Новости
Ракурс
Психическое здоровье человека. Фото: Pixabay

Психическое здоровье и пандемия COVID — двойной кризис в Украине и преступная халатность

За последние два десятилетия психическое здоровье стало занимать более видное место в глобальной политической повестке дня. До середины 1990-х годов эта сфера по преимуществу игнорировалась, пока обширное исследование Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) не убедило Всемирный банк в том, что экономическое бремя психоневрологических заболеваний не только недооценивалось, но было чуть ли не самым высоким по влиянию на годы жизни с инвалидностью (DALY's). Другими словами: психические заболевания приводили к колоссальному числу потерянных лет продуктивной жизни. Эти цифры убедили Всемирный банк поменять стратегию и начать уделять внимание проблемам психиатрии.

В первые годы XXI века тогдашний директор Департамента по вопросам психического здоровья и злоупотребления психоактивными веществами Всемирной организации здравоохранения, профессор Бенедетто Сарачено успешно лоббировал провозглашение охраны психического здоровья одним из приоритетных направлений деятельности организации, после чего и другие международные органы (в частности, Европейская комиссия) стали уделять пристальное внимание последствиям психических расстройств и таких заболеваний, как депрессия и деменция. Недавно ВОЗ причислила деменцию к приоритетам общественного здравоохранения.

Однако несмотря на то, что психическое здоровье человека в конечном итоге обрело заслуженное внимание, на практике его охрана не всегда сопровождалась адекватными действиями. Даже в такой благополучной стране, как Нидерланды, услуги по охране психического здоровья не получают должного финансирования.

Психическое здоровье в условиях пандемии коронавируса

Некоторые ведущие специалисты начали кампанию под названием «Новая служба охраны психического здоровья» (De Nieuwe GGZ), предлагая правительству фундаментальную реструктуризацию этой системы, подразумевающую более эффективные и приспособленные к потребностям населения услуги, а также избавляющую людей от бесконечных очередей (помощи иногда приходится ждать по полгода).

Психическое здоровье человека. Фото: Pixabay

И даже сейчас, когда пандемия COVID привела не только к глобальному карантину, но и к надвигающейся эпидемии психических заболеваний, правительства не видят необходимости привлекать специалистов в области психического здоровья к процессу принятия решений. Ни в Бельгии, ни в Нидерландах психиатры не входят в состав комиссии, консультирующей правительство по вопросам ограничительных мер в борьбе с коронавирусом. С психологами консультируются опосредованно, а главный голос принадлежит вирусологам, которые не заостряют внимание на психологических последствиях принимаемых мер.

Изоляция в домах престарелых, к примеру, была продлена до 20 мая, в то время как многие пожилые люди говорили о том, что предпочитают умереть от COVID, но увидеть своих детей в последние месяцы жизни, нежели угаснуть в полном одиночестве. Их голоса, однако, полностью игнорируются.

В странах бывшего Советского Союза ситуация еще хуже. Причина заключается в том, что в большинстве постсоветских республик старая, советская, крайне институционализированная система оказания психиатрической помощи не была преобразована в цепочку современных услуг по охране психического здоровья, охватывающих как психиатрические больницы, так и услуги по месту жительства, включая мобильные бригады кризисного вмешательства. Даже в Литве, спустя тридцать лет после обретения независимости, реформа так и не была завершена, а кризисное вмешательство и работа с населением практически отсутствуют.

А что в Украине?

В Украине пандемия COVID приводит к росту числа зараженных и, как следствие, к увеличению смертности. В этом смысле она не сильно отличается от столь же неподготовленной к кризису России (где худшее еще впереди). Однако Украина столкнулась с двойным кризисом, катастрофические последствия которого вызваны принятым Минздравом решением сократить на 50% финансирование специализированных больниц с 1 апреля 2020 года. Худшего момента не придумаешь.

Сейчас сложно выяснить, кто виноват в сложившейся ситуации — нынешний министр или кто-то из его предшественников, но реальность заключается в том, что после событий на Майдане 2014 года ни один министр не смог сделать того, что было необходимо: обеспечить выделение адекватных ресурсов на создание современных общинных служб по охране психического здоровья при сохранении старой системы до тех пор, пока ее задачи не возьмет на себя новая.

Это главное правило проведения реформы сферы охраны психического здоровья: не разрушать старое, пока не появится новое. Министры всецело проигнорировали международный опыт в этой области, а один из них вообще решил игнорировать профессию психиатра, считая всех психиатров «советскими и коррумпированными». В результате образовался хаос, увенчанный роковым решением о сокращении финансирования на 50%, которое затрагивает и психиатрические больницы в стране.

Психическое здоровье человека. Фото: Pixabay

Исследования, проведенные Институтом психиатрии при Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко, показали, что в наибольшей степени от этого решения пострадали учреждения долговременного ухода, где содержатся пациенты с хроническими заболеваниями. У некоторых из этих учреждений осталось лишь 12% первоначального финансирования. В течение первых недель примерно в 50 психиатрических больницах Украины было уволено свыше 3000 сотрудников, в том числе 200 врачей и более 600 психиатрических медсестер. Еще 800 сотрудников были переведены на неполный рабочий день.

Катастрофа рядом

Сегодня складывается катастрофическая ситуация: в то время как психиатрические больницы относятся к числу наиболее уязвимых к массовым инфекциям COVID-19, их руководство вынуждено увольнять часть персонала из-за нехватки средств. Со всей страны я получаю сообщения о свертывании услуг. В то время как в обществе в целом, и особенно среди тех, кто уже имеет проблемы с психическим здоровьем, нарастают тревога и стресс и можно ожидать значительного роста госпитализаций и попыток самоубийства, больницы вынуждены сокращать свои услуги.



Вместо того чтобы предоставлять персоналу больниц адекватные средства индивидуальной защиты от COVID-19, Минздрав лишает их и без того весьма хилой финансовой основы, которая позволяла им худо-бедно функционировать. В результате не будут решены проблемы психического здоровья, включая алкоголизм, бытовое насилие и другие сопутствующие вопросы, что приведет к катастрофе еще большего масштаба.

Это не просто безответственность. Это больше похоже на преступную халатность с далекоидущими последствиями. Мировому сообществу в области охраны психического здоровья пора поднять свой голос и призвать украинское правительство взять на себя возложенную на него ответственность по обеспечению своего населения необходимой медицинской помощью.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter