Новости
Ракурс

Военное положение — правовые аспекты

23 июн 2015, 12:29

В связи с трагическими событиями на Востоке Украины и вооруженной агрессией Российской Федерации предметом постоянных дискуссий стала возможность введения правого режима военного положения в Украине и вытекающих из него ограничений для граждан. Четкого разграничения таких категорий как «военное время», «состояние войны», «военное положение» нет, что порождает неоднозначную трактовку и применение норм права в такой важной сфере как национальная оборона.

Loading...

Например, специальный закон «О правовом режиме военного времени» использует термин «военное положение» как особый правовой режим, вводимый в Украине или на отдельных ее местностях в случае вооруженной агрессии или угрозы нападения, опасности государственной независимости Украины, ее территориальной целостности. Он достаточно определенный и призван обеспечивать четкую цель: «создание условий для осуществления органами государственной власти, военным командованием, органами местного самоуправления, предприятиями, учреждениями и организациями предоставленных им полномочий в случае вооруженной агрессии или угрозы нападения, опасности государственной независимости Украины, ее территориальной целостности».

Однако существуют понятия, применение которых на практике порождает некоторые проблемы. Так, отдельные ведомственные акты Министерства обороны, например «Инструкция по бронированию военнообязанных за предприятиями, учреждениями и организациями на период мобилизации и военного времени», утвержденная приказом Минобороны Украины от 15 октября 1996 года №290, использует термин «военное время». Это создает неопределенность, в частности, в таком важном вопросе, как бронирование военнообязанных, запрещая его осуществление в военное время. Во время 1–4 волн мобилизации (2015 год) военные комиссариаты, обосновывая свой отказ в бронировании работников некоторых предприятий, учреждений и организаций при объявленной мобилизации, ссылались на раздел V настоящего документа (что прямо запрещает «бронирование» в военное время). Из этого можно сделать вывод, что понятия «военного положения» и «военного времени» в практике этих органов не рассматриваются как тождественные и имеют разное значение (разумеется, учитывая то, что в Украине режим военного положения так и не был введен). Указанная инструкция не содержит определения понятия «военного времени», в то время как оно использовано в Законе Украины «Об обороне Украины», согласно ст. 4 которого «с момента объявления войны или фактического начала военных действий наступает военное время, которое заканчивается в день и время прекращения состояния войны».

В этой связи возникает потребность выяснения сути понятия «состояние войны». Отечественное законодательство такого определения не предусматривает. Оно упоминается в Конституции Украины, согласно которой «состояние войны» может быть объявлено Верховной Радой по представлению президента Украины. Очевидно, что для выяснения значения этого термина следует обращаться к международным правовым актам, прежде всего к Гаагской конвенции 1907 года.

Состояние войны определяется прежде всего как формальный акт, при котором реальные боевые действия могут и не вестись. Общепризнанно, что объявление состояния войны следует рассматривать как акт, имеющий международно-правовое значение и адресующийся стране-агрессору и международному сообществу. Кроме того, это состояние может заключаться в начале применения вооруженных сил, разрыве дипломатических отношений или введении определенных ограничений в отношении граждан страны-агрессора.

В любом случае, Гаагская конвенция предусматривает необходимость совершения определенных предварительных действий перед объявлением войны, как, например, выдвижение ультиматума под угрозой объявления войны.

Современный способ ведения войны не подпадает под сформированное Гаагской конвенцией традиционное понимание войны. Положения действующего законодательства невозможно применить адекватно к нынешней ситуации. Например, как оценить принятие известного постановления Верховной Рады от 27 января 2015 года об обращении к международному сообществу о признании Российской Федерации государством-агрессором? Очевидно, что не как объявление состояния войны в его традиционном понимании, ведь ни с процедурной точки зрения, ни с содержательной этот акт таковым не выступает. Безусловно, следует согласиться с мнением, что «состояние войны» является понятием по большей части международно-правовым и его введение практически не вызывает каких-либо изменений во внутренней политике государства-объекта агрессии.

Термин «военное время» имеет прежде всего внутренне правовое значение. Проблему может порождать порядок и способ определения его временных рамок. Исходя из положений закона «Об обороне Украины», военное время может возникать не только в результате объявления войны, но и с фактическим началом военных действий. Однако эта формулировка вызывает ряд закономерных вопросов, прежде всего: что следует понимать под началом военных действий, какой должна быть интенсивность этих действий, их напряженность для того, чтобы отнести их к военным действиям, а не, скажем, определенным спецоперациям? В конце концов, какой компетентный орган констатирует вывод, что ведутся военные действия?

