Новости
Ракурс
Памятник донору в городе Нарден, Нидерланды. Фото: Ziko van Dijk / wikimedia.org

Пересадка органов? Мы подумаем об этом завтра

Или этот реестр заработает, или Минздрав должен признать, что ничего не сделал, и обратиться в парламент

«Что касается вопроса донорства — я не думал об этом. Этот вопрос требует осмысления. Но я больше склоняюсь к «да», чем «нет», — ответил Владимир Гройсман на вопрос журналиста о том, сможет ли премьер-министр показать пример своему народу и одним из первых заявить о готовности стать донором. Беседа состоялась во время форума Ялтинской европейской стратегии (YES), проходившего в сентябре этого года в Киеве. Кстати, юбилейную XV встречу открывал экс-президент Польши Александр Квасьневский, имеющий карту донора и, видимо, для себя этот вопрос давно решивший.

Вопрос развития трансплантологии мегаважный для нашей страны: около 3000 граждан Украина теряет ежегодно, а выделенные государством средства на лечение за границей спасают жизни лишь нескольким сотням людей.

Для осмысления вопроса о донорстве премьер-министру осталось чуть более пары месяцев. Ведь, согласно новому закону о трансплантации («О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно здравоохранения и трансплантации органов и других анатомических материалов человеку»), с вступлением его в силу с 1 января 2019 года украинцы должны будут решить, готовы ли они стать донорами после смерти (в Украине действует презумпция несогласия).

 

Догонит ли Украина Молдову

Пересадка органов давно стала стандартом лечения во многих странах. Украина застряла в другой эре: пациенты нередко узнают о том, что в их ситуации может помочь трансплантация, не из уст официальной медицины, а случайно — с экрана телевизора или из соцсетей.

Посмотрим на статистику. 126 пересадок были выполнены в нашей стране в 2016 году (из них 119 трансплантаций почки, пять — печени, одна — легких). Почти во всех случаях в качестве донора выступал родственник. Трупных трансплантаций провели лишь две. В то время как за рубежом подавляющее большинство операций проводят с применением трупного донорства, то есть пересадки органов или тканей умершего человека. Поэтому у наших сограждан, нуждающихся в трансплантации, выбор зачастую невелик: ехать за рубеж (позволить себе дорогостоящую операцию могут немногие) или встать в хвост очереди за жизнью. Вначале придется собрать стопку документов для участия в программе «Лечение граждан Украины за рубежом». Затем дотянуть до операции, что является непростой задачей: пациентов намного больше, чем государство выделяет средств. Не все выдерживают, многие опускают руки. По подсчетам общественной организации «Национальное движение за трансплантацию», в прошлом году 17 человек ушли из жизни либо во время сбора документов, либо не дождавшись своей очереди. Те, кто решил бороться до конца, вот уже 60 дней живут в палатках под Минздравом.

Украинцы часто едут на пересадку в соседнюю Беларусь. В вопросе трансплантологии нашим соседям-белорусам удалось сделать большой рывок: еще в 2011 году страна сумела войти в топ-50 наиболее развитых в сфере трансплантации государств мира. Беларусь по количеству трансплантаций на 1 млн населения (по данным ВОЗ) занимает 24-е место, а также единственная из СНГ входит в топ-50. Возможности белорусского здравоохранения позволяют помогать и себе, и иностранцам (большая часть из которых украинцы). Заработанные деньги вкладываются в дальнейшее развитие высокотехнологичной медицинской помощи.

Трансплантология развивается в Хорватии, Словении, Казахстане, Эстонии, Латвии, Молдове... Почему же в Украине трансплантации трупных органов практически не наблюдается? Наверное, вместо поддержки государства и реальных шагов у нас много шума и пиара.

В Молдове на днях проходил XIX европейский День донора. Участие принимали все европейские страны. Украину представляли лишь члены общественной организации «Национальное движение за трансплантацию». В то время как Молдова принимает международные конференции по трансплантации и донорству, Украина даже не удосужилась отправить официальных представителей. Мероприятия по популяризации донорства на улицах Кишинева уже стали привычными. Здесь проводят тематические концерты, ведут разъяснительную работу среди населения, организовывают национальные конкурсы детских рисунков на тему донорства и спасенной жизни, открыли мемориал, посвященный донорству. В то время как в Украине по информационному пространству продолжают гулять «черные трансплантологи».

Почтовые марки Молдовы. «Донорство органов. Надежда на жизнь». Фото: ebay.com

Несмотря на реальные шаги и запуск, трансплантация в Молдове лишь в зачаточном состоянии. По словам Юрия Андреева, главы ОО «Национальное движение за трансплантацию», здесь проводятся операции по пересадке почки и печени, однако из-за недостатка доноров немало людей из листов ожидания умирают.

«В стране еще не запущена трансплантация сердца и костного мозга, пересадка органов детям. Чтобы спасти своих граждан, местная власть наладила тесное сотрудничество с Румынией и Австрией, и тяжелобольные пациенты едут лечиться именно сюда, — рассказывает Юрий Андреев. — Украина имеет гораздо больший потенциал, больше возможностей. И мы не смогли до сих пор сделать элементарного. Наш Координационный центр работает только на бумаге. Государство не знает, сколько вообще людей нуждается в новом органе. Несмотря на принятие нового закона, когда исполнительной власти дают все рычаги влияния, мы не смогли вовремя создать Единую электронную систему трансплантации».

Реализация закона о трансплантации — под угрозой

К сожалению, до сих пор ничего не слышно о результатах пилотного проекта по развитию трансплантации, анонсированного в начале года Минздравом. А ведь государство, привычно стенающее о дефиците средств, выделило на него 112 млн грн. Однако проект до сих пор не запустили и, похоже, спустили на тормоза. Пересадок нет. Куда ушли деньги? Об этом «Ракурс» писал в статье «На что Минздрав потратит деньги для лечения тяжелобольных пациентов».

Реализация нового закона о трансплантации также под угрозой. «1 октября должен был заработать реестр, являющийся составной частью проголосованного закона о трансплантации, который вступает в силу 1 января 2019 года. При отсутствии реестра по трансплантации вступление в силу данного закона может повлечь за собой огромную опасность... Или этот реестр должен заработать, или Минздрав должен признать, что они ничего не сделали, и обратиться в парламент, чтобы отсрочить начало действия закона с 2020 года», — заявила Ольга Богомолец, глава Комитета ВР по вопросам здравоохранения, на последнем заседании комитета.

О том, что не все радужно с подготовительным этапом по воплощению закона о трансплантации в жизнь, свидетельствует последняя тихая рокировка в Минздраве: теперь за это поле деятельности вместо замминистра здравоохранения Александра Линчевского будет отвечать другой заместитель — Роман Илык. На данном этапе он разбирается с «наработками» своего предшественника.

Пока украинское государство не популяризирует донорство, эта тема обрастает домыслами и множеством спекуляций. Во многих странах артисты, спортсмены, политики в публичных выступлениях заявляют, что в случае смерти готовы отдать свои органы ради спасения другой жизни. Люди с самого детства привыкают к тому, что трансплантация — это нормальный способ лечения, и нет ничего противозаконного в том, чтобы взять органы у погибшего. «На небе ваши органы не нужны» — гласят таблички в соборах Испании.

К сожалению, Украина зачастую даже не способна взять под свое крыло пациентов, перенесших трансплантацию за рубежом. Грозная проблема — обеспечение медикаментами. Многие пациенты привозят их с собой — кто-то из Беларуси, кто-то из Индии. Однако лекарства имеют плохое свойство — заканчиваться, а некоторые из них в нашей стране купить невозможно. Об этом хорошо осведомлен трансплантолог из Индии Комаракши Балакришнан, недавно посетивший Украину и прихвативший с собой «аптечку». Врач чувствует ответственность за своих пациентов. Государство за своих граждан — нет.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter