Новости
Ракурс

«Платиновая минута» НАТО и украинские реалии

18 янв 2016, 11:04

На войне нет ни праздников, ни выходных — ежесуточно в зоне АТО происходят обстрелы, раздаются взрывы. За последние две недели там несколько человек погибли, а десятки бойцов и мирных жителей получили ранения.

Loading...

Уже второй год подряд несут напряженную вахту медики, спасая жизнь и здоровье бойцов АТО. И не только в медчастях и госпиталях, приближенных к зоне боевых действий, а по всей Украине. В дни новогодних праздников в Киев и Львов самолетами доставляли раненых, нуждающихся в сложных операциях и реабилитации. В военных госпиталях, чья главная задача — вынуть осколки и пули, прооперировать, стабилизировать состояние раненого, нет возможности предоставлять высокоспециализированную помощь. Это под силу клиникам, которые имеют дорогостоящее диагностическое (магнитно-резонансная томография, компьютерная томография), операционное, реанимационное оборудование и лекарственные бригады с соответствующей квалификацией и опытом работы.

Организовать единое медицинское пространство для спасения и лечения раненых — дело чрезвычайно сложное. Как утверждает глава профильного комитета Верховной Рады Ольга Богомолец, ответственность за помощь пострадавшим в зоне АТО несут полтора десятка различных служб и ведомств. Следовательно, путь раненого до полного выздоровления — длинный и запутанный. Примеров множество. Военный госпиталь Министерства обороны не всегда может перевести своего пациента в медицинское учреждение другого подчинения. В санатории Службы безопасности Украины есть места для реабилитации, но «чужим» бойцам, которые получили ранения в зоне АТО, приходится платить за путевки из собственного кармана. Клиника научного института располагает запасами крови и препаратами из нее, однако не может оперативно передать их в полевой госпиталь, где в них остро нуждаются, опять же из-за бюрократических преград. Такое торможение на каждом этапе может стоить раненому бойцу здоровья и даже жизни.

Министерство здравоохранения, имея мощный фонд койко-мест и огромный кадровый потенциал, дистанцировалось от этих вопросов. Там считают, что проблемами раненых бойцов должны заниматься исключительно силовые ведомства. Министерство здравоохранения не реализовало ни одной программы, направленной на лечение и реабилитацию участников АТО.

Народный депутат Оксана Корчинская неоднократно сетовала на то, что в Минздраве не могут даже документы вовремя подготовить для бойцов, которых ждут в зарубежных клиниках. Кстати, медицинскую помощь нашим защитникам предоставляют в госпиталях 16 государств, в частности, в Израиле, США, Польше, Германии, Литве, Латвии, Эстонии, Франции и других странах ЕС. Все это осуществляется в первую очередь усилиями волонтеров и неравнодушных людей из диаспоры.

Решать все эти проблемы должен межведомственный штаб, в который входят представители медицинских служб силовых ведомств, специалисты Национальной академии медицинских наук и Государственной санитарно-эпидемиологической службы.

«С первых дней АТО в наших клиниках был создан специальный резерв — около 600 коек в институтах разного профиля, где в любое время врачебные бригады готовы принять раненых бойцов, — рассказывает представитель медицинской академии в межведомственном штабе, вице-президент Национальной академии медицинских наук (НАМНУ) Виталий Цимбалюк. — Мы приложили все усилия, чтобы сделать запас необходимых лекарств, перевязочных и шовных материалов, инструментария. Каждый институт подготовился к приему раненых и больных своего профиля.

Очень тяжелыми были периоды, когда шли бои под Дебальцево, возле Донецкого аэропорта, продолжались обстрелы Мариуполя. Вместе с врачами медслужбы Минобороны мы принимали прибывших в Киев раненых и распределяли, кого в какую клинику отправлять. Все отделения были заполнены, хирургические и реанимационные бригады работали в круглосуточном режиме.

Подготовили список огнестрельных ранений и осложнений, с которыми бойцов необходимо направлять в академические клиники, передали его в межведомственный штаб по оказанию медицинской помощи и в парламент. В госпиталях оказывают первую помощь, а в наших клиниках делают сложные операции, иногда не одну, а несколько, что позволяет значительно улучшить состояние бойцов.

В стационарных условиях проконсультировали и прооперировали около тысячи участников АТО. Также проконсультировали и оказали медицинскую помощь почти 30 тыс. жителей Донбасса, обратившихся в наши клиники. Наибольшее количество пациентов приняли Харьковский институт неотложной хирургии, Одесский институт офтальмологии, а в Киеве — клиники институтов ортопедии, нейрохирургии, отоларингологии, кардиохирургии, экспериментальной хирургии им. Шалимова. Сотни бойцов получили психологическую помощь и прошли реабилитацию в Институте труда, где создано специальное отделение, в котором работают не только врачи, но и специалисты Института психологии Академии педагогических наук.

В госпиталях не всегда соглашаются с тем, что бойцов с политравмами, с тяжелыми повреждениями позвоночника, головы, грудной клетки нужно отправлять именно в институты НАМНУ. Дело в том, что госпитали — это медицинские учреждения второго уровня, а клиники академических институтов, согласно международным стандартам, имеют уровень 3+. В них сосредоточено современное оборудование и, что самое главное, опытные высококвалифицированные кадры.

Многие наши врачи проходили стажировку в зарубежных госпиталях и хорошо знакомы с тем, как организована медицинская помощь воинам в странах, входящих в НАТО. Для того чтобы поставить раненого бойца на ноги, обеспечить высокое качество его жизни, нам необходимо использовать резервы и возможности медицины всех уровней — от полевых госпиталей до академических клиник с современным оборудованием и новейшими технологиями.

Академия медицинских наук предлагает создать единое медицинское пространство, что позволит оказывать пациентам всю необходимую медицинскую помощь, включая высокоспециализированную. Это поможет сломать межведомственные барьеры, ускорит решение проблем пациентов, поможет организовать полноценную реабилитацию».

Среди тех, кого спасли в академии, немало бойцов, которые чудом остались в живых среди развалин Донецкого аэропорта. Воинам пришлось пережить по несколько сложных операций, ведь восстановление функций рук-ног или позвоночника — дело нелегкое и долговременное.

Важно, что бойцы не тратят деньги на лечение в академических клиниках. Треть бюджетных средств, предназначенных на лечебный процесс, НАМНУ выделила именно для раненых. Это позволило создать запас необходимых лекарств и расходных материалов. Очень многое делают волонтерские организации, которые всегда откликаются на просьбы о помощи.

В военно-медицинской доктрине, уже полтора года обсуждаемой в разных кабинетах на Печерске, заложены стандарты НАТО, которые в наших условиях выполнить слишком сложно. Ведь этапы медицинской помощи раненому солдату расписаны поминутно. «Платиновая минута» обозначает, что в течение первых десяти минут после ранения или травмы боец должен получить первую медицинскую помощь, а если случай несложный — сделать это самостоятельно. «Золотой час» предназначен для того, чтобы эвакуировать раненого с поля боя в ближайшее медицинское учреждение. В течение следующих шести часов его должны доставить в госпиталь, где есть все возможности для оказания качественной медицинской помощи. При тяжелых ранениях кроме лечения еще нужна реабилитация, которая у нас только начинает развиваться.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter


Загрузка...