Новости
Ракурс

Коррупция в медицине: изменятся ли правила игры

Процесс реформирования в Украине идет, мягко говоря, очень непросто. Ведь генераторы коррупционных схем, отточенных за многие годы до изящества и даже элегантности, севшие на иглу баснословных доходов, так просто не сдаются. Например, бизнес на здоровье украинцев по своей прибыли сравним с доходами от нефтяных скважин. Кто же по своей воле откажется от «черного золота»? Именно поэтому проблемы наших сограждан, страдающих от тяжелых недугов, за 100 дней новой власти пока никуда не исчезли. Набивание карманов одних приводит к страшным мучениям других.

Закупки государством лекарственных средств жизненно необходимы многим жителям Украины. Инсулин, онкологические препараты, лекарственные средства для лечения ВИЧ/СПИД, орфанных (редких) заболеваний, препараты для вакцинации населения, лекарства для больниц, расходные материалы, препараты для лабораторных исследований и т. п. — все это закупается за счет государства. Так, люди, страдающие гемофилией (наследственное заболевание, связанное с нарушением процесса свертывания крови. Наиболее распространена гемофилия А. Эту форму заболевания вызывает недостаточность в крови необходимого белка, так называемого фактора VIII), нуждаются в ежедневном введении препаратов крови, цена которых для обычных украинцев просто космическая. В среднем на закупку лекарств для одного больного гемофилией (их в Украине насчитывается 2600) требуется около 3 тыс. долл. в месяц. Такие препараты производятся и в Украине, но количество их ничтожно, ведь для получения одной ампулы требуется почти 10 л донорской крови.

Минздрав в прошлом году отчитался о закупке 68% препаратов, необходимых больным гемофилией. Профильная пациентская организация называет свои цифры: 5%. Закупки, проведенные в ноябре-декабре прошлого года, были сделаны по странным договорам: деньги поставщикам были перечислены, а на доставку товара предоставлялась отсрочка... от трех месяцев до полугода. По этой причине не все препараты, оплаченные в прошлом году, даже сегодня пришли в Украину. Такие договоры — преступление, которое стоит многим украинцам не только здоровья, но и жизни.

Страшно представить, что чувствует человек, оставшийся один на один со своей болезнью. Что такое гемофилия на самом деле, наверное, представляют немногие. Самая маленькая царапина может стоить жизни. Найти спасение в больнице также вряд ли удастся: необходимого фактора VIII часто нет даже в лечебных учреждениях. Самый большой ужас — невидимые внутренние кровотечения в суставы, причиняющие невыносимую боль. Препаратов для свертывания крови нет уже несколько месяцев, поэтому некоторым больным гемофилией вместо необходимого фактора VIII вводят обезболивающие наркотики. Оказалось, что дешевле сделать больных наркоманами.

Закупка лекарственных средств за бюджетные деньги — это та самая нефтяная скважина. Коррупция начинается еще до закупок. При Минздраве собираются так называемые номенклатурные группы, которые формируют первый список-предложение лекарств для регионов. Для того чтобы «продавить» своего производителя, прописывается дозировка, которая есть только у «заказчика». Далее предложение идет в регионы, к специалистам по отдельным болезням. Главный областной специалист, как правило, единолично решает, какой препарат попадет в его регион. Представители фармацевтических компаний всячески их мотивируют. Это не только деньги. Бонусом служат путешествия на медицинские конференции, которые, как правило, проходят на фешенебельных курортах и в мировых столицах. Один красноречивый факт: в прошлом году 7 областей закупили очень дорогой иностранный препарат для больных гемофилией: 21 тыс. грн за ампулу. Но дело в том, что это лекарство используется для лечения тяжелой стадии гемофилии, которой в этих регионах нет.

Чиновники — это лишь верхушка айсберга. Настоящие руководители финансовых пирамид остаются в тени и пока избегают ответственности. Так, недавно СБУ отчиталась, что один из крупных дистрибьюторов в течение трех последних лет ограбил бюджет на 1 млрд 250 млн грн. Цены на лекарства завышались на 40%. Одна из схем выглядит довольно креативно: дистрибьютор покупает партию лекарств по высокой цене, которая указывается в основном контракте. К контракту прилагается тайный протокол, так называемая кредит-нота, где сказано, что дополнительное количество лекарств (от 20% до 40%) передается дистрибьютору бесплатно как кредит, который не надо возвращать. Эти лекарства можно сбыть в аптеках, больницах. Таким методом завышения прибыли (в нарушение украинского законодательства) пользуются почти все посредники.

Как победить коррупцию в медицине? Первые шаги

На этой неделе Верховная Рада должна рассмотреть законопроекты (получившие статус приоритетных), позволяющие Минздраву Украины осуществлять государственные закупки через международные организации системы ООН и таким образом очистить от коррупционной составляющей госзакупку лекарств. Это законопроект №2150 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно обеспечения своевременного доступа пациентов к необходимым лекарственным средствам и медицинским изделиям путем осуществления государственных закупок с привлечением специализированных организаций, осуществляющих закупки)» и №2151 «О внесении изменения в Налоговый кодекс Украины (относительно освобождения от налогообложения налогом на добавленную стоимость операций по ввозу и поставке лекарственных средств и медицинских изделий)».

Неужели схемы, работающие последние 15 лет, уйдут в небытие? Фармакологическое лобби использовало старый добрый метод: в парламенте зарегистрировали сразу восемь законопроектов о передаче госзакупок международным организациям. Казалось бы, что плохого: конкуренция законопроектов в цивилизованном мире — нормальная вещь. Но в нашем Зазеркалье обычная парламентская практика превращается в откровенный лоббизм интересов фармацевтической мафии. Законопроекты-клоны — апробированная схема «размазывания» депутатских голосов и блокирование проектов закона, зарегистрированных до появления альтернативных. Те, кто вносил законопроекты-привидения, преследовали одну цель — международные организации не должны получить возможности закупать лекарства за государственные деньги.

После месяца переговоров, благодаря неравнодушию общественных организаций, авторы клонов все же отозвали свои творения. Верховная Рада может принять столь нужные законы в первом чтении уже на этой неделе. Это поможет сохранить жизнь многим людям, поскольку ускорятся все процессы. Закупка лекарств через международные организации эффективно работает во многих странах и позволяет отойти от коррупционных схем, закупить препараты вовремя и, что важно, получить наилучшее соотношение цена-качество. Разработчики законопроекта подсчитали, что ожидается снижение цен на лекарства, закупаемые за бюджетные средства, до 42% или на 348 млн грн. На эти деньги можно пролечить 21 тыс. ВИЧ-инфицированных пациентов, купить 1 млн 455 тыс. вакцин для новорожденных, пролечить 840 пациентов с вирусным гепатитом.

К сожалению, этот закон будет касаться только тех закупок, которыми занимается Минздрав, но не затронет госзакупки в регионах (а это 1,7 млрд грн). Поэтому разработчики законопроекта №2150 называют его лишь полумерой. Это еще не победа, всего лишь маленький шаг к ней. Никто не хочет терять сверхприбыли: ни дистрибьюторы, ни транснациональные корпорации, ни украинские врачи, ни чиновники Минздрава...

Закупка медикаментов за государственные средства является лишь частью коррупции в медицине. Серый оборот денег в системе здравоохранения достигает как минимум еще одного бюджета, а это больше 50 млрд грн. Государство, определяя низкую зарплату медицинским работникам, априори само побуждает их к взяткам, порождает доплаты из наших с вами карманов. За последние годы руководители многих учреждений здравоохранения выстроили себе княжества, фактически их приватизировав.

История с Национальным институтом рака (НИР), о которой «Ракурс» рассказывал в статье «Онкология в Украине — история болезни», как нельзя лучше это демонстрирует. В феврале 2015 года после длительного противостояния профсоюзной организации института и директора НИР Игоря Щепотина (которому удавалось оставаться на своей должности даже после того, как в результате проверки были выявлены злоупотребления на 50 млн грн), последний был отстранен от своей должности. На днях завершилась процедура выдвижения кандидатов на должность главы Института рака.

Министр здравоохранения А. Квиташвили пошел навстречу общественности, пообещав прозрачный конкурс кандидатов на эту должность. Хотя, согласно уставу НИР, подобные назначения — прерогатива министра, и раньше чиновники, только усевшись в кресло главы Минздрава, приступали к назначениям своих людей. Для изменения правил игры готовится проект закона об учреждениях здравоохранения и медицинской деятельности, где на законодательном уровне будут предусмотрены выборы руководителей учреждений здравоохранения и в обязательном порядке учитываться мнение коллектива.

Есть ли гарантии, что в этом конкурсе не победит очередной коррупционер? По словам Андрея Семиволоса, председателя Независимой первичной профсоюзной организации НИР, еще до окончания срока подачи документов на эту должность претендовали 14 кандидатов (19 марта Минздрав обнародовал список из 18 кандидатов), и большинство из них являются техническими. Со стороны предыдущей администрации выдвинуто несколько кандидатов для того, чтобы создать диссонанс и оттянуть голоса. То, что эта схема пользуется популярностью, говорят, например, такие цифры: сегодня в конкурсе на должность генерального директора «Укрзалізниці» принимают участие 200 человек, а возглавить аэропорт «Борисполь» хотят 100 кандидатов.

«Механизм, который предусмотрен сегодня по назначению главы НИР, — ноу-хау Минздрава и общественности. Это назначение должно состояться открыто и прозрачно, — говорит А. Семиволос. — Наш профсоюз представлен в Комиссии по отбору кандидатов на эту должность. Парламентский комитет по здравоохранению (а это 12 депутатов из разных фракций) обещал держать вопрос по честности и прозрачности выборов директора НИР под своим контролем. А что же Щепотин? Он не сдается и рассказывает, что вернется на свое место». Борьба продолжается. Ведь онкология — это не просто деньги, а огромные деньги.

Каким образом общество может помочь преодолеть коррупцию? Весомым инструментом борьбы с коррупцией являются настоящие профсоюзные организации. Пример Института рака — тому подтверждение. Общественные организации должны стать на передовую и оказаться тем активом, который заставит политиков проводить реальные реформы, а не косметические. Инициативная группа НИР на начальном этапе состояла из 9 человек, сегодня этот профсоюз насчитывает уже 62 члена. В эти ряды привлекаются чаще всего молодые специалисты, работающие в институте и желающие что-то изменить в системе здравоохранения. Это тоже фронт, и нужно быть готовым, что «мятежники» подвергаются репрессиям, увольнениям. Как правило, чтобы запугать активистов, обезглавливают организацию — увольняют ее лидеров.

Что происходит сейчас в Институте рака? Начаты новые проверки. Например, в пищеблоке выявлено много нарушений: несмотря на выделенные на 2015 год 6 млн грн на закупку продовольствия, больных кормят только макаронными изделиями и хлебом. Заблокированы закупки цитостатиков (разновидность противоопухолевых препаратов), так как было выявлено завышение цены почти на 4 млн грн. На днях начнется новая процедура тендера. Профсоюз пытается выявить коррумпированные связи между врачами и предыдущей администрацией.

Есть и другие люди, которых, к сожалению, пока большинство. По словам А. Семиволоса, сегодня многие «ученые» института притаились, ожидая и договариваясь с потенциальными «директорами» (полагаясь, видимо, на интуицию, ведь кандидатуры на эту должность пока еще широкой общественности неизвестны).

Хочется верить, что история с Национальным институтом рака станет для многих из нас достойным примером того, как использовать законные рычаги по своей защите и уничтожению коррупционных схем. Самое главное оружие общества — гражданская позиция и сплоченность.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter




Загрузка...