Новости
Ракурс
Трансплантация органов. Фото: Needpix

Зачем нужен еще один закон о трансплантации, о пациентах в Индии и связи азартных игр с пересадкой органов

На днях в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект №2457 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины, регулирующие вопросы трансплантации анатомических материалов человеку». Как стало в последнее время традицией, о нем говорили, на него ссылались и даже призывали депутатов проголосовать, но текст на сайте ВР появился 18 ноября поздно вечером — спустя несколько дней после регистрации.

В Комитете по вопросам здоровья нации, медицинской помощи и медицинского страхования заявили, что документ «обеспечит построение дееспособной и эффективной системы трансплантации в Украине». Кажется, мы это уже слышали. В мае 2018 года был принят закон о трансплантации, обещающий стать прорывом. Однако, как показал горький опыт, закон не может запустить процесс, а вот остановить ему под силу.

Новый закон о трансплантации, вступив в действие 1 января 2019 года, заблокировал даже то, что работало — родственные пересадки органов. Фактически второй год идет борьба с этим законом — отсрочка его действия.

Что не так с этим законом? Чтобы закон о трансплантации органов полноценно заработал, законодатель давал время привести в соответствие нормативно-правовую базу. Для этого нужно было пересмотреть все действующие нормативно-правовые акты на предмет соответствия законодательству, принять новую «нормативку». Это огромный кусок рутинной работы, который сделан не был.

Следуя букве нового закона, трансплантация органов возможна лишь при условии создания и запуска Единой государственной информационной системы трансплантации (ЕГИСТ). В противном случае после операции по пересадке органов врача ждала уголовная ответственность — за нарушение процедуры трансплантации. Чтобы разблокировать пересадки органов в Украине, действие нового закона пришлось отстрочить до 1 января 2020 года. Прошел год. Этот закон снова работать не сможет — по тем же причинам. Поэтому его действие следует — правильно — снова отсрочить.

На родине трансплантологии — без пересадок

Украина считается родиной трансплантологии, но успехами в этой отрасли похвалиться нам нечем. Сравните ежегодные потребности в трансплантации органов, озвученные известным хирургом-трансплантологом, академиком НАМНУ Александром Никоненко на недавней конференции в Запорожье, с реальными пересадками. Потребность в пересадках почки в нашей стране — 2500 в год (выполнено 2100 за 30 лет), сердца — 1200 (проведено восемь), печени — 500 (выполнено 128).

«В год мы могли бы выполнять почти 5000 трансплантаций органов. Это называется донорский потенциал страны. Стольких людей мы могли бы спасти», — говорит Александр Никоненко.

За трансплантацией органов наши сограждане зачастую вынуждены ехать за границу. Программа «Лечение граждан Украины за рубежом» была создана для тех, кому украинские медики на родине помочь не могут. Украинцы вынуждены ехать за границу, чтобы сделать, например, пересадку костного мозга, почки, печени, сердца, легких... Так, в 2019 году в зарубежных клиниках украинцам пересадили 22 сердца, в девяти случаях — сердце-легкие, было проведено 105 пересадок почки и 27 печени. Всего в зарубежных клиниках было пересажено 163 органа, это стоило Украине 342 млн грн. В Украине же в 2019 году было проведено 38 трансплантаций (37 — почки, одна — печени).

Согласно действующему законодательству, государство гарантирует оплату лечения в зарубежных клиниках, если оно невозможно в Украине. Тем не менее, все упирается в финансовый тупик. Денег на всех пациентов в «очереди за жизнью» недостаточно. Чтобы спасти больше нуждающихся, с каждым годом Украина закладывает в бюджете на программу лечения за рубежом все больше средств (см. фото). Нам приходится кормить чужую медицину, пока мы не развиваем свою.

Трансплантация органов

Пока в Украине вокруг трансплантации органов вместо реальных шагов много шума и пиара, все больше стран отказывается делать пересадки органов иностранцам. Украинцы чаще всего едут для трансплантации в Индию и Беларусь. По словам Юрия Андреева, главы ОО «Национальное движение за трансплантацию», Беларусь мы уже переполнили на 10 лет вперед, а клиники Индии уже год как не делают украинцам такие операции.

Так, восемь украинцев, среди которых двое детей, находятся в Индии в ожидании органов для пересадки. Кто-то ждет сердце, кто-то — легкие... Некоторые в тяжелом состоянии. Вместо планируемых двух-четырех месяцев их пребывание здесь затянулось на долгих полгода, у других — еще больше. Этим летом не дождался операции в Индии подросток из Украины Назар Балик. Приехав за спасительной операцией, эти люди стали заложниками ситуации. В прошлом году законодательство в Индии изменилось, органы для пересадки в первую очередь отдают своим гражданам. По сообщению консульства Украины в Индии, последнюю трансплантацию органов украинцу в этой стране провели в октябре 2018 года. Об этом консульство не единожды информировало Минздрав, чтобы принять меры и не отправлять в эту страну новых пациентов. Однако даже после множества предупреждений в Индию приехали еще трое украинцев.

Жизнь этих людей висит на волоске и зависит от украинских чиновников. Они звонят во все колокола и вот уже полгода ждут реальных действий с украинской стороны. По словам Юрия Андреева, они обращались не только в Минздрав, есть официальные письма с просьбой вмешаться в ситуацию к президенту, премьер-министру Украины. Бездействие украинских чиновников вынудило обратиться к министру здравоохранения и премьер-министру Индии. Пока результатов нет.

С чего начинается трансплантация органов, или Что удалось сделать

«По сути, развитие трансплантологии предыдущим руководством Минздрава было провалено, — отмечает Юрий Андреев. — Вопрос не в законодательстве, а в рутинной работе. Сейчас в Украине проводят трансплантации от родственных доноров. Почему у нас нет трупной трансплантации? Отсутствие органов. В реанимации больниц, которые аккредитованы и имеют право осуществлять забор органов от умершего человека, нет элементарного оборудования для того, чтобы провести констатацию смерти мозга. А именно с этого начинается трансплантация».

Как отмечают эксперты, в Украине 80% больниц не имеют необходимого оборудования для диагностики смерти мозга. Во всех странах это стандартная и обязательная процедура. Она включает несколько этапов, длится ориентировочно шесть часов, что исключает ошибки в постановке диагноза. Несмотря на то, что сегодня определен порядок диагностики смерти мозга, эта процедура еще не введена в рутинную практику в Украине и остается одной из первоочередных задач.

Система ЕГИСТ, без которой, согласно закону о трансплантации 2018 года, невозможен подбор пары донор-реципиент, была создана в апреле 2019 года и передана в Минздрав для тестирования. Однако введение этой системы в работу снова откладывается до 2021 года. Как обещают в Минздраве, полноценная работа ЕГИСТ в тестовом режиме планируется в апреле следующего года, над этим «активно работают специалисты по диджитализации».

Среди новаций закона о трансплантации органов — внедрение ключевой единицы в системе трансплантации — трансплант-координатора, в функции которого входит выявление потенциального донора и получение согласия на изъятие органов. Трансплант-координатор фактически осуществляет сопровождение анатомического материала от его изъятия до пересадки. В феврале 2019 года в Украине среди перечня профессий появился и трансплант-координатор. Идет подготовка этих специалистов, в частности, в Запорожской медицинской академии последипломного образования Минздрава Украины.

По словам Александра Никоненко, подготовка трансплант-координаторов ведется, но пока их никто не трудоустраивает. Поэтому о трансплант-координации пока говорить не приходиться.

Существует перечень учреждений, которые, согласно постановлению правительства, считаются базами изъятия органов. На деле это привело к тому, что руководство больниц, не входящих в этот список, считают, что постановка диагноза смерти мозга их не касается. Например, в перечне нет Института нейрохирургии им. Ромоданова, куда везут пациентов с инсультами. Хотя во всем мире это наиболее вероятные доноры. Было принято решение отменить этот перечень. В будущем базой изъятия органов может быть каждое лечебное учреждение, где есть реанимация.

В Минздраве также сообщают, что продолжается работа с правоохранительными органами. Они готовы помочь создать алгоритм действий, который позволит врачам работать четко в правовом поле и не бояться сделать неверный шаг в процессе трансплантации органов.

Еще один мегаважный вопрос — финансирование. Несмотря на громкие заявления, в госбюджете на следующий год на развитие трансплантации органов заложено, как и в прошлом году, 112 млн грн. Может быть, рассчитывают на средства, полученные от лицензирования азартных игр.

«В следующем году в случае перевыполнения поступлений платы за лицензии на осуществление деятельности в сфере организации и проведения азартных игр, которые парламент планирует легализовать путем лицензирования, сверх объемов, определенных приложением, такие средства будут направлены на: модернизацию и обновление материально-технической базы многопрофильных больниц интенсивного лечения; обеспечение оперативного лечения по трансплантации органов и других анатомических материалов; лечение граждан Украины за рубежом», — говорится в законе о госбюджете на 2020 год.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter




Загрузка...