Новости
Ракурс
Реформа психиатрии в Украине. Фото: Pixabay

Реформу психиатрии можно назвать реформой только тогда, когда она работает

Украинская психиатрия пребывает в кризисе. В этом нет ничего нового, потому что в кризисе она пребывает последние тридцать лет. Когда тридцать лет назад началась реформа психиатрии, мы не представляли себе размеры стоявшей перед нами задачи, мы понимали только, что впереди много работы. В действительности же это оказался почти сизифов труд: подчас мы делали два шага вперед и один назад, или наоборот. Но прогресс был, и нам многое удалось изменить — сегодняшняя психиатрическая больница в Украине выглядит принципиально иначе, чем в начале 1990-х.

Самое сложное — это преобразование системы как таковой. Для того чтобы заменить сильно институционализированную, устаревшую систему новыми службами охраны психического здоровья, ориентированными на потребности пациентов и их максимальную интеграцию в общество (даже когда общество предпочитает держать их в учреждениях), необходимо терпение, настойчивость и гибкость. Прежде чем поэтапно преобразовывать старую систему, следует сначала создать ей альтернативу, а потребность в психиатрических койках будет существовать всегда.

Другие страны тоже ошибались

Многие страны прошли через этот процесс, и многие из них совершали ошибки. Когда в 1980-х годах Рональд Рейган решил «реформировать» сферу психиатрии, тысячи психически больных оказались на улицах, и многие из них умерли. Когда в тот же период недалеко от Амстердама закрылась крупная психиатрическая больница и клиентов переместили в город, многие из них покончили с собой. Жизнь в городе после стольких лет, проведенных в учреждении, оказалась им не под силу, и они не смогли справиться со стрессом. А когда во время реформы психиатрии в Южной Африке пациентов переводили из больниц в частные службы охраны психического здоровья по месту жительства, только в одной провинции Гаутенг из-за отсутствия качественного ухода и адекватного государственного управления умерло 134 пациента. И таких примеров, к сожалению, великое множество.

Реформа психиатрии в Украине. Фото: Pixabay

Реформа психиатрии в Украине

Обычно человек старается учиться на ошибках других и использовать их опыт. Но только не в Украине. Когда Ульяна Супрун стала исполняющей обязанности министра здравоохранения, она не пожелала пользоваться опытом тех, кто участвовал в предыдущих программах реформ. Вместо этого она решила целиком проигнорировать профессию психиатра, взяла себе в помощь советника, предоставив ему полную свободу действий, несмотря на его невежество во многих вопросах, и поручила команде молодых экспертов по психическому здоровью, большинство из которых не переступало порог психиатрических учреждений, разработать программу реформ. Психиатров сознательно отстраняли от процесса, потому что, по мнению Супрун, все они были «коррумпированными» и «советскими». В результате возникло глубокое недоверие между медиками и министерством, подобно бульдозеру, сметавшему все на своем пути, проталкивая «реформы».

Поверьте, я знаю, о чем говорю. Возглавляемая мною организация работает в сфере украинской психиатрии с 1990 года, и когда Ульяна Супрун стала министром, я семь раз пытался встретиться с ней и обсудить планы дальнейших действий. Однако она предпочла проигнорировать мои обращения, равно как и обращения других моих коллег, и не приходить на встречи, где собирались профессионалы. Вместо этого она позволила своему главному «советнику» вести личную войну против всех, с кем у него были разногласия, а планы, согласованные с предшественником Супрун, были отложены в долгий ящик, как будто их никогда и не было. Вероятно, они показались ей недостаточно революционными, поскольку подразумевали не полное и немедленное переустройство системы, а ряд пилотных проектов в нескольких областях с целью адаптации новой системы к украинской действительности. И только после успешного проведения пилотных проектов, на основе извлеченных из них уроков предполагалось распространить их на всю огромную территорию Украины.

Реформа психиатрии в Украине. Фото: Pixabay

Я не люблю называть имена и показывать на кого-то пальцем, поэтому я не упоминаю имя того «советника», хотя любой, кто хотя бы отдаленно связан с психиатрией, знает, кого я имею в виду. Но я намеренно называю Супрун, потому что именно она отвечала за план реформ, породивший нынешний хаос, и вместо того, чтобы взять на себя ответственность, она присоединилась к тем, кто намерен свалить всю вину на нынешнего министра или даже на самого президента Зеленского. Нынешний министр унаследовал катастрофу от своей предшественницы, и теперь его задача — попытаться найти выход из сложившейся ситуации.

В настоящее время Национальная служба здравоохранения Украины посылает письма в зарубежные представительства, создавая впечатление, что вмешательство министерства по обеспечению экстренного финансирования является «отходом назад» и что реформы выбрасываются в мусорное ведро. Это не просто манипулирование информацией, это сознательное распространение лжи. На самом деле реструктуризация системы финансирования специализированных больниц в Украине была настолько плохо продумана, что некоторые учреждения лишились до 82% финансирования, в то время как другие получили средства на услуги, которых они никогда не предоставляли и даже не планировали предоставлять. В результате потеряли работу тысячи специалистов, закрылись отделения в психиатрических больницах, а многие пациенты были выписаны и отправлены бог весть куда. Не за горами мрачный американский сценарий 1980-х годов или повторение ситуации в Гаутенге.

Последнее, что нужно Украине в вопросе реформы психиатрии

Вопрос не в том, хочет ли кто-то реформ или нет. Это дешевая демагогия. Любой, даже самый старомодный психиатр, понимает, что реформа психиатрии неизбежна. Вопрос заключается в скорости в контексте ее проведения. Супрун, прибывшая из Северной Америки, могла бы знать о плачевном эксперименте Рейгана, но проявила полное безразличие к изучению этого вопроса. Украина — это не Северная Америка, и не Западная Европа. Страна должна двигаться в своем темпе и разрабатывать собственную систему. Последнее, что нужно Украине, — это некий оторванный от реальности «визионер», полагающий, что можно провести реформу за одну ночь.



Сегодняшняя система охраны психического здоровья в Украине находится на уровне, существовавшем в Нидерландах в 1950-х и 60-х годах. Возможно, Украине и потребуется меньше времени на реформу психиатрии, чем в свое время потребовалось Нидерландам (где реформа также была насущной необходимостью), но нет никакой объективной причины, по которой реформа в Украине — стране, пребывающей в состоянии войны, экономически слабой и с неизбывными остатками советского менталитета, — должна пройти быстрее, чем в благополучной Западной Европе.

Любая реформа требует времени, настойчивости, терпения и прежде всего сострадания. Ведь мы имеем дело с судьбой людей, уязвимых людей, а не просто с цифрами на бумаге. Реформа является реформой только тогда, когда она работает. Иначе это не реформа, а разрушение.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter