Новости
Ракурс

Украинские маневры: война на общественных началах

Украина не дает повода российским агрессорам для применения оружия. Все это время идет позиционная война, которая долго продолжаться не может. Путин дал команду «зачистить» Крым до 25 марта. Каковы возможные пути урегулирования немирной ситуации на Крымском полуострове?

На этот и многие другие вопросы пытались найти ответы председатель Союза офицеров Украины Евгений Лупаков и Дмитрий Тымчук, руководитель Центра военно-политических исследований, а также координатор группы «Информационное сопротивление». Именно эта структура на начальном этапе конфликта в Крыму фактически взяла на себя функции государства — информировать народ Украины и мировое сообщество о событиях в нашей стране. А страница военного эксперта и блогера в Facebook на протяжении последних недель и вовсе стала для многих украинских и мировых СМИ едва ли не самым важным и ценным источником информации.

«Главным приказом Министерства обороны Украины для военных в Крыму был приказ стоять. Как минимум две недели назад они должны были знать, зачем они это делают. Им должны были дать временные или событийные отметки, после чего украинские военнослужащие могут принимать какие-либо действия, например, уходить на материк. К тому же «стоять» им приходится в условиях очень жесткого прессинга по всем направлениям, в том числе из тыла: на семьи военнослужащих оказывается огромное давление. Украинским военным также рассказывают, что фактически они находятся на территории уже независимого государства, не имеющего к Украине никакого отношения. С первых дней оккупации среди наших военных распространялись слухи о том, что на материке их никто не ждет, они числятся изменниками и их сразу же арестуют. Эта ложь должна была опровергаться военным руководством Украины. На деле же выходило так: мы получали неофициальные данные из Генштаба и доводили их к сведению наших войск. Но ведь я не имею на это никаких полномочий и компетенции. Я — военный пенсионер. И только пару дней назад, когда войска уже начали «сыпаться», мы услышали эту официальную позицию Министерства обороны, а позавчера — заявление Генпрокуратуры о том, что действительно никаких дел не заведено и тех, кто не изменил присяге, воспринимают как героев», — говорит Д. Тымчук.

По словам эксперта, группа «Информационное сопротивление» неофициально проводила консультации с различными ведомствами, пытаясь разобраться, почему украинские войска все еще остаются в Крыму. Вырисовалась полуофициальная позиция по этому поводу, которая так и не была озвучена военным: для того, чтобы наше военно-политическое ведомство могло торговаться 27 марта в Генассамблее ООН (звучит, может быть, грубо, но фактически — это так), нам необходимо присутствие наших военнослужащих в Крыму. Ведь при наличии как украинских, так и российских войск мы можем быть полноправным участником процесса, предложить мировую — демилитаризацию Крыма. В противном случае мы будем требовать вывода российских войск. А это уже другой предмет торга.

«Есть военные, которые остались верными присяге. Нужно не забывать, что хотя они не контролируют территорию собственной части, они не сдались. Есть люди, которые поддались на уговоры россиян и готовы принимать присягу на верность России. Есть третья категория, которые пишут рапорта на увольнение, прекращают воинскую службу и уходят по домам. Эти соотношения постоянно меняются. В этом и сложность. Есть шанс надеяться, что в Крыму останутся подразделения, подконтрольные Киеву. Сегодня мы не можем обвинять Министерство обороны, Генеральный штаб в бездействии, ведь это инструмент, который реализовывает волю верховного главнокомандующего. При наличии внятного приказа можно было бы критиковать Минобороны за его исполнение», — добавляет г-н Тымчук.

Практически с начала вторжения в Крым, по словам военного эксперта, их группа отслеживает скопление российских войск на приграничной территории с Украиной: «По нашим оценкам (думаю, наши спецслужбы также к этому склоняются), условием вторжения на Востоке может быть только дестабилизация ситуации в этом регионе. Россия будет вводить войска по просьбе облсоветов, горсоветов, якобы жителей регионов, которые просят Россию помочь защитить их от киевских фашистов и «бандеровцев». Важно понимать: не будет дестабилизации — не будет вторжения. Если еще неделю назад мы наблюдали, как СБУ работает с непосредственными участниками этих акций, то последние дни мы видим, что выбиваются ключевые звенья — организаторы беспорядков: засланные казачки и местные сепаратисты. Это очень позитивные процессы».

«Люди должны понимать, что не всю информацию можно доносить общественности, — говорит Е. Лупаков. — Во время Второй мировой войны отдельные, достаточно крупные военные подразделения направлялись и шли демонстративно совсем в другую сторону, чтобы оттянуть силы противника. Если 27 марта пройдет Генассамблея ООН, 25-го Путин планирует сделать зачистку Крыма, а 26 марта быть на Востоке и Юге Украины, об этом президент или и. о. президента не может заявить открыто. Мы должны уметь анализировать ситуацию. Например, во время Майдана многие говорили открыто: закончится Олимпиада и Путин пойдет на Украину. Но людям нужно говорить хотя бы полуправду, какая задача перед ними стоит.

В прошлом году 5 апреля Союз офицеров проводил очередной, четвертый, автопробег по Севастополю с государственными украинскими и военно-морскими флагами. Если первые два года нас забрасывали яйцами, освистывали, потом относились нейтрально, то в прошлом году нас приветствовали по всему городу. Люди подходили и здоровались. За год спецслужбам России при полном бездействии и даже содействии украинской власти удалось перевернуть ситуацию. Там работали только российские спецподразделения пропаганды и антипропаганды Черноморского флота, вся информационная российская машина работала на Крым, Восток и Юг Украины.

Генерал Кузьмук в свое время на посту министра обороны ввел территориальный принцип комплектования вооруженных сил Украины. С тех пор в Крыму — крымская армия. Абсолютное большинство курсантов севастопольской Академии военно-морских сил Украины — дети офицеров российского Черноморского флота. Можно даже не спрашивать, кому они будут служить. Поэтому у нас проблемы с ВМС Украины».

Д. Тымчук считает, что присутствие украинских войск в Крыму имеет чисто политический аспект: «Нужно учитывать, что это не первый ультиматум Путина. Первый предполагал «очистку» Крыма от украинских войск до крымского референдума. Но наши ребята преподнесли Кремлю сюрприз. Второй датой было 21 марта — как мы видим, эта задача также не была выполнена. Наличие украинских войск в Крыму — это чисто политический момент. В военном плане мы не видим варианта использования наших вооруженных сил для возвращения контроля над Крымом. Это провальный сценарий.

Теперь о проекте резолюции Генассамблеи ООН. Если будет принято решение о демилитаризации Крыма, тогда там армии как таковой быть не может — ни украинской, ни крымской, ни российской. Будет стабилизация обстановки в регионе. Далее нужно будет действовать дипломатическими методами. Нужно давить дипломатическими путями, чтобы Европа осуществляла задекларированные ею обещания до конца. Мне кажется, что в комплексе эти меры могли бы серьезно повлиять на Россию и ставить вопрос о Крыме в другой плоскости».

Сегодня нужно обращать особое внимание на события, которые происходят на юго-востоке страны. «Теоретически существуют два сценария российского вторжения, — предполагает Д. Тымчук. — Первый — полноценная военная операция, как 22 июня 1941 года. По нашим последним данным, по периметрам украинских границ находятся 83 тысячи человек всех российских группировок. Белорусскую группировку считаем маловероятной. Лукашенко не возражает Кремлю, но по ряду других факторов видно, что он далеко не приветствует вторжение россиян в Украину. Последние две недели СМИ Беларуси, находящиеся под полной цензурой верхушки, начинают довольно жестко критиковать россиян и показывать, что белорусы выступают за единую суверенную Украину.

Черниговское направление скорее также не считаю вероятным. Общая группировка сил там порядка 4 тысяч человек. Скорее всего, эта часть может быть плацдармом для десантирования в наш тыл.

Основное направление — это Донецк. Но там мы не видим пропорции по родам войск, чтобы можно было говорить о создании тактических группировок для наступления. Грубо говоря, подразделение в комплексе должно прикрываться ПВО, должна быть задействована армейская авиация и т. п. Поэтому я склоняюсь ко второму варианту, то есть сценарию, близкому к Крыму: «туристы Путина» и местные сепаратисты захватывают органы власти, прежде всего местные советы, после этого обращаются к России за помощью. И тут два варианта: либо под видом миротворцев появляются российские войска, или же из ниоткуда появляются «зеленые человечки». Для этого сценария нужен хаос в регионе. Об этом нам всем нужно помнить и не допустить этого».

На вопрос о том, если решение Генассамблеи ООН будет в пользу Украины, каким образом оно может быть реализовано, Е. Лупаков ответил, что в первую очередь нужно выводить военных, членов их семей, патриотов Украины на материковую часть: «Ведь уже сейчас многие люди исчезают. Этот вопрос нужно решать через Международный красный крест. Военнослужащие должны быть обеспечены жильем, финансированием. Военные, верные присяге Украине, получат по их согласию равнозначные должности. Крым является районом боевых действий, поэтому, как уже было объявлено, военные получат статус участников боевых действий со всеми положительными для них последствиями.

Все мы видели красивую картинку, где курсанты Военно-морской академии во время исполнения российского гимна пели «Ще не вмерла України і Слава, і Воля». Но сразу же возникает вопрос: где им доучиваться? Союз офицеров Украины уже обратился к и. о. президента с требованием обратиться в Америку, чтобы дать возможность нашим курсантам завершить обучение в Военно-морской академии США в Аннаполисе. Мне кажется, там они получат неплохие знания».

Есть информация о существовании плана по защите Крыма от аннексии Россией, который, по словам экс-главы аэромобильных войск Украины Ивана Якубца, был предложен Турчинову. По неподтвержденным данным, имеющимся в распоряжении Д. Тымчука, этот план продвигался и был уже на стадии реализации. В последний момент был дан отбой: «Я хочу вставить свои «пять копеек» по поводу реализации планов. Звучало много вопросов: почему мы не проводим антитеррористическую операцию в Крыму? Ведь Путин сказал, что войск там нет, а есть так называемая самооборона, «зеленые человечки» — то есть, террористы. На самом деле, ситуация воспринимается неправильно. Дело в том, что большая часть этих военных принадлежит Черноморскому флоту РФ. То, что они без знаков различия, — это второй вопрос. Де-юре они там находятся на основании двусторонних договоров. И если бы началась антитеррористическая операция и убили российского солдата, тут же Россия достала бы документы, сказав, что эти военные находятся на территории Крыма легально. Это бы означало: «бандеровская» армия начинает убивать российских военнослужащих, которые там находятся законно.

Кстати, если в 2005 году при Ющенко были представлены пять сценарных планов по применению вооруженных сил, то при Януковиче это все было уничтожено. Никаких планов по защите нашей территории — ни Крыма, ни остальных регионов Украины, ни Украины в целом не существовало. Особенно со стороны России. Мы можем посмотреть по карте и увидеть дислокацию наших войск».

По мнению Е. Лупакова, операция не была проведена по причине переходного периода: «Тогда среднее звено силовых структур вообще не знало, кому служить. Думаю, власти не были уверены в том, что военным не дадут другую команду. О чем можно говорить, если последние министры обороны у нас назначались ФСБ России?».

«Сегодня нам нужно идти по турецкому варианту. Нам ничего другого не остается, — говорит г-н Лупаков. — Турки после Второй мировой войны обратились к Америке с просьбой дать им корабли, подводные лодки. Америка дала. Затем попросили Германию поделиться технологиями изготовления подводных лодок. На сегодня Турция по немецкой технологии сама производит и продает их.

Николаевский Черноморский завод когда-то сам строил подводные лодки. Сегодня американские сенаторы обращаются в свой Сенат с требованием предоставить Украине техническую помощь. Возможно, немцы нам также предложат и подводные лодки, и другую технику. Дай только Бог нам не допустить перерастания этой подлой войны со стороны России в полномасштабное противостояние».

Несмотря на то, что весь мир сегодня порвал военно-технические связи с Россией, Украина продолжает поставлять комплектующие для оружия в эту страну. По словам Е. Лупакова, до сих пор даже не разорвано Соглашение о сотрудничестве между СБУ и ФСБ: «А ведь это соглашение можно было прекратить на уровне министров. Мы только говорим о люстрации, а ничего не делаем. Надо немедленно перезагрузить власть — перейти на новые штаты, начиная от ВР и заканчивая сельсоветом».

Д. Тымчук назвал сегодняшнюю ситуацию просто шизофренической: «Мы видим иностранное вторжение и продолжаем поставлять военную продукцию непрямого назначения этой стране. С другой стороны, война не объявлена, де-юре Россия все еще не является врагом. Ситуация должна решаться централизованно, должна быть какая-то единая позиция, идущая сверху».

«Сегодня идет частичная мобилизация, но что это такое, никто толком не разъяснил. Военкоматы не переведены на военное положение. Сегодня в районных военкоматах вместо тринадцати осталось два человека (начальник и секретарь), которым нужно мобилизовать две тысячи человек. Многие люди пошли работать туда на общественных началах. Однако война не ведется на общественных началах», — сетует г-н Лупаков.

Говоря о возрождении фактически потерянных ВМС Украины, Д. Тымчук отметил, что перед тем, как решать, какие ВМС нам нужны, нужно определиться, что мы выбираем — внеблоковость или вхождение в НАТО: «При внеблоковом статусе нужно исходить из потребностей собственной обороноспособности. К тому же, при внеблоковом статусе должна быть только призывная армия. Это колоссальные экономические затраты.

Если мы идем в НАТО (мне кажется, это лучший вариант), то это решение наименее обременительное для экономики. В НАТО есть специализация. Когда мы готовились к вступлению в Альянс, у нас были намеки на специализацию — транспортная авиация, инженерно-саперные части. Если выбираем НАТО — тогда нет смысла в призывной армии. Это большая, высокоэффективная и хорошо оснащенная контрактная армия.

Е. Лупаков оптимистически добавил, что у нас есть все возможности для довольно быстрого возрождения армии: «В мире нет второй такой страны, как Украина, по возможностям военно-морского строительства. Здесь находились четыре крупнейших судостроительных завода в мире и СССР. У нас есть и возможности, и специалисты — все можно возродить. Например, часть нам дает НАТО, часть мы строим сами. Думаю, за пять-семь лет это возможно. Главное сегодня — не пустить врага на материк. Следующее — освободить наш украинский Крым».

Обсуждение проходило на пресс-конференции «Немирные проблемы Крыма: пути урегулирования» в информационном агентстве «Обозреватель».


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter


Загрузка...