В Конституции Республики Польша одновременно используются понятия «военное время» и «состояние войны». Власти этой страны, исходя из событий в Украине, еще в 2014 году прибегли к определенным законодательным изменениям в развитие положений Конституции. В частности, суть предложенных президентом Польши новаций сводилась к регламентации понятия «военного времени», его четкому отграничению от «состояния войны». «Состояние войны», как категория Гаагской конвенции, очевидно, давно перестало удовлетворять современные потребности реагирования на внешнюю агрессию. Именно это и было принято во внимание при представлении идеи законодательной инициативы, ведь грань между войной и «не войной» на сегодняшний день весьма тонка. Суть законодательных предложений сводилась к предоставлению президенту широких полномочий по реагированию на акты вооруженной агрессии.

Таким образом, категории «состояния войны», «военного времени», использующиеся в действующем законодательстве, требуют четкой конкретизации. Правильным выходом была бы регламентация понятия «военного времени» с соответствующими изменениями в законодательство о военной сфере, учитывая и, при необходимости, имплементируя опыт европейских соседей, прежде всего Польши, исторически и ментально имеющей схожие проблемы в сосуществовании с Российской Федерацией.

СПРАВКА

22 июня 1941 года президиум Верховного Совета СССР на основании ст. 49 Конституции СССР издает указ «Об объявлении в отдельных местностях СССР военного положения». Речь шла о всей европейской территории Советского Союза и, в частности, о территории Советской Украины. 26 июня публикуется датированный 22 июня указ президиума Верховного Совета СССР «О военном положении», в котором подано расширенное изложение содержания правового режима военного положения. В апреле-мае 1943 года военное положение было распространено на железнодорожный и морской транспорт на всей территории Советского Союза. В течение всего периода военного времени отдельными нормативными актами пополнялась и содержательная часть военного положения. Правовой режим военного положения дополнялся режимами прифронтовой зоны и режимом осадного положения, имевшими еще более репрессивный характер.

Указы не устанавливали срок действия военного положения, поэтому права и свободы граждан в условиях военного времени практически игнорировались. Расширялись обязанности и усиливалась ответственность.

Избирательное право вообще не применялось. Полномочия всех избирательных органов продолжались до конца войны.

Значительно расширялась власть военного командования во всех сферах жизни мерами как нормативного регулирования, так и непосредственного руководства, в частности, через военные администрации (комендатуры).

Была расширена компетенция исполнительных органов власти всех уровней. Декларативно была расширена компетенция союзных республик. Но частично реализовать ее было разрешено только Украине и Беларуси.

Для решения военно-политических задач экстраординарного характера были созданы чрезвычайные органы власти. 30 июня 1941 года был создан Государственный комитет обороны, который сосредоточил в своих руках всю полноту власти в государстве, в какой-то степени даже судебную. На местах действовали уполномоченные ГКО. 22 октября 1941 года постановлением ГКО в ряде регионов начали создаваться городские комитеты обороны (в частности, в Крыму), прообразом которых стали организация и деятельность Штаба обороны Киева (6 июля — 26 сентября 1941 года) и руководящей тройки Одессы.

Указом «О военном положении» вносились существенные изменения в судоустройство и судопроизводство на территориях, где было объявлено такое положение. Почти все уголовное производство переходило к военным трибуналам. Рассмотрение дел осуществлялось по правилам, установленным Положением о военных трибуналах в местностях, на которых объявлено военное положение, и в районах военных действий.

В апреле 1943 года создаются военно-полевые суды.

В целом все меры в рамках действующего правового режима военного положения создали условия, позволившие Советскому Союзу одержать победу в военном противостоянии с нацистской Германией и ее сателлитами.

Как правило, прекращение военного положения связано с окончанием срока введения военного положения или окончанием боевых действий как условий сохранения военного положения. Отмена военного положения связывается с исчезновением угрозы или прекращением состояния войны.

4 сентября 1945 года президиум Верховного Совета СССР издал указ «Об отмене Государственного комитета обороны» «в связи с окончанием войны и прекращением чрезвычайного положения в стране».

Отмена военного положения на европейской территории СССР, кроме республик Прибалтики и западных областей Беларуси и Украины, была осуществлена указом президиума Верховного Совета СССР от 21 сентября 1945 года.

28 сентября 1945 года пленум Верховного суда СССР в своем постановлении указал военным трибуналам, работавшим на территориях, где было отменено военное положение, на необходимость перехода на использование процессуальных законов мирного времени. В западных областях Украины военное положение было отменено только 4 июля 1946 года.

Окончательная отмена военного положения в условиях тоталитарного режима существенных изменений в повседневную жизнь советских людей не внесла. А государственный механизм по инерции еще долго продолжал использовать средства и методы военного положения.

По материалам XXXII Международной историко-правовой конференции, г. Полтава (Докладчики Михаил Яцишин и Леонид Зайцев)


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter