Новости
Ракурс
Определяя, что является оружием, а что нет, эксперты руководствуются инструкцией, которая… имеет гриф «для служебного пользования». Фото: RonaldPlett / pixabay.com

«Оружейные» дела в украинских судах — чистая лотерея

Недавно мы исследовали вопрос, как далеко простираются границы необходимой обороны и может ли человек считать себя правым, предположим, калеча или даже убивая нападающего. А теперь давайте поговорим об орудиях защиты, и начнем, пожалуй, не с ружей и пистолетов, а с того, что обычно попадается под руку. Например, в деле, о котором «Ракурс» писал недавно, оправданный Верховным судом человек убил кухонным ножом другого человека, вломившегося к нему ночью в квартиру. Но кухонный нож не оружие. Вы можете нести в сумке целый арсенал здоровенных и остро заточенных поварских ножей и тесаков, и претензий к вам не будет. Но если вместо них в сумке окажется…

Loading...

Впрочем, обо всем по порядку.

Хоть в Украине и не действует прецедентное право, все равно знаковые судебные решения становятся своего рода точкой отсчета и образцом того, как можно трактовать закон и особенно — как использовать слабые места в законодательном поле. Одним из таких знаковых решений можно считать оправдательный приговор по делу о холодном оружии, вынесенный Печерским районным судом Киева в феврале 2018 года.

 

Вот эта история. Один киевский художник, коллекционировавший разнообразные ножи-сабли-штыки, решил дополнить коллекцию итальянским штык-ножом примерно (чтоб не соврать) позапрошлого века. (Забегая вперед, скажу, что на интернет-барахолках вроде OLX такого добра навалом. Настоящий старый штык-нож в приличном состоянии можно найти за сравнительно небольшие деньги — от 500 до 3000 грн. За самый дорогой, который мне попался сходу, только я задала запрос, — шведский штык-нож, 1896 года, к винтовке «Маузер», — на том же ОLX просили чуть более 11 тыс. грн.) Художник сторговал итальянский штык за 2300, договорился встретиться с продавцом возле станции метро «Лыбедская», отдал деньги, забрал свой антиквариат… и уже в метро его пригласили в комнату полиции, где распотрошили пакет и достали оттуда злополучный штык-нож. Разрешения на его ношение, понятное дело, не было.

В суде художник рассказал, что коллекционирует старинные предметы еще со времен студенческой юности, и да, среди этих предметов есть оружие. Он иллюстрирует исторические романы и фэнтези, и старинное оружие ему необходимо: а как иначе его нарисовать? Друг обвиняемого подтвердил, что его товарищ уже лет двадцать — заядлый собиратель предметов старины, а сам он представил свой диплом и удостоверение Союза художников Украины, а также кипу журналов и книг со своими иллюстрациями. Суд согласился с тем, что прежде чем изобразить казака с саблей, хорошо бы увидеть реальную саблю. Короче говоря, иллюстрации, представленные художником суду, «содержат изображения предметов, похожих на холодное оружие».

Одним словом, художник доказал, что он добропорядочный и законопослушный человек, никого убивать штыком не собирался и даже вез его домой, тщательно упаковав в несколько слоев полиэтилена, чтобы не дай бог никого не поранить.

Но оправдали подсудимого формально не поэтому. Смотрите, какая интересная получается штука: ч. 2 ст. 263 УК Украины «Незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами» звучит так: «Ношение, изготовление, ремонт или сбыт кинжалов, финских ножей, кастетов или другого холодного оружия без предусмотренного законом разрешения…» ну и дальше там о наказании от штрафа до лишения свободы на срок до трех лет.

Читаем еще раз внимательно: «предусмотренного законом разрешения». Каким законом? Видимо, законом об оружии. Которого в Украине… нет!

Как сказано в приговоре, суд действительно установил факт ношения художником холодного оружия. Однако в нашей стране действует презумпция невиновности, и сам художник не обязан был доказывать, что он не собирался этим штык-ножом кого-нибудь зарезать. Да, собственно, и колоть штык-ножом живую цель можно, только присобачив его к винтовке. Ну и все исследованные материалы подтверждают, что он — приличный, благонадежный и законопослушный гражданин. Таким образом, событие преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 263 УК Украины, отсутствует.

Скриншот с сайта olx.ua

Но главное даже не в этом. «Соответствующие действия лица могут считаться преступными, — сказано в приговоре, — при условии существования закона, который определяет порядок ношения холодного оружия, но лицо без такого разрешения носит оружие… Таким образом, государство не вправе применять к лицу процессуальное принуждение в виде уголовной ответственности за отсутствие разрешения, предоставленного законом, пока нет закона, предусматривающего получение такого разрешения».

Итак, суд пришел к выводу, что закона нет, и, соответственно, ни прокурор, ни следователь не могли написать в обвинительном заключении, на основании какого такого Закона Украины обвиняемый должен был получать разрешение.

А и правда, на каком основании?

Так вот, чтоб вы знали, вместо закона у нас существует приказ МВД №622 от (будете смеяться) 1998 года. Это своего рода инструкция, еще милицейская, о том, как и кому разрешено обращаться с оружием. Читать ее без соответствующей психологической подготовки, сопровождаемой принятием горячительных напитков, невозможно: за двадцать лет ее так перелатали и перештопали, что живого места на ней нет, и разобраться, кто на ком стоял, крайне сложно. Но за неимением гербовой бумаги пишем на туалетной, поэтому приказ МВД, в котором поправок больше, чем собственно текста, продолжает служить своего рода «заменителем закона».

Именно поэтому решение Печерского районного суда Киева — оправдать подсудимого за отсутствием события преступления — можно считать знаковым. И дело тут, я считаю, даже не в том, что у нас нет закона об оружии, а в том, что этот прецедент ясно показывает: не может суд выносить обвинительные приговоры, руководствуясь приказами, должностными инструкциями и справками для внутреннего пользования, которые якобы заменяют закон. Все просто.

Кстати, коллекционный штык-нож, изъятый полицией, художнику вернули.

А теперь снова вернемся к ст. 263 УК Украины «Незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами» и еще раз внимательно перечитаем фразу: «Ношение, изготовление, ремонт или сбыт кинжалов, финских ножей, кастетов или другого холодного оружия без предусмотренного законом разрешения…»

Сейчас я собираюсь вцепиться в словосочетание «или другого холодного оружия». Дело в том, что обычный гражданин, как правило, не знает, что является оружием, а что нет. Мой охотничий ножик — оружие? А кастет? Кастет — конечно! А если он пластиковый, то как? А если вместо кастета кто-то таскал с собой «ромашку» — здоровенный вентиль, и даже проломил им голову?

Определяя, что является оружием, а что нет, эксперты руководствуются инструкцией, которая… имеет гриф «для служебного пользования» (о ней подробно расскажет наш эксперт). Но в целом из-за отсутствия четкой законодательной базы «оружейные» дела — это лотерея. На конечный результат может повлиять что угодно, в том числе личность подсудимого.

Как мне показалось, дело, которое прошло через Верховный суд полгода тому, — как раз из таких. Итак, в 2016 году одним из районных судов Винницы был осужден на пять с половиной лет лишения свободы некий гражданин. Как и художника-коллекционера, его остановили на улице поздно вечером, и в барсетке у него нашли интересную металлическую штуковину — телескопическую дубинку. А еще гражданин этот был ранее условно осужден за хулиганство и ходил «под сроком». В общем, картина складывается неприятная: условно осужденный дяденька в половине двенадцатого ночи разгуливает по улице с дубинкой, а тут полиция… Ну, одним словом, получил он год лишения свободы, а вместе со старым сроком вышло полтора. Апелляционный суд увеличил срок до двух лет.

Адвокат осужденного обратился в Верховный суд с кассационной жалобой, суть которой коротко можно объяснить доводами, изложенными в решении по первому делу: раз уж у нас нет закона, предусматривающего порядок предоставления разрешения на ношение оружия, стало быть, в ношении дубинки нет события преступления.

Верховный суд признал, что апелляционный суд не проанализировал должным образом, был ли в действиях прямой умысел. Решение отменили, дело отправили в апелляционный суд на новое рассмотрение. А самого фигуранта на всякий случай оставили под стражей на два месяца.

А вот дальше интересно. «Что касается доводов… о том, что при отсутствии в Украине закона, который регулировал бы порядок предоставления разрешения на ношение оружия, в действиях [подсудимого] отсутствует состав преступления, то они являются безосновательными, поскольку норма ст. 263 УК Украины является субсидиарной и для понимания незаконности обращения с оружием требует анализа соответствующего закона. При этом понятие «закон», которое использовал законодатель, имеет расширенное толкование и включает в себя законодательство в целом, в том числе нормативные акты, регулирующие соответственные правоотношения, нарушение которых создает объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 263 УК Украины…»

То есть выходит, что решать можно и так и этак. Закона вроде как нет, но под «законом» суд может понимать и инструкцию МВД… Симпатичного художника оправдали, несимпатичного хулигана оставили под стражей. Говорю же — лотерея!


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter