Новости
Ракурс
«Фармак» был единственным производителем «Корвалола» на весь СССР. Фото: Фармак

Адвокат АО «Фармак» Дмитрий Таранчук: Распространенная информация, что «Корвалол» в советское время выпускали 70 заводов, является недостоверной

3 фев 2020, 09:00

23 января Северный апелляционный хозяйственный суд провел очередное заседание по рассмотрению апелляционной жалобы ЧАО «Фармацевтическая фирма «Дарница» на решение Хозяйственного суда г. Киева от 30 октября 2019 года, которым «Дарнице» было отказано в удовлетворении исковых требований к Минэкономразвития Украины и АО «Фармак». «Дарница» требовала признать недействительными решение апелляционной палаты и приказ Минэкономразвития от 20 июня 2017 года о признании товарного знака «Корвалол Corvalolum» хорошо известным в Украине в отношении АО «Фармак».

Это рядовое судебное заседание могло бы пройти незамеченным, если бы не два фактора. Первый — продолжительность судебного разбирательства: 15 (!) лет две ведущие украинские фармацевтические компании бьются за один из самых доступных препаратов на рынке лекарственных средств, точнее, не за сам препарат, а за его название — «Корвалол». Второй фактор — количество неправдивой, откровенно манипулятивной информации вокруг этой темы. Последний информационный выхлоп, который распространили даже ведущие СМИ, нес народу такой основной месседж: если суд не примет сторону «Дарницы», «Фармак» монополизирует рынок «Корвалола» и доступные лекарства перестанут быть доступными. О возможной монополизации рынка и повышении цены на «Корвалол» «Ракурсу» рассказал главный юрист АО «Фармак» Дмитрий Таранчук.

— Дмитрий, что в последнее время происходит вокруг «Корвалола»? Как-то много информации появилось, что «Фармак» хочет монополизировать рынок, а став единственным производителем, задрать цены. Для таких утверждений есть основания?

— Мне абсолютно понятно, почему распространяется именно такая риторика. Такие информационные провокации обычно сопровождают наше судебное противостояние с нашим конкурентом. Учитывая то, что мало кто в курсе дела, кроме непосредственных участников конфликта и патентного ведомства, наши оппоненты и ангажированные СМИ распространяют много неправдивой информации. Буквально на днях снова распространилась новость, что «Фармак» стремится монополизировать рынок «Корвалола».

Главный юрист АО «Фармак» Дмитрий Таранчук: «Фармак» был единственным производителем «Корвалола» на весь СССР. Фото: Голос Украины

Мы же стараемся рассказать правду, предоставить соответствующие документы, чтобы эксперты и журналисты имели возможность своими глазами увидеть и убедиться в том, что все совсем не так, как пишут о нас разные СМИ.

Приведу простой пример. Все знают лекарства «Но-шпа» и «Аспирин». Их производители в свое время приложили немало усилий, чтобы отстоять свое исключительное право на эти названия, потому что другие фармкомпании по всему миру пытались выпускать аналогичные лекарства под этими торговыми марками. Теперь оригинальное название «Но-шпа» имеет только продукция венгерского завода «Хиноин», входящего в состав фармкомпании «Санофи-Синтелабо». Все остальные производители таблеток с тем же действующим веществом (дротаверином) используют международное непатентованное название «Дротаверин». То же и с «Аспирином». Это торговое название, права на которое имеет исключительно фармацевтическая компания «Байер». Вся остальная ацетилсалициловая кислота на рынке имеет другие названия. Каждая фармкомпания имеет право выпускать такие же препараты, но не называть их «Но-шпа» или «Аспирин».

Это два показательных кейса, когда фармкомпании защитили свое исключительное право на собственную торговую марку на мировом уровне. Мы так же, только в масштабах Украины, пытаемся защитить свои исключительные права на название препарата «Корвалол».

— Но ведь это название известно еще с советских времен. Почему «Фармак» решил, что имеет на него исключительное право? Вот, цитирую газету «Факты», которая, в свою очередь, цитирует передачу телеканала «Интер»: «На заводе «Фармак» утверждают: именно у них придумали «Корвалол». Хотя на самом деле с 60-х его производили десятки предприятий по всему СССР». «Зеркало недели» и «Деловая столица» писали в октябре прошлого года, что таких предприятий было аж 70.

— Да, название действительно известно еще с 60-х, а возникло в 1959 году. Это название для нового препарата (аналога немецкого «Валокордина») создали на Киевском химико-фармацевтическом заводе им. Ломоносова, правопреемником которого и является АО «Фармак». Мы были единственным производителем «Корвалола» на весь СССР. Это же было во времена советской плановой экономики. Каждый фармзавод страны выпускал какую-то свою номенклатуру, очень ограниченную (обычно всего 5‒6 наименований готовых препаратов), но огромными партиями, чтобы покрыть потребности всей страны. КХФЗ им. Ломоносова выпускал несколько препаратов, среди которых был и «Корвалол». Подчеркиваю, что распространенная в СМИ информация, что «Корвалол» в советское время выпускали 70 заводов, не соответствует действительности, является недостоверной и манипулятивной.

— Так теперь его можете производить только вы?

— «Фармак» никому не запрещает производить этот препарат. Это лекарственное средство давно уже вышло из всех патентных защит, из всех правовых охран, то есть его технология не является секретом или защищенной патентом. Это вообще очень старый немецкий препарат. Он доступен с точки зрения разработки, создания досье, формирования и производства его в качестве лекарственного средства. И для коммерческой продажи ему нужно дать собственное название — торговое название. Однако существуют на рынке те, кто понимает, что в раскрутку бренда надо вложить немалые средства и время, что это будет дорого и долго. Поэтому привязываются к уже раскрученным и хорошо известным чужим торговым маркам. Когда в 2016 году на рынке появился препарат «Корвалол-Дарница», мы потеряли почти половину наших потребителей. И такая недобросовестная конкуренция продолжается по сегодняшний день.

Именно борьба с недобросовестной конкуренцией и является сутью нашего судебного спора. «Корвалол» — это наше название этого препарата. «Фармак» в течение 60 лет вкладывал средства и силы в продвижение бренда, в его качество и репутацию, узнаваемость на рынке, работал над постоянным усовершенствованием качества препарата. Инвестиции в новую линию по производству «Корвалола» составили более 14 млн долл. США. Разве справедливо то, что кто-то будет на этом паразитировать? Выпускайте аналогичный препарат, пожалуйста. Но назовите этот препарат собственным названием, продвигайте, доказывайте его неизменное качество и эффективность и продавайте. На рынке есть производители, которые выпускают подобные препараты под собственными названиями, рекламируют их и цивилизованно продают. Среди аналогов «Корвалола» — уже упомянутый немецкий «Валокордин». Мы выпускаем «Корвалол» еще и в форме таблеток, здесь тоже есть аналоги, например, «Корвалтаб». Это примеры добросовестной конкуренции на рынке лекарственных средств.

Кстати, не так давно «Дарница» выпускала тот же препарат под собственным названием «Дарвилол». Но он не пользовался спросом, поскольку потребитель не был с ним знаком. Поэтому производитель вместо того, чтобы продвигать свой бренд «Дарвилол», доказывать, что он по своим свойствам не хуже «Корвалола», решил воспользоваться чужой торговой маркой. Может, со временем, при правильно выстроенной маркетинговой политике, этот «Дарвилол» даже занял бы достойное место среди таких препаратов. Конечно, это потребовало бы времени и инвестиций. Но это было бы честно, добросовестно и в соответствии с законом.

Более того, есть отчет о патентном поиске за 2004 год, в котором мы видим много заявок компании «ФФ Дарница» на регистрацию знаков для товаров и услуг — «Корвалминт», «Корвадолум», «Корваломикс», «Карвиол»... «Корвалол-Дарница». То есть у нашего конкурента было достаточно других вариантов кроме «Корвалол-Дарница», и компания «Дарница» могла бы выбрать собственный бренд для этого лекарственного средства, который не нарушал бы права компании «Фармак». Такой выбор был, но когда была получена регистрация обозначения «Корвалол-Дарница», все остальные заявки были отозваны как уже не нужные.«Фармак» был единственным производителем «Корвалола» на весь СССР. Фото: Фармак

Нас упрекают, что мы хотим монополизировать бренд «Корвалол». Но как можно монополизировать бренд? Это все равно, что сказать, что Apple Inc. хочет монополизировать iPhone или «Тойота Мотор Корпорейшн» хочет монополизировать бренд «Тойота» или бренд «Лексус», которые ей и так принадлежат. Не может другая автомобильная корпорация без разрешения этих брендов выпускать автомобили под этими названиями, даже добавляя название производителя. Представьте себе такое название автомобиля «Лексус-Рено групп». Это же нонсенс! А «Корвалол-Дарница» — это с точки зрения нашего конкурента нормально...

— Вы сказали, что препарат «Корвалол-Дарница» появился в аптеках только в 2016 году. Но ваш спор вокруг «Корвалола», как я читала в прессе, продолжается уже 15 лет. С чего же тогда началось это противостояние?

— В 2005 году нам стало известно, что наш конкурент зарегистрировал торговую марку «Корвалол-Дарница». Сам факт регистрации такого товарного знака уже нарушил наши права, поэтому мы сразу инициировали судебное разбирательство с целью признания этой регистрации недействительной. Наши оппоненты, в свою очередь, подали встречный иск, пытаясь лишить нас права на наш товарный знак. Это их уже устоявшаяся тактика: на наш иск подавать встречный, для обжалования наших прав на хорошо известное обозначение.

С 2005 по 2010 год таким объектом обжалования была торговая марка «Корвалол», которую компания «Дарница» пыталась признать общеупотребительным обозначением, утратившим различительную способность. Мол, это как ламинат, термос, ксерокс или памперс. Но это совершенно не тот случай. Это название никто, кроме компании «Фармак», не использует. Никто в Украине и в мире. Мы поставляем свой препарат в 16 стран, там наша торговая марка имеет защиту и охраняется законом. Исключение — Российская Федерация, где обозначения советских брендов, в том числе «Корвалол», не охраняются.

Поэтому суд после долгих разбирательств, которые содержали множество судебных экспертиз в сфере интеллектуальной собственности, таки признал нашу правоту и отказал «Дарнице» в исковых требованиях. Это произошло в 2010 году. И только после этого суд продолжил рассматривать основной спор, который был приостановлен до завершения судебного разбирательства по встречному иску, уже по нашему иску — о признании регистрации торговой марки «Корвалол-Дарница» недействительной. Тот судебный спор мы проиграли, поскольку единая судебная экспертиза, назначенная и проведенная в этом судебном деле, установила, что «Корвалол» и «Корвалол-Дарница» — это два непохожих названия, которые невозможно спутать. То есть они не являются схожими до степени смешения.

Аргументация была абсурдна. Что-то вроде «здесь восемь букв, а там 15, да еще и дефис». Никто не рассматривал семантику названия, то, что обычно рассматривают в подобных экспертизах. Представьте: человек приходит в аптеку, он что, попросит «Корвалол-Дарница»? Нет, он просит «Корвалол», но получит или «Корвалол», или «Корвалол-Дарница». Но в 2011 году суд признал правомерным сосуществование этих двух товарных знаков.

— Вы сказали, что в России тоже выпускают «Корвалол». Интересно, как так произошло? А с ними вы не судились?

— Да, в РФ тоже производят «Корвалол». И с точки зрения законодательства РФ это законно. Когда распался Советский Союз, каждая страна начала выстраивать собственное законодательство, в том числе в сфере интеллектуальной собственности. На тот момент у вновь образовавшихся стран было два пути решения этой задачи: либо сделать советские товарные знаки неохраноспособными, либо все-таки признать правовую охрану за теми предприятиями, кто раньше производил продукцию, выходившую на рынок под этими товарными знаками. Все бывшие республики СССР пошли путем признания такой правовой охраны, и только РФ признала советские торговые марки не подпадающими под правовую охрану. Там на уровне закона признано, что все торговые марки, которые были при СССР, не принадлежат никому. Поэтому там есть производители, которые производят препарат под названием «Корвалол». Такой «Корвалол» никак не нарушает наши права, ведь выпускается только для внутреннего рынка РФ.

— В 2011 году «Фармак» проиграл суд, и товарный знак «Корвалол-Дарница» остался зарегистрированным. А что является предметом спора сейчас?

— В 2017 году наш товарный знак «Корвалол Corvalolum» (фармакопейное название препарата кириллицей и латынью) был признан апелляционной палатой Минэкономразвития хорошо известным в Украине. Соответствующим приказом Министерства от 19 июля 2017 года №1037 он был включен в перечень товарных знаков, признанных хорошо известными в Украине. Этот статус в соответствии с положениями Парижской конвенции по интеллектуальной собственности означает высшую степень защищенности товарного знака.

Это событие стало поводом для возобновления судебного спора между АО «Фармак» и ЧАО «Фармацевтическая фирма «Дарница». Мы подали новый иск о признании торговой марки «Корвалол-Дарница» недействительной. Наши оппоненты пошли по уже проторенному пути и подали встречный иск о признании недействительным решения Апелляционной палаты МЭРТ о признании «Корвалол Corvalolum» хорошо известным в Украине. Это дало нашему конкуренту возможность затянуть рассмотрение нашего иска, ведь его будут рассматривать, пока не решится этот спор. А тем временем наши конкуренты продают свой препарат на рынке Украины, недобросовестно используя обозначение «Корвалол».

«Фармак» был единственным производителем «Корвалола» на весь СССР. Фото: Фармак

Первая инстанция решила спор в нашу пользу, но апелляционная вынесла решение в пользу наших оппонентов. Дело дошло до Верховного суда Украины. Большая палата Верховного суда Украины рассмотрела дело, признала, что апелляционная инстанция допустила нарушения норм в том числе процессуального права, и отправила дело на новое рассмотрение. Дело рассматривается по второму кругу. Первая инстанция вновь вынесла решение в нашу пользу. Сейчас дело на стадии рассмотрения в апелляционной инстанции.

Все эти ложные информационные вбросы, о которых вы спрашивали, о 70 заводах в СССР и монополизации рынка, появились именно после нашей победы в суде первой инстанции. И теперь перед каждым судебным заседанием появляются подобные статьи. То есть война за «Корвалол» вышла за рамки судебного спора и идет в информационном пространстве.

— Но почему именно «Корвалол» стал таким желанным для конкурентов?

— Его технология и рецептура известны, препарат легко воспроизвести, несложно производить. Кроме того, он является одним из самых известных на рынке фармпрепаратов. Это дешевый и самый распространенный вид седативного препарата. Он есть в каждой аптечке. Понятно, что его нельзя считать лекарством «от сердца», это не кардиопрепарат, а именно седативный, то есть успокаивающий, с легким спазмолитическим и снотворным эффектом. В чем-то даже уникальный. Врачи скорой помощи неоднократно нам говорили, что именно наличие корвалола в домашней аптечке спасло немало жизней, дало возможность человеку в остром состоянии (с инфарктом, сердечным приступом) дотянуть, дожить до приезда скорой помощи. Это именно из-за своих седативных свойств — человек успокаивается.

— Фармацевтическая фирма «Дарница» — единственный ваш конкурент, посягающий на название «Корвалол»?

— Аналогичная история была у нас с харьковской фармкомпанией «Здоровье». Эта компания зарегистрировала препарат «Корвалол-Здоровье». «Фармак» обратился в суд и в судебном порядке добился отмены регистрации этого препарата. Суд признал, что товарные знаки «Корвалол» и «Корвалол-Здоровье» похожи до степени смешения, что доминирующим элементом является слово «Корвалол», и удовлетворил наш иск. Сегодня харьковчане выпускают аналог таблетированного «Корвалола» под названием «Валекард-Здоровье».

Кстати, когда компания «Здоровье» пыталась зарегистрировать товарный знак «Цитрамон-Здоровье», владелец товарного знака «Цитрамон» — компания «Дарница» — в суде стояла на позиции, что «Цитрамон» и «Цитрамон-Здоровье» — названия, похожие до степени смешения, и просто добавление к известному названию имени производителя не предоставляет этому названию какого-то нового семантического значения. Теперь же, в судебном деле с нами, она заявляет прямо противоположное. Причем и тогда, и сейчас позиция «Дарницы» широко освещается в прессе. Такой вот диссонанс на уровне одной компании.

— Я понимаю, что у нас нет прецедентного права, но, тем не менее...

— Именно так, прецедентного права нет. Но есть устоявшаяся судебная практика, на которую судьи ориентируются при принятии решений. Если есть десять абсолютно правосудных судебных решений в идентичных спорах, то странно, если одиннадцатое решение по тому же вопросу будет противоположным. В таких спорах суды должны идти каким-то одним путем, судебная практика должна формироваться, основываясь, в том числе, и на международном опыте, потому что законодательство по защите интеллектуальной собственности у нас похоже на европейское, практически такие же правила защиты. Справедливые, понятные судебные решения по защите прав интеллектуальной собственности — это сигнал иностранным инвесторам: в Украину можно заходить, здесь четкие и прозрачные правила игры на рынке, Украина является правовым государством с должным уровнем защиты прав, в том числе прав интеллектуальной собственности.

— А последнее заседание чем завершилось?

— Сейчас идет апелляционное рассмотрение дела. Суд рассмотрел материалы дела, заслушал доводы сторон, задал вопросы сторонам. Сторонами были заданы встречные вопросы сторонам дела. На мой взгляд, судебное разбирательство в этой инстанции близится к завершению. Следующее заседание 12 февраля.

— Что в случае выигрыша компании «Фармак» будет с препаратом «Корвалол-Дарница», который уже есть на прилавках аптек? Производитель его должен отозвать?

— Если суд по делу о ТМ «Корвалол-Дарница» примет решение в нашу пользу, производитель препарата «Корвалол-Дарница» будет считаться нарушителем закона со всеми вытекающими из этого последствиями: он будет обязан возместить нам потери, которые мы понесли из-за недобросовестной конкуренции. Чтобы минимизировать риски, он должен прекратить производство и убрать препарат из аптек. Или продолжить производство, но провести ребрендинг, начать выпуск препаратов под новым названием, которое не является схожим с зарегистрированными торговыми марками и не нарушает никаких прав.

Конкуренция на рынке нужна, она обязательно должна быть. Конкуренция товаропроизводителей дает потребителю свободу выбора. Именно благодаря конкуренции формируется справедливая цена на товар, а товаропроизводители улучшают качество товара. Но конкуренция должна быть добросовестной.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter


Загрузка...