Новости
Ракурс

Вирус сепаратизма: что разрывает Украину

Сегодня одна из важнейших тем, которая волнует большинство, — ситуация на юго-востоке Украины. Многие из нас задаются вопросом: действительно ли мы, украинцы, такие разные, настолько ли глубоки политические противоречия, языковые и культурные отличия между регионами? Или все же кому-то выгодно сталкивать нас лбами, нажимая нужные кнопки и вбрасывая новые темы для споров? Ведь не секрет, что информационные манипуляции в XXI веке могут дать фору самым смелым разработкам оружейников.

Если обратиться к социологии, то последние исследования, проведенные с 16 по 30 марта 2014 года*, показали довольно интересные результаты, по которым можно судить, что идеи сепаратизма исходят вовсе не от народа, а насаждаются извне. Ведь, согласно опросу, абсолютное большинство населения нашей страны — 89% — воспринимают Украину как свою Родину: от Западного региона (97%) до Донбасса (89%). Только 6% населения хотели бы, чтобы их область вышла из состава Украины и создала свое независимое государство, больше всего таких на Донбассе (17%), меньше всего — на Западе Украины (2%). Хотели бы, чтобы их область вышла из состава Украины и присоединилась к другому государству, 9% украинцев, больше всего — на Донбассе (24%). Причем это желание у дончан растет с возрастом: среди молодежи до 30 лет отсоединить свои области и присоединить к другой стране хотели бы 13%, среди людей старше 55 лет таких 29%.

Идею федерализации Украины не поддерживают 52% украинцев, 23% высказываются «за». Не секрет, что Донбасс является регионом, где сегодня немало сторонников этой формы государственного устройства. Но, как показывают опросы, большинство выступающих за федерацию чаще всего не совсем понимают, какой смысл кроется за этим термином. В этом уверен и Александр Вишняк, руководитель социологической службы Ukrainian Sociology Service: «Уверен, что 90% респондентов совсем не понимают, что такое федерализация. Более того, в мире существуют десятки различных форм федераций. Так, если рассматривать Конституцию РФ, эта страна является федеральным государством. Но, например, полномочия Воронежской или Смоленской областей не больше, чем полномочия той же Харьковской или Винницкой. Единственное отличие, что в России существуют так называемые законодательные собрания, но они никаких законов принимать не могут».

«Сегодня от сепаратистов можно услышать: мы хотим федерализации и отсоединения от Украины. Но федерализация и сепаратизм — диаметрально противоположные вещи, — объясняет Эдуард Зейналов, председатель Общественного союза «Громадська варта». — Федерация — это объединение (от лат. foederātiō — объединение, союз). На основании конфедерации были созданы, например, США. Все это лозунги, навязанные сверху. По моему мнению, есть несколько основных причин сложившейся ситуации на юго-востоке Украины. Первая — все это провоцируется из России. Об этом можно судить по предъявленным требованиям. Народные депутаты с Юго-Востока говорят с трибуны, что никто не слышит эти регионы. Но если спросить их, что именно они требуют, конкретный ответ мы вряд ли услышим. Ими не был разработан ни один законопроект, предлагающий какие-то изменения. Напротив, сегодня предоставление полномочий регионам предлагают совсем другие люди. Все это говорит о том, что это искусственно спровоцированная и навязанная ситуация.

Почему в этих мероприятиях принимают участие простые люди? Социально-экономическое положение в юго-восточных регионах достаточно плачевное. Например, и Львов, и Луганск имеют одинаковые полномочия, но отношение местного сообщества и политиков региона к своему городу очень отличаются. На протяжении четырех лет, когда представители Юго-Востока были у власти, социально-экономическое положение в этих регионах значительно ухудшилось. Почему люди вышли именно сейчас? Я считаю, что их акции протеста связаны больше с прошлым. Кроме того, идет информационная война. В отличие от киевского Майдана, здесь мы наблюдаем совершенно другие лозунги и призывы. Если Майдан работал на объединение, то в Луганске строят виселицу для бандеровцев».

Определенную роль играет также убежденность юго-восточных регионов в том, что они являются «житницей» всей Украины, зарабатывая основные средства для бюджета страны и, соответственно, всю страну и кормят. «Это как в СССР все были убеждены, что Советский Союз кормит полмира, — говорит господин Зейналов. — А когда он развалился, мы вдруг увидели, что живем намного беднее других стран».

Кстати, по своему опыту знаю, что никакие доводы и ссылки на серьезные экономические ресурсы не могут эту уверенность пошатнуть. Позволю себе небольшое отступление, хорошо иллюстрирующее подобную ситуацию. В 1959 году в Москве состоялась «Американская национальная выставка», где по задумке организаторов были представлены две «типичные кухни» — советская и американская. На американской кухне стояли соковыжималка и стиральная машина, которая особенно потрясла Хрущева (в то время стиральные машины, как и телевизоры, были у подавляющего большинства американцев, но оставались экзотикой в СССР). Казалось бы, каждый посетитель выставки должен был увидеть преимущества капитализма перед социализмом, ведь это было очевидно. Но «типичная советская кухня» на выставке примерно соответствовала по своему техническому оснащению американской. Советские посетители прекрасно понимали, что эта кухня не является «типичной советской». Значит, заключали они, и американская экспозиция является такой же фальшивкой.

«Нужно принимать законы, которые не дадут возможности разжигать конфликты. Поэтому вопрос предоставления полномочий местным советам сегодня очень насущный. Необходимо, чтобы представители юго-восточных регионов вносили свои предложения, которые обсуждались бы на круглых столах, в обществе. Делать это нужно быстро, ведь это устранит основную подоплеку того, что людям не дают высказать свое мнение, реализовать свое право. Ясно, что искусственные провокации будут повторяться до президентских выборов, поэтому вопрос передачи власти на места будет самым актуальным вопросом в украинском политикуме», — считает Э. Зейналов.

Абсолютное большинство населения Украины — 72% — считает, что сегодня существуют серьезные угрозы для Украины. Тремя крупнейшими угрозами граждане считают захват Украины или части территории другими государствами (48%), распад Украины на несколько частей (43%) и экономический упадок (42%). При этом в западном регионе больше, чем в других, опасаются захвата украинских территорий (63%), на Востоке — экономического упадка (58%), а на Донбассе — потери управляемости государством, хаоса (31%).

Чтобы преодолеть все эти угрозы, по словам Вадима Черныша, представителя Центра по изучению проблем безопасности и противодействия отмыванию средств, нужно прибегать к правильным точечным как стратегическим, так и тактическим действиям: «Сегодня целый ряд мероприятий, которые должны проводиться, к сожалению, не задействованы. Особенно это касается регионов, где существует угроза вторжения иностранных войск, и где нужно проводить мероприятия по гражданской обороне, подготовке населения, обеспечению соответствующей инфраструктурой. Но там не наблюдается эффективной деятельности. Актуально внедрение системы территориальной обороны. Это, кстати, прописано в законодательстве. Территориальная оборона — это не только военные, это целый ряд структур — например, логистическая, а также система администрации. В такие времена гражданские должны сотрудничать с военными.

В Уголовном кодексе Украины есть три статьи, которые можно применять для квалификации действий, происходящих сегодня на юго-востоке Украины. Элемент уголовного преследования не срабатывает: пример тому — Топаз, которого выпускают и он вновь активно продолжает начатую деятельность. В ст. 109 («Действия, направленные на насильственную смену или свержение конституционного строя, или захват государственной власти») и ст. 110 УК («Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины»), по моему мнению, выпадает важный элемент — финансирование подобных действий. Мы наблюдаем сегодня разветвленную сеть юридических и физических лиц, которые обеспечивают финансирование подобных структур в Украине, целью которых является поддержка сепаратистских настроений.

Статья 258 УК, предусматривающая ответственность за терроризм и финансирование терроризма, редко применяется. Ведь у нас не построена эффективная система выявления каналов финансирования, в которой были бы задействованы все государственные органы: и пограничная служба, и налоговая, и Национальный банк, и непосредственно правоохранительные органы. Это объясняется тем, что Украина до сих пор не имела подобного опыта. Поэтому разработка такой системы очень важна. Мы же пока говорим только о силовых вариантах, но это не решает проблему.

Стандартом борьбы с сепаратизмом является информационное противодействие, действия по снижению мотивации для отделения. Ведь у каждого из этих людей своя причина: у кого-то — язык, у других — экономическая составляющая, у третьих — просто ностальгия. Нужно задействовать механизмы для снижения таких мотиваций. Мы видим, как отмена языкового закона была использована для стимулирования возмущения людей. На самом деле это не было серьезной угрозой, но стало серьезным поводом для негодования, стало почвой для сепаратистских настроений. Согласно тем же опросам, уровень доверия к секторам безопасности — МВД и СБУ — чрезвычайно низкий (МВД полностью доверяют только 2,9% граждан, СБУ — 4,3%). Это является свидетельством того, что реформировать эти две структуры необходимо как можно быстрее».

Луганский журналист Сергей Иванов, описывая ситуацию в городе, отметил, что рядовой луганчанин не является политически заангажированным, простое население поддерживает спокойную жизнь. А также отметил определенное присутствие «наших русских братьев», то есть все, что происходит в городе, на самом деле представляет собой искусственную ситуацию. Он также выразил мнение, что с террористами нужно вести себя так, как поступают с ними, например, в США, Израиле, европейских странах, и в России в том числе. К тому же, ни для кого не секрет, что происходящее в Луганске — это результат, скажем так, весьма не корректного поведения луганской элиты, которая, пытаясь сохранить свое состояние, прибегает к откровенному подстрекательству населения, инспирации не присущих украинскому народу антигосударственных идей. Пытается шантажировать действующую власть. Но если власть будет прибегать к переговорам с шантажистами и террористами, она, скорее всего, закончит так же, как и предыдущая.

Одесский журналист Леонид Штекель отметил, что в Одессе достаточно сильное неприятие Майдана. В то же время эти люди не обязательно выступают за сепаратизм: «Но все же такая тенденция существует, ведь в Одессе огромное количество пенсионеров. И если вы проедете в общественном транспорте, обязательно станете невольным слушателем разговоров о пенсиях и их сравнении в Украине и России, мол, в РФ пенсии в три раза выше. Эта тема звучит постоянно. В Одессе есть группа политиков, которые построили на этом свою карьеру. Поэтому пожар не гаснет, и они стараются его раздуть максимально.

Российское телевидение в Одессе пользуется огромной популярностью, ведь русскоязычное население предпочитает каналы на русском. С другой стороны, собственниками львиной доли одесских каналов являются Кивалов и Труханов. Оба политика, как известно, строили свою программу на максимальном сотрудничестве с Россией. Поэтому влияние российских каналов, а также каналов Кивалова и Труханова в Одессе очень велико. И сейчас телевидение продолжает оставаться таким же, я бы сказал, антимайдановским.

На мой взгляд, главной проблемой является то, что с русскоязычным населением нашего региона никто по-настоящему разговаривать не хочет. Есть огромное количество людей этой категории, в общем не имеющих тенденций к сепаратизму, но которые просто хотели бы иного отношения к себе.

Одесситы смотрят пророссийские каналы, им кажется, что они скептически к ним относятся, но на самом деле рано или поздно начинают воспринимать то, что им хотят донести. Я был поражен, когда очень демократически настроенные люди не просто не принимают, а резко не принимают Майдан. Мне кажется, что с русскоязычными гражданами Украины должен быть особый разговор. При том, что в антимайдановских демонстрациях в Одессе принимают участие намного меньше народа, чем в майдановских, люди колеблются. Огромное количество одесситов видят, что ни прошлая власть, ни нынешняя не хотят с ними говорить. А ведь власть могла бы обратиться к ним и за поддержкой».

Сегодня население Донбасса можно разделить на сепаратистскую, федералистскую и патриотическую части. Местная элита для раскачки ситуации ставит на «сепаратистов», пытаясь также перетянуть на свою сторону тех, кто поддерживает федерализацию. У Киева есть реальный шанс удержать ситуацию, ведь сепаратное и патриотическое движения представляют примерно равные части населения. И если власти удастся профессионально разыграть ситуацию, то сепаратисты останутся в меньшинстве.

Именно социальные исследования являются механизмом, способным донести мысли преимущественного большинства граждан до власти. Согласно этому же соцопросу, значительная часть населения (32%) считает, что между западными и восточными регионами Украины существуют глубокие политические противоречия, языковые и культурные различия, экономические диспропорции, что в перспективе может привести к отделению (либо созданию своих государств, либо вхождению в состав других). Всего так считают на Донбассе (58%) и на Юге (48%), меньше такое мнение свойственно Центру (20%) и Западу (20%). Причем на Донбассе эта мысль о существенных противоречиях между регионами особенно распространена среди людей старшего возраста — так думают 66% людей старше 55 лет и 49% — в возрасте до 30 лет. И эту проблему, которую отфутболивали многие годы, придется все же решать. Если мы хотим жить одной семьей.

Я все время задаюсь вопросом: почему Юго-Восток так долго молчал? Почему реальный беспредел властвующего Януковича не пугал некоторых жителей этих регионов так, как мифические бандеровцы и фашисты? Восток уважает силу или подсознательно тянется к сильной руке? Как-то одна женщина в соцсетях заметила, что их разбудил Майдан. Революция достоинства, самосознания... И если исходить из того, что в любом негативе кроется свой позитив, у нас, украинцев, есть шанс не только выстоять перед лицом общего врага, но и научиться снова слышать и понимать друг друга. Национальная идентичность и самосознание часто формируются в противостоянии.

Обсуждение проходило на пресс-конференции «Кто и почему разрывает Украину: действительно ли регионам свойственен сепаратизм?» в информационном агентстве «Укрінформ».

* Общенациональный опрос населения Украины был проведен для ОС «Громадська варта» при участии Фонда «Демократические инициативы имени Илька Кучерива» с 16 по 30 марта 2014 года. Полевую работу выполнила фирма Ukrainian Sociology Service. Всего было опрошено 2010 респондентов в 24 областях, АР Крым и г. Киеве по квотной выборке, репрезентативной по полу, возрасту, образованию, регионам и типам поселений. Погрешность выборки не превышает 2,3%.

Читайте также: Ахметов говорит, что Украина — это Европа, и опосредованно поддерживает сепаратистов


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter




Загрузка...