Новости
Ракурс
В прошлом году Славянск получил гран-при фестиваля вышиванок

Как сохранить страну

Эта статья — не очередная история о неблагодарных, не блещущих воспитанием или отлынивающих от работы вынужденных переселенцах. Отнюдь не попытка обелить или доказать обратное. А повод задуматься и посмотреть на сложившуюся ситуацию с другой стороны. В последнее время вбросы подобных историй о беженцах в информационное пространство стали особенно частым явлением. И многие из нас множат их, делясь с друзьями в соцсетях, превращая отдельные случаи в тенденцию и закономерность. Вам это ничего не напоминает? А ведь это достаточно известный способ манипуляции — генерализация отдельных случаев, когда из частного делается обобщение. И если мы хотим победить в этой гибридной войне, нужно помнить, что основной ее составляющий элемент — информационные спецоперации.

Loading...

Не нужно забывать, что именно грамотно выстроенное и взращенное годами нагнетание противоречий между Востоком и Западом Украины и привело к нынешней катастрофе. В эскалации конфликта заинтересованы те, кто его придумал и начал. Кому это выгодно? К сожалению, не только России. Такие силы (ни для кого не секрет) есть и в Украине. С 24 июля стартовала избирательная кампания. Именно в это время количество информационных вбросов значительно выросло. Существуют определенные политические силы — «обломки» коммунистов и Партии регионов, которые понимают, что кроме Донбасса за них вряд ли кто-то будет голосовать. Единственный возможный вариант остаться у власти — это внушить жителям восточных регионов, что их все ненавидят, они отвержены, и только эти политики защищают их интересы. Сегодня идет поиск врага. Не для того ли, чтобы отвлечь от врага истинного? Люди ищут его там, где он доступнее.

Один из самых популярных и распространенных — миф о том, что Донбасс не украинский по определению. Что народ спит и видит, как присоединиться к России. Но многочисленные социологические исследования показывают другую картину. Владимир Кипень, директор Донецкой областной общественной организации «Институт социальных исследований и политического анализа», отмечает: «В апреле наш институт проводил социологическое исследование по Донецку с соответствующей выборкой. Оказалось, что только 27% населения имели пророссийские взгляды. Полностью поддерживали Россию 20%. Половина опрошенных были «за» единую Украину. Бросать Донбасс Украине нельзя, там миллионы наших соотечественников, которые воспримут это как предательство. Такое мнение в определенном смысле существует среди населения Крыма, которое считает, что Украина их бросила и не защитила».

Галина Олейникова — известный в Донбассе эколог, правозащитник, была вынуждена, как и многие другие, все бросить и уехать из родного города. Сейчас живет во Львове, занимается координацией помощи таким же, как сама, вынужденным переселенцам. Она отмечает, говоря о менталитете своих земляков, что культурные различия, конечно же, существуют: многие из жителей Востока любят ввернуть крепкое словцо, имеют горячий нрав.

«Нужно не забывать, что большинство из них — люди, которые не отошли от пережитого, они, скажем так, слегка неадекватны, — говорит Галина. — Характеризуя состояние массового сознания в Донбассе, социологи и политологи называют его травмированным. Травма порождает страх, обиду, ненависть. По приезду с этими людьми обязательно должны работать психологи. Я считаю, что у нас неправильная политика государства в отношении переселенцев. Ведь переселенец переселенцу — рознь. Они должны проходить некую проверку, а не растворяться в обществе. Может быть, этим людям стоит выдавать что-то вроде памятки — как себя вести на новом месте, чтобы не попасть в неловкие ситуации. Во Львове, например, слова «дякую», «будь ласка», «перепрошую» — как воздух. Это не характерно для Востока. Пройдясь по Львову, вдохнув неимоверную атмосферу истории, почувствовав доброжелательность гостеприимных львовян, переселенцы сами преображаются. Хочу отметить, что в управлении социальной защиты у себя на родине я не видела таких добрых и открытых людей, как во Львове. Это «человечные чиновники». Для нас это что-то невообразимое. Ты приходишь, и с тобой тут нянчатся. Спасибо огромное волонтерам и общественным организациям. Главное, чтобы люди не подогревали негатив в информационном пространстве».

Еще один миф: принято считать, что Донбасс не воюет. В каждом из добровольческих батальонов: «Шахтерск», «Артемовск», «Донбасс», «Днепр-1», «Днепр-2», «Азов», «Айдар» — есть немало жителей этого региона, а в некоторых они составляют большую часть. Их фамилии не доступны широком кругу — безопасность ни родственникам, ни членам их семей никто гарантировать не может. Но командиры ведь всем известны, они — местные, защищают свою малую Родину.

«Я побывал в освобожденных Славянске и Краматорске. Пришел к печальному выводу, что мы можем выиграть войну, но проиграть страну, — говорит Сергей Гармаш, главный редактор информационного агентства «ОстроВ», координатор Комитета патриотических сил Донбасса. — Я не увидел системных изменений. Те же люди у власти. Те же правоохранительные органы. Отсутствует государственная политика — как кадровая, так и информационная. С людьми никто не работает. В Славянске был интересный случай: бабушка убеждала меня, что ее город освободила не украинская армия, а российская».

Как преодолеть противоречия между отдельными регионами? Украина, где есть анклав, несколько враждебный к центру, не уникальна — такие проблемы есть у множества стран. Но там есть и программы по ассимиляции, преодолению противоречий. У нас пока ничего такого нет.

«Надеюсь, что эта война послужит уроком, — говорит известный донецкий блогер Денис Казанский. — Сейчас хороший шанс для Донбасса (к сожалению, страшной ценой) увидеть других украинцев. Удостовериться, что там нет фашистов. Возможно, это поломает их стереотипы. Если они вернутся домой — это уже будут другие люди, которые совсем по-иному смогут воспринимать пропаганду. Я считаю, что если человек ведет антигосударственную деятельность, его должны лишать гражданства. В Прибалтике, например, есть серые паспорта: ты не можешь голосовать, участвовать в выборах. Должна быть проведена чистка, денацификация. Ведь немалая часть населения Донбасса сегодня настроена шовинистически. Здесь популярны ультраправые российские взгляды — черносотенство, сталинизм, национал-большевизм, которые формировали донецкую идентичность. Нужно так же, как это было сделано в Германии после разгрома нацизма, устранить навсегда из политического поля людей, которые занимались насаждением этой враждебной идеологии. Немцам тоже долго внушали, что они были унижены всей остальной Европой, что их растоптали. Потом, когда нацистское марево ушло, население увидело, что виноват-то Гитлер и его тоталитарная идеология. Очень важно обеспечить децентрализацию власти, чтобы не было разговоров о том, кто и кого кормит».

Как скоро восстановятся разрушенные города? На этот вопрос вряд ли кто-то может дать ответ. Поэтому проблема вынужденных переселенцев будет актуальной еще долго. «Давно пора создать министерство или департамент по работе с переселенцами, — говорит Д. Казанцев. — И дело ведь не только в сегодняшних проблемах. Дело в политике. На Востоке годами культивировались сепаратизм, национальная рознь, ложная идентичность, людей настраивали против Украины. Не нужно списывать со счетов, что в Донбассе много криминалитета. Сейчас там творится вакханалия: огромное количество людей (рецидивисты, бывшие осужденные, просто неблагополучные) чувствует полную безнаказанность. Что с ними делать потом? Нужна структура, которая должна с этим работать. Внутренняя миграция требует переустройства инфраструктуры. Например, в общежитиях Донецкого медуниверситета и национального университета живут террористы — они выгнали оттуда студентов. Это казармы. Существует проблема: те, кто окончил вуз в этом году, не смогли защититься. Остались без диплома. А ведь вуз — это коллектив преподавателей, помещение и студенты. Возможно, стоило бы подумать о временном переводе вузов из зоны АТО».

В. Кипень считает, что первоочередной тактической задачей является информационно-просветительская работа среди населения Востока. Развенчивание мифов фактами и конкретикой. Такая работа требует учета ментальности населения при его информировании — только «ура-патриотичные» призывы здесь восприниматься не будут, а на фоне боевых действий могут привести к противоположному результату. Стратегическая задача — десепаратизация. Проект закона о противодействии и предотвращении сепаратизма и преодолении последствий сепаратисткой деятельности на территории Украины (десепаратизации) уже принят ВР в первом чтении.

«Мы готовим предложения об усовершенствовании этого законопроекта от общественности региона, которая объединилась в Комитет патриотических сил Донбасса. Законопроект предусматривает очищение системы управления Донбассом. Он будет касаться тех, кто непосредственно проявил себя как сепаратист или неявно был на стороне сепаратистов, не выполняя свои профессиональные обязанности. Дорога тут должна быть прямая: закон — суд — тюремный срок. Закон о десепаратизации потеряет всякий смысл, если будет принят после выборов. Если законопроект не станет законом, мы не можем быть уверены, что чертополох, который буйно растет в Донбассе, будет уничтожен до конца».

«Вопрос выживания для новой власти — это вопрос возможности привлечения активных сил, воюющих на Востоке, в какое-то политическое русло, — считает Тимофей Милованов, профессор Питтсбургского университета. — Ведь уже зреет конфликт среди добровольцев в АТО, которые видят, что ничего не изменилось. Что нужно сделать? Главное — решать экономические проблемы. Когда люди станут жить лучше, они начнут поддерживать государство. Например, конкретные вещи: не начислять штрафы налоговой тому бизнесу, у которого отобрали все. Это нонсенс. Тендеры на развитие региона обязательно должны быть прозрачными. При тендере нужно учитывать, что, например, 50% рабочих мест должны отдаваться местному населению. Не будет работы — снова будет революция. И самое главное — нужно идентифицировать патриотов из Донбасса и привести к власти на местах. Сейчас есть шанс всей Украине измениться именно через Восток. Это уникальная возможность».

С. Гармаш, делясь своими личными впечатлениями после поездки в Славянск и Краматорск, шутливо отметил: «Главный барометр для меня — это моя теща. Она ходила на референдум, была сепаратисткой. Сейчас она — за Украину. Плачет при виде украинского флага. И рассказывает, что люди, которые ходили голосовать за ДНР, конечно же, голосовали не за Россию. Просто пытались изменить жизнь к лучшему».

Разве все мы, украинцы, не хотим этого же? Помните цитату из фильма «А зори здесь тихие»? «Война — это не кто кого перестреляет. Война — это кто кого передумает»... В мирное время каждый из нас может позволить себе поддаться эмоциям. Страна — нет. Если мы хотим победить в этой войне.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter


Загрузка...