Новини
Ракурс

«Омікрон», диво-ліки від COVID-19 під ялинку і дискредитація вакцинації

«Омикрон» символизирует конец пандемии или этим вариантом коронавируса дело не закончится? Какие уроки преподнес 2021-й и что можно ожидать в 2022 году?





Уроки пандемии: что-то не так с ВОЗ, наукой и вакцинацией

До пандемии казалось, что наука невероятно продвинулась, и человечество крепко ухватило Бога за бороду. И вдруг мы получаем увесистую пощечину от коронавируса. «Это торжество не науки, а пиара. В науке не очень хорошо все развивается, — считает молекулярный биолог Ирина Якутенко. — Ученые говорили неоднократно, что именно коронавирусы несут очень высокую пандемическую опасность. Мы могли бы предотвратить все это, но не смогли. Это следствие нашей безалаберности. Эта пандемия отлично показала проблемы, существующие в науке. Сегодня все слишком сильно заточено на результат. Деньги ты можешь получить, если помогаешь решить, как правило, уже существующие проблемы. А когда возникает новая, вдруг выясняется, что мы практически ничего не знаем о коронавирусах. Помимо тех, которые вызывали SARS-CoV,

MERS и нынешний SARS-CoV-2, у нас их четыре, они вызывают обычные простуды. И вот за эти два года мы узнали о коронавирусах больше, чем за все предыдущие десятилетия их существования».

Еще одна проблема пандемии — Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ).  К этой организации и так немногие относились с пиететом, но во время пандемии ВОЗ во многом себя дискредитировала. «ВОЗ продолжает функционировать, будто на дворе 50-е годы, — говорит Ирина Якутенко. — Там долго думают, совещаются... Сегодня невероятно ускорилась коммуникация. ВОЗ реагировала настолько неадекватно медленно, иногда принимались неадекватные решения. Было очевидно, что там утратили контроль за происходящим, не успевают за сегодняшними скоростями».

Возможно, нынешняя пандемия станет толчком для реорганизации ВОЗ в соответствии с новыми вызовами для человечества.

Если 2020-й вошел в историю как год пандемии и локдаунов, а словом прошлого года по версии американского словаря Merriam-Webster стала «пандемия», то в 2021-м самым популярным словом стала «вакцина». В словаре отмечают, что интерес к данному слову возрос на 601% по сравнению с 2020-м годом. В августе, после того, как вакцины от коронавируса начали широко использовать в мире, количество запросов подскочило на 535%.

Вакцина в 2021-м означала гораздо больше, чем иммунобиологический препарат. Для многих из нас это слово символизировало вероятное возвращение к допандемической жизни, «вакцина» была в центре дебатов о личном выборе, политической принадлежности, неравенстве в сфере здравоохранения. Вакцина стала «политическим аргументом» и «источником разногласий».

Вакцинация против COVID-19 в нынешнем виде дискредитирует вакцинопрофилактику в целом, считает иммунолог, доктор медицинских наук, заведующий лабораторией иммунореабилитологии Института микробиологии и иммунологии НАМНУ им. И. Мечникова Андрей Волянский. Не секрет, что эффективность вакцин, созданных против уханьского штамма, резко упала в отношении «Дельта»-варианта, еще более серьезно она понеслась в пропасть против «Омикрона».

«Почему не создаются вакцины против «Омикрона»? Ведь первичные испытания пройдены, теперь только меняй штаммы и получай emergency approval (разрешение на использование в чрезвычайных ситуациях). А ВОЗ одобрит?

