Новости
Ракурс

Должна ли мать, бросившая ребенка-инвалида, выплатить ему моральный ущерб?

Можно ли определить цену родительской любви и ответственности? С общечеловеческой точки зрения, нет — такие вещи бесценны. Однако в деле, рассмотренном в конце апреля Верховным судом, эта сумма названа. И надо сказать, сумма совсем небольшая — 20 тысяч гривен за 11 лет жизни без матери.

Впрочем, это дело, помимо интересных юридических выводов, которые могут пригодиться, увы, очень многим людям, оказавшимся в сходных обстоятельствах, поражает множеством других деталей. Таких, которые даже в каком-нибудь душераздирающем сериале показались бы надуманными.

Лишить родительских прав

История началась 11 лет назад в крупном портовом приморском городе и началась очень печально: в одной семье родился очень больной ребенок, которому из-за тяжелых врожденных пороков развития нервной системы суждено было стать инвалидом. Обоим родителям было около тридцати — возраст, когда человек уже умеет принимать осознанные решения.

И мать ребенка сделала выбор… оставив малыша в роддоме и написав заявление об отказе от него. Но у ребенка был отец, который взял ответственность на себя. В подавляющем большинстве случаев происходит ровно наоборот: сбегают обычно отцы, и на плечи матерей ложится тяжелейший груз забот о маленьком инвалиде.

Отец обратился в суд с требованием лишить мать родительских прав и взыскать с нее алименты на содержание ребенка. Но суд отказал в рассмотрении иска об алиментах, лишив, впрочем, через полгода мать родительских прав.

Вскоре супруги оформили развод, а дело об алиментах зависло на семь лет. Позже в своих заявлениях мать ребенка обратит внимание на это обстоятельство: чего, мол, бывший муж спохватился и стал добиваться от нее каких-то денег спустя столь долгий срок?

Можно найти несколько объяснений этому, но самым правдоподобным будет то, что отцу было просто не до того. Несчастный ребенок, состоящий на диспансерном учете, за первые пять лет своей жизни перенес три нейрохирургические операции (а к нынешнему времени — уже пять), часто лежал в больнице. Малышу выплачивалась социальная помощь, полагающаяся инвалидам детства. Мать финансово в лечении не помогала.

Впрочем, ей было не до того. Вскоре после развода женщина еще раз вышла замуж, родила ребенка, на этот раз здоровую девочку. Через три года после того, как оставила в роддоме «неудачного» сына, она приобрела трехкомнатную квартиру, которая, по экспертному заключению, стоила немногим более… двух миллионов гривен. Еще через три года женщина продала часть своей недвижимости за полтора миллиона гривен. В общем, жизнь у нее складывалась неплохо, о чем свидетельствовали, кроме всего прочего, поездки на заграничные курорты.

Но к финансовому положению прагматичной матери мы еще вернемся, а теперь давайте об отце, который, наконец, вспомнил об алиментах

Копеечные алименты

В мае 2017 года областной апелляционный суд, куда отец обратился с жалобой на решение районного суда семилетней давности, решение отменил и отправил дело в тот же суд для продолжения рассмотрения. Несколько раз отец уточнял свои требования и в итоге два с половиной года назад остановился вот на чем: алименты в твердой сумме в без малого 14 тысяч гривен ежемесячно (поскольку только на лечение уходит более 10 тысяч гривен в месяц) со времени предъявления иска и до совершеннолетия ребенка плюс 960 с половиной тысяч морального ущерба, причиненного маленькому инвалиду.

Районный суд (напомним, все тот же) иск частично удовлетворил, и это «частично» выглядит просто смешно. С весны 2010-го и по сей день алименты были назначены в твердой денежной сумме, и эта сумма за 11 лет, по мнению суда, должна была увеличиваться с годами с 384 до 1020 гривен в месяц. То есть «не менее 50 процентов прожиточного минимума для ребенка соответствующего возраста». Судебное решение в части взыскания алиментов исполняется немедленно — в рамках суммы платежа за один месяц.

Суд пришел к решению, что отец не доказал траты на лечение.

Что же касается морального ущерба, к которому мы еще вернемся, то районный суд посчитал, что поскольку речь идет об отношениях, регулируемых Семейным кодексом, а в нем такая ситуация не прописана, то и вопрос снимается.

Отец с этим решением не смирился, подал апелляционную жалобу. И год назад областной апелляционный суд, отменив решение районного, принял более справедливое, даже с общечеловеческой точки зрения, решение. Алименты были назначены в твердой сумме — 5 тысяч гривен ежемесячно с того момента, как женщина окончательно ушла из семьи (а было это, когда ребенку исполнилось два с половиной месяца), и до совершеннолетия мальчика.

Устанавливая размер алиментов, суд выяснил, что дамочка, бросившая ребенка-инвалида, имела месячный доход не менее 25 тысяч гривен в месяц. Купля-продажа недвижимости и поездки за границу тоже сыграли свою роль, и районный суд, назначая мизерные алименты, не учел полностью условия статьи 182 Семейного кодекса.

Что касается морального ущерба, то его суд тоже признал. Не 900 с лишним тысяч, а 50, но тут важен сам факт. То, что на тот момент 10-летний больной сын не знал своей матери, по мнению суда, причиняло ему значительные моральные страдания, поэтому мальчик имеет право на возмещение.

Однако мать такое решение не устроило, и она подала кассационную жалобу в Верховный суд.

Долг по алиментам — около 400 тысяч

Женщина требовала оставить в силе решение районного суда, приводя несколько аргументов. В частности, она ссылалась на то, что несколько лет находилась в отпуске по уходу за ребенком. Деньги от проданной квартиры, по ее словам, пошли на лечение матери (полтора миллиона гривен, напомним), а другую квартиру купили за деньги нового мужа. Сама она почти все время была скромной служащей. Скромной служащей, заметим, в государственной разрешительной системе, связанной с крупным международным морским портом, находящимся в городе. Впрочем, полтора года назад она оттуда уволилась, и данных о последующем трудоустройстве в материалах дела нет.

И аргумент, который сражает наповал: женщина говорит, что ее лишили родительских прав, и согласно статье 166 Семейного кодекса она утратила личные неимущественные права в отношении ребенка и освобождена от обязательств по его воспитанию. А значит, и морального ущерба никакого нет.

Верховный суд жалобу женщины… частично удовлетворил.

Что касается алиментов, то лишение родительских прав от их уплаты не освобождает. Их могут присуждать как в твердой сумме, так и в определенной части дохода. Отец посчитал необходимым определить твердую сумму алиментов и в своем первом иске просил взыскать с матери 2 тысячи гривен ежемесячно (и этот иск остался без рассмотрения). Затем он неоднократно менял сумму, остановившись на 13 750, однако определенный апелляционным судом размер в 5 тысяч гривен ежемесячно не обжаловал. Но Верховный суд несколько подкорректировал размер алиментов. Не утомляя читателей подробностями, скажем, что до 2017 года суд назначил 2 тысячи гривен ежемесячно (что в сумме дает более полутораста тысяч), а с 2017-го и до совершеннолетия ребенка — 5 тысяч гривен ежемесячно (это еще почти 250 тысяч на сегодняшний день). Итого, стало быть, около 400 тысяч гривен алиментного долга плюс до совершеннолетия — еще по 5 тысяч в месяц.

А теперь о самом интересном — о возможности взыскания морального ущерба в семейных отношениях.

Когда можно требовать возмещения морального ущерба

Итак, Семейный кодекс предполагает возмещение морального ущерба в шести случаях:

  • если женщина лишилась возможности родить ребенка из-за исполнения ею конституционных, служебных, трудовых обязанностей или в результате противоправного поведения в отношении нее;
  • если мужчина лишился возможности продолжения рода в связи с теми же обстоятельствами;
  • в случае уклонения от исполнения договора о выполнении родительских прав и обязанностей тем из родителей, кто живет с ребенком;
  • в случае уклонения от исполнения решения органа опеки и попечительства об участии в воспитании ребенка;
  • в случае уклонения от исполнения судебного решения об участии в воспитании ребенка;
  • в случае самовольного изменения места проживания малолетнего ребенка.

Чисто технически этот случай не вписывается в приведенныйперечень. Однако Верховный суд посчитал некорректным ограничивать возможность возмещения морального ущерба только этими шестью случаями. Согласно статье 8 Семейного кодекса, если личные имущественные или неимущественные отношения между членами семьи не урегулированы этим кодексом, то они должны регулироваться соответствующими нормами Гражданского кодекса.

В этом случае мать не забрала больного сына из роддома и затем до лишения ее родительских прав уклонялась от своих родительских обязанностей. Осознание того, что мать бросила его, безусловно, заставило ребенка страдать, и суд посчитал, что в этой части апелляционный суд правильно учел этот факт и назначил компенсацию морального ущерба.

Однако в данном случае не доказано то, что мать доставила ребенку страдания, именно не платя алименты (а человек, лишенный родительских прав, напомним, от алиментов не освобождается).

Таким образом, мать частично своего добилась — сумму морального ущерба ей скостили с 50 до 20 тысяч гривен.


Недорого обошлось.

P.S. Кстати, это дело заставляет задуматься еще об одной интересной проблеме: должны ли родители-алиментщики, которые выплачивают на ребенка определенный процент доходов, платить его со сделок купли-продажи недвижимости, например? К этому вопросу мы вернемся в следующем материале.


Заметили ошибку?
Выделите и нажмите Ctrl / Cmd + Enter

.