Новости
Ракурс
Неоцененное мужество и право на необходимую оборону

Неоцененное мужество и право на необходимую оборону

Эта публикация о правовых и человеческих категориях посвящена мужественному офицеру Александру Попову, который героически погиб в 2017 году в зоне боевых действий. За несколько лет до этого я вела его дело об умышленном убийстве, которое впоследствии переквалифицировали в превышение пределов необходимой обороны. Саши давно нет, а мне до сих пор не хватает его философских размышлений о жизни, патриотизме, чести, долге и семейных ценностях. У него осталось трое маленьких детей.

Право на самозащиту

Собственная адвокатская практика временами свидетельствует об очевидной несправедливости и неверной квалификации гарантированного права человека на самозащиту от противоправных преступных посягательств. Из-за необходимой обороны собственной жизни и безопасности других человек рискует надолго попасть в суровые жернова неумолимой правоохранительной системы.

Уголовный кодекс Украины признает превышением пределов необходимой обороны умышленное причинение посягающему тяжкого вреда, явно не соответствующего опасности посягательства или обстановке защиты (ч. 3 ст. 36 УК). Такие действия влекут за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного убийства (ст. 118) и умышленного тяжкого телесного повреждения (ст. 124).

Однако из этого правила есть исключение, которое дает право на необходимую помощь с превышением пределов вплоть до причинения смерти нападающему. Исключение содержится в ч. 5 ст. 36 УК, по которой не является превышением пределов необходимой обороны и не влечет уголовной ответственности применение оружия или любых других средств или предметов для защиты от нападения вооруженного лица или нападения группы лиц, а также для предотвращения противоправного насильственного вторжения в жилище или иное помещение, независимо от тяжести вреда, причиненного посягающему.

Это подтверждается практикой Верховного суда, в частности, постановлением от 26 апреля 2018 года по делу №342/538/14-к (http://reyestr.court.gov.ua/Review/73758539), где судом признано правомерным умышленное убийство женщины в результате ее противоправного проникновения в жилище вместе с группой лиц с целью нападения.

Однако правозащитный опыт подтверждает случаи неправильной квалификации обстоятельств дела и неправильное применение военной прокуратурой и судом норм о превышении пределов необходимой обороны.

Необходимая оборона — печальная история офицера

Боевой офицер, командир разведывательного отделения Александр Попов вынужден был применить автоматическое оружие на поражение другого военнослужащего. Нападающий находился в состоянии алкогольного и одновременно наркотического опьянения и в течение нескольких часов агрессивно провоцировал драку, угрожая ему и другим бойцам табельным оружием. Перед этим разведчик несколько раз пытался избежать провокации вооруженного конфликта со стороны человека, опасного как для жизни окружающих, так и для интересов военной службы в зоне разграничения. Даже ледяная сталь, приставленная к виску офицера, не лишила его уравновешенности и не подтолкнула к встречному противодействию.

Сдерживание и успокаивание нападающего несколькими товарищами, которые были свидетелями конфликта, ненадолго сглаживало ситуацию. Но стычка обострилась, когда офицер остался один на ночное дежурство. Внезапно он получил в свою сторону прицельные выстрелы и, держа в руках автомат, вынужден был ответить.

Необходимая оборона и неоцененное мужество — история погибшего офицера

Пострадавший был судим за умышленное убийство и до призыва отбывал наказание, чем всегда гордо хвастался, получив репутацию неадекватного и опасного человека. Военная прокуратура квалифицировала смерть нападающего как умышленное убийство и обвинила в этом офицера. Но впоследствии правоохранители согласились переквалифицировать действия на превышение пределов необходимой обороны (ст. 118 УК).

На стадии судебного разбирательства адвокат пыталась отговорить обвиняемого от заключения соглашения о примирении, ведь перспектива оправдательного приговора была очевидной. Однако относительная мягкость наказания — один год служебного ограничения, понижение в должности, звании, вместе с неверием в справедливость правоохранительной и судебной системы — заставила офицера пойти на соглашение. Против этого правозащитник, конечно, не вправе была возражать.

Примирение инициировала жена пострадавшего, которая, собственно, понимала ситуацию и ожидала получения значительной выплаты от государства за смерть мужа в зоне боевых действий. Суд утвердил соглашение, хотя в соответствии с п. 1 ч. 7 ст. 474 УПК Украины должен был усомниться в правильности квалификации деяния со стороны обвинения (приговор Красноармейского горрайонного суда Донецкой области от 29 октября 2015 года http://reyestr.court.gov.ua/Review/52907974).

Наказание вместо награды за смелость

Офицера должна была ожидать награда за смелость. И не только за защиту страны от оккупантов, но и за защиту сослуживцев от вооруженного, агрессивного и ранее судимого человека, хотя и в погонах украинского военного.

Явное несоответствие средств защиты опасности посягательства военная прокуратура обосновывала наличием обычного пистолета у потерпевшего нападающего при применении против него встречной автоматной очереди. Пистолет против автомата стал непреодолимой силой в правосознании прокуратуры, что побудило их квалифицировать правомерные действия бойца как превышение пределов необходимой обороны.


С учетом ч. 5 ст. 36 Уголовного кодекса Украины, нападение вооруженного лица является квалифицирующим признаком для признания правомерным любого причиненного ему вреда. Это должно исключать квалификацию деяния как преступления, в том числе с превышением пределов необходимой обороны. Защита от вооруженного лица в любом случае должна считаться необходимой и правомерной обороной и исключать уголовную ответственность. И не имеет значения, было ли оружие у оборонявшегося. Также не важна и степень уязвимости такого оружия.

Поэтому офицер имел обоснованное право на убийство. Неиспользование этого права могло иметь более тяжелые последствия, поскольку просчитать действия агрессивного и вооруженного человека в состоянии замутненного сознания не трудно. Однако несправедливая реакция правоохранительной системы заставит любого другого, не менее мужественного человека задуматься, прежде чем сломя голову бросаться на защиту от смертельной опасности. Но не Александра Попова. Спустя два года офицера не стало. Он погиб достойно и мужественно, на поле боя, защищая Родину.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.