Новости
Ракурс
Семен Глузман. Фото: Facebook

Семен Глузман: Смутное мышление и нравственная слепота украинской власти

Загадочность моего тела основана на том, что оно сразу и видящее, и видимое. Способное видеть вещи, оно может видеть и само себя, признавая при этом, что оно видит оборотную сторону своей способности видения.

Какая-то закрученная философия? Нет, совсем не так. Это — психология, да еще и социальная. Попытка осознать самого себя и сравнить с другими. С другими, живущими рядом с тобой, но совсем иначе. Даже наука вынуждена признавать зону фундаментального, не познанного, населенную непроницаемыми, закрытыми сущностями. Но это и есть предмет науки: познавать закрытые сущности.

С юности я пытался понять, почему социальные реалии, окружающие меня, не вызывают столь же эмоциональный отклик у других людей. Вот и сегодня: какова причина нравственной слепоты и нежелания прогнозировать свое личное будущее у моих сограждан, волею странного стечения обстоятельств приведенных мною, гражданином Украины, к власти?

Декарт называл подобный феномен результатом смутного мышления. Прошли столетия, но именно сегодня я, живущий в 2020 году, вынужден многие окружающие меня реалии определять результатом смутного мышления моих сограждан. Впрочем, и моего… Иначе как объяснить, что, зная греховность многих поступков и целеустремленную циничную меркантильность Петра Порошенко, я голосовал за него во время прошлых президентских выборов? Да, я, много читавший и много видевший, надеялся. Смутно содрогаясь от возможных последствий этого компромисса.

Позднее, совсем недавно, я отдал свой голос Владимиру Зеленскому. Почти не надеясь. Испытывая жгучую ненависть к закусившему удила Петру Порошенко. Да, именно так, проявление смутного мышления. Я искренне ожидал, что этот начинающий политик, окружив себя достойными экспертами, сумеет постепенно выстроить в моей стране правовое государство и прекратит дикие эксперименты типа так называемой медицинской реформы Ульяны Супрун. Взамен пришла столь же дикая судебная реформа. С безумной реформой прокуратуры.

Не случилось. Дипломированный юрист президент Зеленский не окружил себя достойными экспертами. Не захотел строить государство, основанное на соблюдении правовых принципов. Не решился вычистить авгиеву конюшню под названием СБУ. Не смог заставить так называемые антикоррупционные органы исполнять свои прямые обязанности. Кстати, не зафиксированные в Конституции. И, что самое главное, не сумел вернуть всем нам, гражданам Украины, доверие к власти. К государству.

Отсутствие конкретных позитивных ожиданий усиливает актуальность у граждан смутного мышления. И причина здесь совсем не в эпидемии коронавируса. Все мы вышли из СССР, вирус тоталитаризма, носителями которого мы все еще являемся, опаснее какого-то там COVID-19. Мы слишком долго жили в беспамятстве, которому и сегодня учат украинских детей в школах на отторгнутых от нас территориях Донецкой и Луганской областей.


Политика забвения — это и нежелание понять причины сопротивления Западной Украины сталинским «новациям», и нежелание премьер-министра Шмыгаля понять правду моих родителей, закончивших войну в поверженном Берлине. Такая политика, к сожалению, давно привычная для нас, усиливает смутное мышление у людей, живущих в ситуации безнадежности и нравственной усталости.

Знаю, президент Зеленский не вечен. Но не вечен и я!


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.