как минимум. А то, о чем мы говорим, — это косвенное нарушение международного гуманитарного права, то есть, скорее всего, привезли оружие», — сказал он.

Эта заметка, естественно, взорвала интернет, и ее тут же ретранслировали десятки изданий. Как же, сенсация дня: Московский Красный Крест взбунтовался против Путина. Трунов попал как кур в ощип. Мы не можем знать, что с ним было на самом деле, но можем логично предположить, что его вызвал на ковер кто-то из влиятельных персон и заставил прочувствовать то, что обычно чувствует жертва преступления, предусмотренного статьей 132 Уголовного кодекса Российской Федерации — «Насильственные действия сексуального характера». За сим и последовал в Савеловский суд Москвы иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также о возмещении морального вреда на 170 миллионов рублей.

Что гласит закон

Цель, которую подачей этого иска на самом деле преследует Трунов, видна невооруженным глазом: он хочет оградить себя от обвинений в посягательстве на честь, достоинство и деловую репутацию президента Путина и ради этого готов на любые глупости. Чисто по-человечески его понять можно: внешне выглядит, что журналист приписал ему слова о российских гумконвоях, которых он на самом деле не говорил, подкрепил это словами об украинских гумконвоях, которые он на самом деле говорил, и в результате у читателя сложилось впечатление, что Трунов не одобряет действия хозяина России.

В узких журналистских кругах это может именоваться западным словом диффамация, но поскольку понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, мы будем оперировать именно этим словосочетанием. Впрочем, в указанной статье все изложено в общих чертах, а за деталями следует обращаться к двум другим нормативным актам: закону РФ «О средствах массовой информации» и постановлению Пленума Верховного суда РФ от 24 февраля 2005 года «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Пойдем от простого к сложному. Трунов, желая оправдаться перед общественным мнением России, решил поразить его широтой размаха и не ограничился одним только «Укринформом». Как сообщил на пресс-конференции его адвокат Герман Ясиновский, кроме него ответчиками стали еще 16 экстремистских сайтов украинских и американских СМИ. Непонятно только, как в этот список затесались вильнюсская «Евробеларусь» и хабаровский «Амурбург», но адвокаты Трунова честно признали, что они не сильны в географии, а потому не стоит удивляться, если вдруг Эрзерум, по их мнению, находится в Тульской губернии.

Но вернемся к российскому закону о СМИ, ключевым разделом которого в данной ситуации является глава VII «Ответственность за нарушение законодательства о средствах массовой информации», а именно ее статья 57 «Освобождение от ответственности». В ней, в частности, сказано, что редакция не несет ответственности за распространение сведений спорного характера, если они получены от информационных агентств либо являются дословным воспроизведением сообщений, распространенных другим средством массовой информации. Так что остальные 16 ответчиков могут лишь посмеяться над этим опереточным иском, а вот нашим коллегам из «Укринформа», судя по всему, предстоит принять бой на этом участке судебно-информационной войны.

Впрочем, противник у них не семи пядей во лбу, и о малограмотности его адвокатов можно судить по одному эпизоду, содержащемуся в тексте искового заявления. В нем, в частности сказано, что он просит взыскать с ответчиков солидарно 170 миллионов рублей и перечислить их на расчетный счет Московского Красного Креста для дальнейшего их использования в помощь пострадавшим районам Украины. Звучит весьма трогательно, однако в указанном выше постановлении Пленума ВСРФ черным по белому написано, что компенсация морального вреда и убытки в случае удовлетворения иска подлежит взысканию в пользу истца, а не других, указанных им лиц.

На зеркало неча пенять…

Теперь о вещах посложнее. Верховный суд РФ постановил, что по делам данной категории обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются:

первое — факт распространения ответчиком сведений об истце;

второе — порочащий характер этих сведений;

третье — несоответствие их действительности.

А при отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

С первым пунктом все ясно, начнем со второго, и здесь наберитесь терпения.

Порочащими, с точки зрения российского законодательства, являются сведения, содержащие утверждения о:

- нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства;

- совершении нечестного поступка;

- неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни;

- недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности;

- нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Из всего этого набора к Трунову каким-то боком можно пришить лишь неэтичное поведение в политической жизни: его выставили в таком виде, что он как бы обвиняет российские гуманитарные конвои в перевозке оружия. Но это не есть неэтичное поведение — это является критикой действий государственных органов, чем и занимается российская оппозиция. А к последней с уважением относится сам президент России Путин. Во всяком случае, так он сообщил на своей последней большой пресс-конференции, где восторгался строками Лермонтова «Прощай немытая Россия, страна рабов, страна господ». Он так и сказал: «Оппозиционер, даже очень жесткий, он в конечном итоге до конца борется за интересы своей Родины».

Так что, если Трунова нарочно либо по ошибке записали в оппозиционеры, это еще не значит, что опорочили его честь, достоинство и деловую репутацию. Это всего лишь навсего распространили о нем сведения, не соответствующие действительности, в связи с чем он, согласно статьи 46 закона РФ «О СМИ» имеет право на ответ. И предметом судебного разбирательства в этом случае может стать лишь отказ редакции разместить этот ответ.

Впрочем, все эти умные расчеты имеют смысл лишь в том случае, если в Савеловском суде Москвы работают честные и порядочные судьи, а не отъявленные мерзавцы, которые встречаются в нашем Печерском. К российским судьям, кстати говоря, не стоит относиться с позиции презумпции виновности: тамошний официальный «Обзор практики рассмотрения судами Российской Федерации дел о защите чести, достоинства и деловой репутации» свидетельствует о том, что их влиятельные персоны не так уж редко проигрывают журналистам.

Ну и, наконец, о самом сложном: было ли здесь распространение об истце сведений, не соответствующих действительности? Прочитаем еще раз ту часть сообщения «Укринформа», которая выглядит наиболее дискуссионно:

Десять российских «гуманитарных конвоев» могли привезти на оккупированный пророссийскими боевиками Донбасс все, что угодно, в частности оружие и боеприпасы.

Об этом заявил в комментарии «Укринформу» глава Московского городского отделения Российского Красного Креста Игорь Трунов.

Если проанализировать первое предложение, то Трунов ЭТОГО не заявлял. Но ОБ ЭТОМ он говорил. Тут уже профессиональным филологам стоит постараться, чтобы доказать, что русский язык, на котором творили гений Пушкина и гений Толстого, чрезвычайно богат различными эпитетами, сравнениями, метафорами, синонимами, омонимами, гиперболами, гротеском и прочими стилистическими оборотами, вследствие чего одна и та же фраза может быть истолкована по-разному.

Как писал Гоголь, «на зеркало неча пенять, коли рожа крива».


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter