Новости
Ракурс
Фото Максима Кудимца, Insider

Добровольцы вне закона

Спартанцы не спрашивают о врагах — сколько их, они спрашивают — где они? Наши спартанцы — это добровольцы, которые в первых рядах встали на защиту своей страны. Казалось бы, человек, который добровольно решил противостоять агрессору, без сомнения, должен получить поддержку от государства — быть одет-обут, вооружен, накормлен, защищен и обеспечен боевой техникой. Если де-факто государство признало деятельность добровольческих батальонов, то на законодательном уровне пока не предпринимает каких-либо действий для их легализации. Абсурдная ситуация: добровольцы, которые защищают нас с вами, сами остаются совершенно не защищенными. Когда им всеми силами помогает общество, государство наблюдает со стороны. Эти люди уходят на реальную войну, получают ранения, а иногда уходят навсегда, пополняя другие батальоны — ангелов-хранителей...

Нередки истории, когда добровольцам, давно уже воюющим на Востоке, приходят домой повестки. Человек не может явиться в военкомат, ведь уже пребывает в зоне АТО. Но как это доказать? Нет документов, подтверждающих, где вы находитесь и что там делаете.

Сегодня также есть вопросы к критериям и принципам набора добровольцев. Самый главный из которых — удается ли на этапе создания батальонов отсекать не совсем адекватных личностей. Ведь люди, которые идут на войну, должны иметь холодную голову и быть способными контролировать свои эмоции. Есть вопросы и к подготовке: не во всех батальонах проходят так называемый курс молодого бойца.

Еще один вопрос — функционирование добровольческих батальонов. Бойцы должны быть обеспечены всем, начиная с еды и заканчивая оружием и бронетехникой. Оружие должно надлежащим образом передаваться и храниться. Сегодня с этим полная неразбериха. Активисты, занимающиеся снабжением армии, констатируют, что на складах есть сотни тысяч единиц бронетехники, но государство опасается давать ее добровольческим батальонам. Из-за этого мы несем огромные потери.

«Ко мне как юристу нередко обращаются участники добровольческих батальонов, ведь сейчас наблюдается некий хаос, — говорит Олег Веремеенко, адвокат, сотрудничающий с Украинским Хельсинским союзом по правам человека. — Приведу пример из своей практики. Один из командиров добровольческого батальона вез в ремонт вооружение — несколько отобранных у террористов стволов и подаренных добровольцами коллиматорных прицелов. Устанавливать прицелы должен оружейник, к которому и направлялся доброволец. Попал в автокатастрофу. Приехала ГАИ. Увидела незарегистрированное оружие. Предоставив первую медпомощь, его увезли в общую камеру в СИЗО. К нам обратились за юридической помощью. Это случилось недалеко от Кременчуга. Я пошел к местному прокурору — молодому холеному парню в прокурорской форме с золотыми погонами. Говорю ему: «Как юрист я согласен с тем, что он перевозил оружие незаконно, нарушил ст. 263 УК («Незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывными веществами». — Ред.) Мы сидим с вами в здании, а в 150 километрах от него стоят российские установки «Град», одни сутки — и они накроют ваш прокурорский офис. Благодаря таким, как этот парень, мы все еще целы».

По причине того, что на сегодняшний момент нет прописанного легитимного механизма формирования и функционирования добровольческих батальонов, отличить людей, которых волнует судьба Украины, от тех, кому, мягко говоря, незнакомо чувство патриотизма, очень непросто. Группы, имеющие вооружение и применяющие силу, вызывают резонные вопросы у работников правоохранительных органов относительно того, не являются ли эти батальоны преступными группировками. К тому же, не нужно забывать, что в событиях, поднимающих очень большой общественный интерес и привлекающих волонтерскую помощь, как правило, не гнушаются участвовать те, кто хочет откусить свой кусок пирога.

С подъемом волонтерского движения в Украине никуда не исчезло желание правоохранительных органов выслужиться. «Сегодня очень рискуют те, кто транспортирует оружие. У нас в производстве находится дело по ст. 263 УК, которое раздули и пытаются заработать галочку, — рассказывает адвокат Ксения Проконова. — Людям продолжают активно шиться подобные материалы. Правоохранители ведь должны реабилитироваться, показать, что работают и пресекают незаконные действия».

Государство должно защищать тех, кто вышел защищать страну и народ Украины. Какие шаги для этого нужно предпринять? О. Веремеенко считает, что, во-первых, надо приравнять добровольцев к участникам боевых действий. Во-вторых, законодательно прописать механизмы передачи оружия, техники добровольческим батальонам, чтобы придать им правовой статус: «Эти меры помогут заставить остановиться нашего врага: агрессор будет понимать, что батальоны вооружены всем необходимым для эффективного сопротивления. Еще один момент — попадание в плен. Бойцы добровольческих батальонов, по моей информации, находятся в самой трудной ситуации: как правило, их пытают с особой жестокостью и в большинстве случаев убивают. Агрессоры считают их врагом номер один. На сегодня государство недостаточно активно работает в этом направлении. Именно поэтому в последнее время добровольцы берут террористов в плен и не отдают их правоохранительным органам — чтобы обменять на своих товарищей. Юридическая данная процедура не прописана. С этим также что-то нужно делать».

Для решения вопроса перевода в законодательные рамки добровольческих батальонов уже подготовлено несколько законопроектов, которые пока не были приняты Верховной Радой. «Государство будет иметь определенный груз обязательств (а он очень большой) к определенному кругу лиц. Это деньги, — объясняет причины затягивания К. Проконова. — Здесь все очень просто: чем дольше затягиваешь, тем меньше тех, кому потом выплачивать. Да, это обременительно для бюджета, но другого пути у нас нет».

А пока мы все еще пребываем в некоем юридическом вакууме, О. Веремеенко дает советы тем, у кого просто нет другого выхода и приходится перевозить вооружение: «Нужно заранее написать заявление в РОВД о том, что вы хотите добровольно сдать оружие. Носите эту записку с собой в кармане на случай, если вас остановят».

Войн не бывает без потерь. Но если в наших силах их минимизировать, общество и государство просто обязаны защитить не только тех, кто отстаивает нашу свободу и наше будущее, но также их семьи. Мы в долгу перед нашими защитниками: если бы не они, зоной АТО стала бы вся Украина.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter




Загрузка...