Новости
Ракурс

Православная община из Донецкой области пять лет сражалась за выход из-под опеки московской церкви

Даже принципиально неверующий человек не может не признать того, что создание объединенной Православной церкви Украины и вручение предстоятелю ПЦУ томоса о каноническом признании украинской церкви Вселенским патриархом — большая политическая победа Украины как независимого государства.

Но эту победу нельзя назвать полной и окончательной. «Религиозной войны», которой пугали представители русской церкви, упорно называющей себя «УПЦ» безо всяких «МП», не случилось, но баланс сил между ПЦУ и УПЦ пока складывается в пользу последней. Интересный нюанс. Когда пытаешься выяснить это соотношение сил, официальные источники предоставляют цифры годичной давности: на 7097 религиозных организаций ПЦУ приходится 12 410, относящихся к УПЦ. На пять с лишним тысяч храмов ПЦУ приходится 11 с лишним тысяч «молитвенных заведений» Московского патриархата. Видимо, ситуация за год мало изменилась, если судить по осторожным высказываниям Митрополита Киевского и всей Украины Епифания. По его словам, процесс сильно замедлился из-за эпидемии коронавируса.

Однако есть еще одна причина: из жарких объятий Московского патриархата попробуй-ка вырвись. Еще до создания единой Православной церкви Украины отдельные религиозные общины пытались это сделать. Для некоторых из них катализатором стала война, показавшая истинное лицо «братского народа», и его церкви в том числе. Давайте смотреть правде в глаза: если ПЦУ — это относительно честный бизнес-проект, продающий народу сказки оптом и в розницу, то священники УПЦ МП выполняют еще и малопочетную роль агентов влияния, работающих на своих российских начальников.

Поэтому дело, тянувшееся пять с половиной лет и закончившееся в конце февраля в Верховном суде, можно без преувеличения назвать знаковым.

«Отойти от церкви, которая поддерживает и благословляет агрессоров»

Речь пойдет о том, как одна церковная община из прифронтовой Константиновки Донецкой области все-таки вырвалась из-под опеки Московского патриархата, для чего ей пришлось дойти до высшей судебной инстанции трижды. Свято-Сретенской общине принадлежал одноименный новенький храм, а священник этого храма (в судебных решениях этого нет, но факт важный) — волонтер и патриот, служивший капелланом в ВСУ. Неудивительно, что воспитанная им паства приняла на втором году войны решение перейти из Московского патриархата в Киевский. Кроме того, город хоть и недолго, но был оккупирован, и члены общины успели распробовать, каков он, «русский мир». Именно освобождение города от боевиков, по словам настоятеля храма Константина Кузнецова, подтолкнуло общину к решению о переходе в Киевский патриархат.

Православная Свято-Сретенская община юридически существует с 2011 года. 15 апреля 2015-го был утвержден состав членов собрания общины (все важные решения принимаются именно собранием). А 10 июля собрание приняло решение об изменении канонического подчинения общины и обращение к архиерею Донецкой епархии тогда еще УПЦ КП для утверждения протокола собрания и принятия общины в лоно церкви.

Это, разумеется, сильно не понравилось епископу Горловскому и Славянскому, в чьем территориальном подчинении находилась община, и он (от имени возглавляемой им епархии) обратился в суд, причем в хозяйственный. Хозяйственный суд Донецкой области в январе 2017-го, за ним Донецкий апелляционный хозяйственный суд в апреле того же года и Высший хозяйственный суд Украины в августе тоже 2017 года признали решение собрания общины, принятое в апреле 2015-го (то есть когда был утвержден новый состав членов собрания), недействительным. В числе прочего суды указывали на то, что протокол собрания не утвержден епархиальным архиереем. А раз новый состав нелегитимен, то и все его решения — тоже.

Однако Свято-Сретенская община не собиралась сдаваться и добилась пересмотра судебных решений по делу Верховным судом. В июне 2018-го тот сделал вывод: решения собрания общины, оспариваемые в суде, касаются исключительно вопросов управления общиной, а она подотчетна не Горловской епархии, а епархиальному архиерею. В переводе с церковно-юридического языка на общечеловеческий это означало, что первый раунд битвы «церковная община против епархиального архиерея» завершился практически вничью.

Священник Свято-Сретенского храма уже упоминаемый выше отец Константин, впрочем, посчитал решение суда победой. «ОбщинаСвято-Сретенского храма УПЦ КП г. Константиновка… отстояла свое конституционное право на свободное определение конфессиональной принадлежности, — писал он на своей странице в Фейсбуке. — Более 3-х лет длились судебные слушания по поводу перехода общины из МП в УПЦ КП, но коррупция побеждала и общину противоправно возвращали в МП, хотя после освобождения северного Донбасса от оккупантов большинство членов общины приняли решение отойти от церкви, которая благословляет и поддерживает агрессоров».

Однако митрополит Горловский и Славянский побежденным себя, видимо, не считал и немедленно объявил второй раунд сражения, на этот раз выступая лично от себя, а не от имени епархии.

Поэтому давайте ненадолго отвлечемся и поговорим о самом митрополите Митрофане, он личность примечательная.

«В таком конфликте, как на Донбассе, довольно трудно рассуждать на тему, кто первый начал, у кого было больше прав взять в руки оружие»

44-летний митрополит Горловский и Славянский Митрофан (Андрей Никитин) начал церковную карьеру еще школьником, неся послушание в одном из храмов родного Луганска. Сразу после школы (с 1991-го по 1994 год) был послушником в одном из российских монастырей, а затем вернулся в Украину и сделал стремительную духовную карьеру, став в 18 лет приближенным лицом тогдашнего митрополита Горловского и Славянского, а затем и его преемником.

Резиденция священнослужителя, его, так сказать, основная база, находится в оккупированной Горловке, но оттуда он ездит служить на подконтрольные Украине территории, декларируя, что не делает различий между паствой по обе стороны линии фронта.

Что же до симпатии к боевикам, в которой обвиняют священника, — давайте просто процитируем его слова, сказанные в интервью «Война и мир Горловского архипастыря», размещенном на сайте УПЦ (которая МП): «В таком конфликте, как на Донбассе, довольно трудно рассуждать на тему, кто первый начал, у кого было больше прав взять в руки оружие, кто имел или не имел права наступать, кто нарушил закон, кто его не нарушил». «Приходя в храм, человек не должен переживать, кто служит в этом храме, какую политическую силу он поддерживает, чем он занимается. Мы эту задачу выполняем. Линия фронта передвигается, а люди остаются, они продолжают ходить в храм, молиться Богу. И духовенство остается с людьми», — говорил он.

А вот еще интересный факт. Весной прошлого года митрополит обратился к президенту Владимиру Зеленскому. Причиной стала гибель во время обстрела молодой девушки. Священник назвал это «уголовным преступлением». Между тем главе государства-агрессора он ничего подобного не писал. Стало быть, русские вкупе с боевиками преступлений не совершают?

Еще одна деталь: пастырь много сделал для епархии в годы президентства Януковича. В те времена ему очень симпатизировал тогдашний генпрокурор Пшонка. Бывший чиновник — очень набожный человек, а не только покровитель искусств и известный дизайнер интерьеров.

Однако вернемся к судебным битвам.

Донецкие суды — на стороне митрополита, Верховный — на стороне Свято-Сретенской общины

Итак, после того, как с непокорной общиной не удалось разобраться в хозяйственных судах, в июле 2018 года митрополит Горловский и Славянский Митрофан уже лично подал судебный иск о признании недействительным решения Свято-Сретенской общины о переходе в Киевский патриархат, ссылаясь на устав общины и прочие церковные документы. По уставу, община в религиозной и финансовой деятельности подотчетна епархиальному архиерею, и вот он, архиерей, и защищает свои права.

Константиновский горрайонный суд Донецкой области иск… удовлетворил, ссылаясь, между прочим, и на три решения хозяйственных судов. Община подала жалобу в Донецкий апелляционный суд, и тот в основной части оставил решение без изменений.

Тогда уже члены Свято-Сретенской общины обратились в Верховный суд, ссылаясь на Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод и на положения Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях», в которых прямо обозначен приоритет закона над положениями уставов.

Если вкратце, Верховный суд решил, что решения, принятые на общем собрании православной общины, направлены на реализацию прав членов общины. Решение об изменении каноничности касается исключительно прав членов общины. А митрополит — не член общины.


Кассационная жалоба Свято-Сретенской общины удовлетворена, решения предыдущих судов отменены, УПЦ (МП) в лице митрополита Горловского и Славянского Митрофана проиграла.

…Это дело вызывает у человека, далекого от церковной жизни и даже — страшно сказать! — неверующего, множество вопросов. Предположим, храм и церковная казна — вещи вполне материальные, община — юридическое лицо с печатью и реквизитами. Это все стоит денег, и немалых, и тут в рамках закона, который, как мы знаем, одинаков для всех, можно выяснять, кому (снова-таки на основе общего законодательства) это все принадлежит. Но как можно судиться за, простите за пафос, души прихожан, за их убеждения, за их мировоззрение? Правовые и моральные вопросы сосуществования церкви и светского государства исключительно интересны, и к ним мы вернемся в следующем материале.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.