Новости
Ракурс
Борьба с коронавирусом и подготовка к следующей пандемии. Фото: engin akyurt / Unsplash

Готовимся к следующей пандемии: ошибки в борьбе с коронавирусом

Разговор о противостоянии грядущим пандемиям может показаться преждевременным, но на самом деле мы уже опоздали. После трехмесячного карантина, сковавшего большинство населения планеты и оказавшего беспрецедентное воздействие на мировое сообщество, налицо совершенные ошибки в борьбе с коронавирусом и упущенные возможности.

Называть введенные меры по борьбе с коронавирусом чрезмерными — дело опасное, ибо вы рискуете быть причисленным к категории людей, в принципе возражающих против каких бы то ни было ограничений. Одним из экстремальных примеров этой категории является бразильский президент Болсонару, продолжающий выступать против ограничительных мер, в то время как его страна вышла на второе место в мире по количеству инфицированных, а медицинские службы в таких городах, как Сан-Паулу, взывают о помощи в связи с переполненными отделениями интенсивной терапии.

К этой же категории относится и президент США Трамп, который систематически подрывает все усилия по поддержанию физической дистанции, открыто принимает сторону вооруженных демонстрантов, протестующих против ущемляющего их права карантина, и предпочитает играть в гольф в то время, когда число погибших от COVID-19 в стране приближается к символической отметке 100 000 человек.

Борьба с коронавирусом и подготовка к следующей пандемии. Фото: Adam Nieścioruk / Unsplash

Но даже будучи обеими руками за физическое дистанцирование, вы совершите серьезную ошибку, если из страха перед общественным мнением отложите на потом критический разбор повсеместно установленных ограничительных мероприятий. С первого дня пандемии стало ясно, что общество к ней не готово, и даже сейчас, спустя два с половиной месяца борьбы с коронавирусом, такие благополучные страны, как Нидерланды, испытывают хронический дефицит средств индивидуальной защиты (СИЗ). Шестьдесят процентов домов престарелых в Нидерландах до сих пор не обеспечены СИЗ. Мои коллеги и друзья, работающие в службах охраны психического здоровья страны, не имеют масок и других СИЗ, кроме принесенного из дома флакончика дезинфицирующего средства. Как такое возможно?

Борьба с коронавирусом: «Кукушонок COVID»

Расположенный в Нидерландах институт Gupta Strategists опубликовал документ, анализирующий последствия мер по борьбе с коронавирусом, принятых в Нидерландах в ответ на пандемию COVID-19, под названием «Кукушонок COVID». Название исследования связано с тем, что кукушки подкидывают свои яйца в гнезда других птиц, — точно так же пациентам, заразившимся COVID-19, пришлось предоставлять больничные койки, предназначенные для ухода за пациентами с другими, «обычными» заболеваниями. Институт проанализировал все имеющиеся на данный момент цифры и пришел к удивительным и зачастую шокирующим выводам.

В своих расчетах институт использовал показатель QALY's (годы жизни с поправкой на качество), отражающий качество и продолжительность жизни, чтобы иметь возможность перевести свои выводы в понятные всем цифры. В Нидерландах число коек в отделениях реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ), зарезервированных для пациентов с COVID-19, было стремительно увеличено, и в разгар пандемии было создано более 750 дополнительных коек, что вдвое превысило изначальный показатель, составив в общей сложности более 1400 коек для лечения пациентов с COVID-19. В результате было приобретено от 13 до 21 тысячи здоровых лет жизни (QALY's). Сам коронавирус повлек за собой потерю 10‒15 тысяч лет здоровой жизни.

Борьба с коронавирусом. Надпись: «Мир временно закрыт». Фото: Edwin Hooper / Unsplash

На борьбу с коронавирусом были брошены все силы, в результате чего пришлось сократить другие медицинские услуги, что, по подсчетам института, привело к потере от 100 до 400 тысяч лет здоровой жизни. Это произошло потому, что люди не могли получить медицинскую помощь, поскольку были отменены регулярные медицинские осмотры, например, раковых больных, а также многие боялись обращаться к врачу и предпочитали оставаться дома, зачастую обрекая себя на смерть.

Этот вопрос был также поднят группой 600 американских врачей, написавших президенту Трампу открытое письмо, в котором говорилось об «экспоненциальном росте негативных последствий для здоровья» в результате ограничительных мер по борьбе с COVID-19. Врачи отмечали, что число звонков на горячие линии по предотвращению самоубийств увеличилось на 600%, а 150 тысяч американцев с раковыми заболеваниями не смогли пройти регулярные обследования. Они также указывали на большое число людей, опасающихся обращаться за медицинской помощью, включая тех, у кого случился сердечный приступ, но они не вызвали скорую из страха заразиться коронавирусом и умерли у себя дома. Во время пандемии COVID-19 пациентам с менее тяжелыми сердечно-сосудистыми заболеваниями была оказана помощь лишь в 40% случаев.

Сколько стоит год здоровой жизни

Разумеется, письмо врачей сыграет на руку таким людям, как президент Трамп, который считает, что, вводя ограничения, мы «вместе с водой выплескиваем и ребенка». Его могут обнадежить и экономические показатели. Институт Gupta Strategists подсчитал, что стоимость лечения COVID за один QALY составляет от 7 до 23 тысяч евро. Однако борьба с коронавирусом увеличила стоимость других медицинских услуг, в результате чего стоимость одного года здоровой жизни QALY, связанного с COVID, составила от 100 до 250 тысяч евро. Притом что министерство здравоохранения Нидерландов всегда старалось не превышать максимум в 80 тысяч евро за каждый приобретенный год здоровой жизни. Институт призывает к срочному поиску эффективных решений по выходу из сложившейся тревожной ситуации, в частности путем создания дифференцированной больничной системы, перепрофилировав некоторые больницы под COVID.


Точные цифры будут известны лишь в ближайшие годы, но совершенно очевидно, что последствия пандемии COVID-19 беспрецедентны и во многом обусловлены нашей неподготовленностью. Если бы США закрыли свои границы на одну-две недели раньше, это позволило бы спасти от 36 до 54 тысяч жизней (около 60% погибших на сегодняшний день), со всеми вытекающими отсюда финансовыми (и эмоциональными) последствиями.

Неповоротливая бюрократическая машина, раздутый страх перед политическими последствиями, вечные внутренние раздоры в сочетании с неиссякаемой верой в нашу способность контролировать все и вся привели к тому, что в значительной степени является антропогенной катастрофой. Лучшее, что мы можем сейчас сделать, — это попытаться преодолеть ее последствия и использовать полученный опыт борьбы с коронавирусом для подготовки к следующей пандемии. Потому как, согласитесь, следующая пандемия — это всего лишь вопрос времени.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.