Одобрит, ведь содержат ВОЗ те же институты, которые заинтересованы в максимальном затягивании пандемии. Вбросить 10 триллионов долларов в мировую финансовую систему при годовом ВВП Земли 100 триллионов — что-то значит? Ответ простой. Зачем новые, более эффективные вакцины, если старые отлично продаются? Немного меняем маркетинг (2 дозы мало, 3 лучше, 4 — скорее всего, хорошо) и объясняем правительствам и медиа, что нужно делать... Появилась серьезная проблема. Вакцинация против COVID-19 дискредитирует вакцинопрофилактику в целом», — говорит иммунолог. Тупик бустеризации Согласно свежим британским данным, защита от симптоматического ковида после бустера (третьей дозы) ослабляется уже через 10 недель и составляет для Pfizer 35%, а для Moderna — 45% (изначально составляла 70%). Что с этим делать, когда «Омикрон» уже хозяйничает в доме? Развитые страны решили вводить четвертую дозу мРНК вакцины против древнего уханьского штамма. Например, Израиль уже на низком старте. В то же время мы слышим о сохранении достаточной эффективности трех и даже двух доз вакцин для защиты от тяжелой болезни и более легком течении «Омикрона» в отличие от предшественников. А что дальше? Можно было бы «осовременить» вакцины против нового штамма, однако часть экспертов предупреждает — коронавирус опередит человечество ивыдаст на-гора новый вариант. Много надежд возлагается на американскую вакцину Армейского научно-исследовательского института имени Уолтера Рида. По словам разработчиков, препарат будет эффективным против всех штаммов COVID-19, включая и «Омикрон». Однако вакцине еще предстоит пройти вторую и третью фазу клинических исследований, когда вакцина будет доступна — неизвестно. В случае успеха в 2022-м, подобные вакцины смогут значительно изменить ход пандемии.

Что будет дальше?

Возможные сценарии развития пандемии изложены, например, в журнале Американского медицинского сообщества JAMA. Правда, статья вышла летом, еще до распространения штамма «Омикрон».

Итак, вероятные варианты развития событий:

1. По пути оспы — полное искоренение (eradication). Другими словами, SARS-CoV-2 сотрут с лица Земли. Почти полвека назад столь незавидная участь постигла вирус натуральной оспы. Однако для такого успеха нужен ряд условий: иммунитет (как после перенесенной болезни, так и после вакцинации) должен быть сильным и жить долго, защищать от повторного заражения, а также предотвращать дальнейшую передачу инфекции. По прогнозам многих западных экспертов, полное исчезновение коронавируса и возвращение к нормальной жизни должны были произойти к 2022 году. Увы, мы видим, что этот прогноз уже не сбылся.

2. По пути кори — изгнание инфекции (elimination). Временное снижение числа заражений в конкретной стране практически до нуля за счет массовой вакцинации и строгой системы ограничительных мер (полного закрытия границ и изоляции от внешнего мира). Сегодня таким примером может служить ситуация с вирусом кори. В наши дни благодаря массовой вакцинации вспышки данного заболевания случаются редко, их удается относительно быстро взять под контроль.

3. Жизнь с вирусом (cohabitation). Разработанные вакцины (а скорее, их будущие модификации) будут и дальше защищать лишь от тяжелого течения COVID-19 и летального исхода. В странах, где вакцинированных много, вирус перестанет представлять смертельную опасность. Фактически COVID-19 превратится в сезонную простуду. Конечно, иногда болеть будут и привитые (за счет естественного падения со временем уровня антител или новых мутаций вируса, мы это уже наблюдаем с новыми штаммами). Однако большая часть населения будет достаточно защищена, а масштабных вспышек тяжело протекающей болезни можно будет избежать.

4. Самый плохой сценарий — масштабное разгорание (conflagration). Этот вариант наиболее вероятен, если значительная часть населения Земли останется непривитой — либо из-за проблем с доступностью вакцин, медицинских противопоказаний, проблем с иммунитетом или личного нежелания вакцинироваться. В таком случае вирус будет стремительно распространяться и мутировать.

5. Самый оптимистичный сценарий — медикам удастся разработать эффективный противовирусный препарат или найти иной вариант лечения COVID-19.

Жизнь с вирусом — наиболее реалистичным сценарий.

Полностью искоренить SARS-CoV-2 во всем мире за короткий промежуток времени не удастся. Скорее всего, коронавирус станет эндемичным. Это значит, что глобальной пандемии больше не будет, но вирус станет распространяться локально. Мы сможем защитить себя от ковида с помощью ежегодной вакцинации, как и от гриппа.

Упрощенно говоря, коронавирус — двоюродный младший брат гриппа. SARS-CoV-2 на 100 лет моложе, но как акселерат пройдёт взросление быстрее. Факт необходимости создания сезонной вакцины от коронавируса высоко вероятен.

Чудо-лекарство от ковид под елку

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) перед Рождеством в экстренном порядке одобрило применение таблеток Paxlovid от компании Pfizer. Противовирусный препарат применяется при первых признаках инфекции (от 12 лет) у амбулаторныхпациентов. Похоже, человечеству повезло, ведь лекарство эффективно — на 89% снижает риск госпитализации и смерти пациентов с COVID-19. Как и у любого препарата, есть ряд побочных эффектов (например, нарушение вкуса, диарея, мышечные боли) и противопоказаний. Большой плюс — это таблетированная форма. Сегодня для амбулаторных пациентов есть действующий противовирусный препарат ремдесивир. Минус лекарства — его вводят внутривенно Увы, в Украине он доступен далеко не всем (у кого есть финансовые возможности или должностные преференции для доступа).

Действующее лекарство от ковида в виде таблеток — это прорыв, ведь доступно каждому для применения на дому.

Что еще известно о «Паксловиде»? Новаторский препарат-вундеркинд создавался именно «под» SARS-CoV-2, прошел путь от разработки до оформления регистрационного файла очень быстро — меньше, чем за полтора года. Как работает лекарство? Блокирует размножение вируса в клетке, подобно механизму действия некоторых лекарств против ВИЧ и гепатита С.

Буквально следом за Paxlovid FDA экстренно одобрил к применению другой препарат — Molnupiravir (производства американской фармацевтической компании Merck & Co, ранее его уже зарегистрировали в Британии).

«Молнупиравир» также применяется при легком ковиде, однако менее эффективен (предотвращает госпитализацию и смерть на 30%), а также имеет больше ограничений для приема. Ожидается, что оба препарата будут эффективны независимо от вариантов коронавируса.

Появление новых противовирусных лекарств — еще один шаг на пути укрощения пандемии и важный инструмент в борьбе с коронавирусом. Несмотря на то, что такие препараты значительно дороже вакцин. Белый Дом уже предупредил граждан США, что широкого доступа к чудо-лекарству Paxlovid нужно будет ждать несколько месяцев. Что уж говорить об украинцах! Оба препарата недешевы (около 700 долларов), но производители обещают скидку и предоставление разрешения выпускать «генерики» — копии для бедных.

Украина: новая вспышка и ограничения в 2022 году

По словам главного санитарного врача Игоря Кузина, до конца февраля 2022 года в Украине не ожидается существенного подъема заболеваемости коронавирусной инфекцией. Скорее всего, как и в прошлые годы, привычный подъем начнется с марта.

«Предварительно мы не рассчитываем на то, что он может быть выше аналогичного в 2021 году, однако в реальности ситуация будет очень зависеть от данных, которые будут опубликованы по штамму «Омикрон», —  уточняет в одном из интервью главный санврач.

Будут ли вводится локдауны и ограничения в следующем году? Это зависит не только от эпидемической ситуации, но и от готовности медицинских систем, политических решений властей, а также экономических причин. Так, Украина не может позволить себе локдауны с выплатой из бюджета компенсаций тем, кто вынужден прекратить работать. В ряде западных стран растет недовольство ограничениями, которое в Украине пока не приобрело столь серьезных масштабов.

«В целом введение локдаунов в масштабах стран мне представляется уже маловероятным, — говорит доктор медицинских наук, профессор Екатерина Амосова. — Максимум в пределах городов/областей, и только при очень большой нагрузке на систему здравоохранения в случае появления нового крайне неблагоприятного варианта вируса.

Большинство стран за прошедшее время «усвоили уроки», например, обеспечили развертывание большего количества коек для интенсивного лечения. Ведь для борьбы с коронавирусом каждая третья койка должна быть интенсивной. Увы, это не коснулось Украины. У нас по-прежнему «интенсивная койка» только каждая 10-15-я».


Помітили помилку?
Виділіть і натисніть Ctrl / Cmd + Enter



.